ЦИВИЛИЗАЦИЯ

Музыка

МУЗЫКА БЕЗ СТЕРЕОТИПОВ
Среди композиторов, создающих в Иране современную музыку, немало этнических азербайджанцев

Сегодня о проблемах и тенденциях музыкального искусства, и не только, с нами беседует известный иранский композитор Хамед Сабет.

Начали мы разговор с вопроса о том, кого можно считать отцом современной иранской музыки? Мешайихи, получившего образование в Австрии, или кого-то другого? А может, это Али Ахмадифер?

По мнению Хамеда Сабета, однозначного ответа на этот вопрос не существует. «Композиторов, создающих современную музыку, у нас мало, но они все же есть. И среди них много этнических азербайджанцев», говорит он.

Родился будущий композитор в Тегеране, в семье азербайджанца и персиянки. Одаренный человек, говорящий на нескольких языках, в том числе прекрасно владеющий азербайджанским, в Иране Хамед знаменит тем, что создает тональности, непостижимые для иранского общества.

«Современная, серьезная музыка, к сожалению, не является существенной частью музыкальной жизни Ирана, и ключевую роль здесь играет опять-таки само общество, застрявшее в мугамах и народных мотивах. Плюс ко всему в Тегеранской консерватории преподаватели консервативны до мозгов костей», - рассуждает Хамед. Интересно, поинтересовался я, знает ли он, что наша консерватория тоже не далеко ушла от тегеранской?

Однако следующая моя мысль, по-моему, обидели композитора: «Уважаемый Хамед, я расцениваю иранскую музыку в контексте восточной. Первый линк, который я получаю от словосочетания «восточная музыка» - это Индия, а потом уже Иран и арабские страны. Сразу вспоминается ситар и табла и чарующий женский вокал, как прекрасный фон к их тембральному своеобразию. Хорошее настроение, заряд бодрости и эмоциональной свежести вам гарантирован. Закройте глаза, впитывайте энергию, наслаждайтесь жизнью. Мы воспитывались на этой музыке в годы СССР. Писатель-журналист Гамид Херисчи сказал однажды: азербайджанцы столько насмотрелись этих индийских фильмов, что в результате у них на лбах появились родинки».

«Я не воспринимаю ту музыку, о которой вы говорите, - возражает мне Хамед. - Восточная музыка понятие растяжимое. Хотя я вас понимаю. Вам с трудом верится, что в Иране может создаваться современная музыка, не вписывающаяся в рамки ваших стереотипов. Но поверьте мне, она есть.

Музыка Ирана для европейцев - это певучие, сладкие и страстные мелодии, вобравшие в себя все разнообразие тысячи и одной лунной и почему-то арабской ночи, тайны египетских храмовых жриц, чувственных обитательниц марокканских гаремов, жизненную силу бедуинок и необыкновенную мудрость бесчисленных шахерезад Ближнего Востока. Эта музыка вводит их в мир, полный контрастов, где уединенная роскошь мраморных дворцов и фонтанов соседствует с пряным воздухом шумных восточных базаров. Они привыкли получать томное наслаждение этими экзотическими туземными гармониями, впадая в транс с косяком в зубах. Но для меня все это вчерашний день. Мир меняется, и не только его западное полушарие. Сегодня в Иране растет новое поколение профессиональных композиторов современной музыки».

«А какими судьбами вы в Азербайджане?», интересуюсь я. Оказывается иранский режиссер, этнический азербайджанец Бабек Ширинсифат, снимает в Азербайджане фильм про Карабах. Сюжет взят из эпоса «Асли и Керем». Героиня Асли является армянкой. А Хамед пишет музыку к этому фильму. Ну что же, похвальное дело, снимать фильм про Карабах. Сначала грузины сняли «Прогулку в Карабах», а теперь иранцы «Асли и Керем». Получается, все интересуются карабахской темой, кроме нас самих. Вообще-то это были мысли вслух, и Хамед их услышал.

«Это мой первый визит в ваш город», - сказал он. - Первое впечатление таково: у вас любят доллары, и Баку - город с высокой влажностью. И еще… касательно ваших слов… Не обижайтесь, но азербайджанцы для меня остаются народом, который сдал Карабах. Я понимаю, здесь никому не нравится, когда напоминают об этом. Но я ведь должен быть искренним?».

И с чего наш гость взял, что я могу обидеться? Этого я у него спрашивать не стала. Но спросила о другом: «Может ли свободно развиваться культура и искусство в стране, где государство вмешивается в то, что есть и что надевать человеку? Ведь люди культуры и искусства должны быть свободны…»

«Мы нашли свой путь и идем по нему. Пытаемся обходить острые углы», - отвечает мне Хамед неохотно.

Следующий вопрос об азербайджанцах, чьи права ущемляются в Иране, причем перманентно.

«Я не политик и не компетентен в этих вопросах, - отвечает композитор. - Я не хочу говорить на эту тему».

Ах, вот где собака зарыта! После такого ответа грех не задать наводящих вопросов (нужно ведь отомстить за Карабах!).

- У человека культуры и искусства могут быть политические взгляды, свое мнение?

- Могут.

- А у вас они есть?

- Есть.

- А почему не желаете поделиться с нами? Ведь вам лучше известно, что происходит в Иране с правами человека. А может, права азербайджанцев не ущемляются вообще? Если так, то расскажите нам. Больше всех о нарушениях прав и свобод в Иране говорят именно ваши соотечественники.

- Нет, я не буду говорить на эту тему.

- Боитесь, опасаетесь чего-то?

- ?!

«Гостей обижать нельзя», гласит народная мудрость. Поэтому я перехожу к следующему вопросу:

- Как вы оцениваете нашу музыку?

- Ваших классиков в Иране знают все. Фикрета Амирова в первую очередь, а потом уже Кара Караева, Ниязи и Узеира Гаджибекова.

- Вы знаете их как композиторов советской империи или как азербайджанских композиторов? - уточняю я.

- Как азербайджанских.

- Как, по-вашему, Хамед, почему иранские фильмы так часто получают престижные премии в Каннах, Берлине и т.п. Некоторые полагают, что это делается для того, чтобы поощрять иранских деятелей культуры и привлекать их в жизнь международного сообщества. А на самом деле, иранское кино отвратительное и если бы не было режима мулл, фильмы которые снимаются у вас, не получили бы ни одну из этих премий. Согласны ли вы с этим утверждением?

- Нет, не согласен. Да, творчество Махмельбафа мне не импонирует и я не воспринимаю его как режиссера. Но как можно игнорировать такого великого деятеля кино, как Киаростами? Я уверен, что все награды и премии, которые он получает, заслуженны.

- Вся культурная жизнь Ирана, насколько мне известно, сконцентрирована в Тегеране. Например, в других городах Ирана нет симфонического оркестра.

- Музыка у нас ограниченная, закрытая. Я же говорил, что народ не воспринимает то, что мы делаем. Как заставить его полюбить академическую и современную музыку? Этот процесс идет очень медленно. А у вас разве не все сконцентрировано в столице? Или помимо Баку есть еще город, который живет богатой культурной жизнью?

Сопротивляться было бесполезно.

КАМА СУТРОВА 

Еженедельная аналитическая газета "Бакинские B>едомости", № 30 (68), 26 августа 2006   
© www.monitorjournal.com | All Rights Reserved