СОЦИУМ

Сфера

НЕЗАНИМАТЕЛЬНАЯ ХИМИЯ
Жульнический цех

По-моему, сегодня Азербайджан очень похож на цех. Ну и что в этом плохого, спросите вы? Что плохого в том, чтобы быть похожим на хорошо работающий, выплачивающий своим работникам приличное жалованье, выпускающий конкурентоспособную продукцию цех? Тем более, если начальник цеха избирается демократическим путем самим коллективом. Все дело в том, что Азербайджан похож на цех, который незаконным путем был приватизирован группой жуликов. На цех, который эта самая группа жулья, с целью его приватизации за бесценок, долгие годы держала без работы, разогнала почти все профессиональные и принципиальные кадры, а остальных ради куска хлеба, иначе никак не назовешь их мизерную зарплату, и под угрозой его потери заставила пресмыкаться перед собой, превратив их в самую обыкновенную безликую толпу. На цех, в котором любой работник, не согласный с мнением руководства, в лучшем случае оказывается на улице без работы, в худшем – гниет в подвалах, а иногда его просто ликвидируют.

А теперь мы расскажем об одном цехе, точнее научно-исследовательском институте, судьба которого совершенно не отличается от судьбы страны последних лет. Прочитав статью до конца, вы, дорогие читатели, убедитесь, что сравнение сделано удачно.

70-летний институт

В районе Баку, именуемом Черным городом, ниже станции «Монтин», уже долгие десятилетия располагается Научно-исследовательский институт Олефинов. В годы второй мировой войны институт, называвшийся тогда АзСК, был одним из сталинских секретных химических заводов. В те годы институт производил для военных целей широкий спектр продукции, начиная с взрывчатки и коктейля Молотова и кончая авиакеросином. Основателем института был академик Марк Далин. То, что сделал Далин для развития химической науки в Азербайджане, можно сравнить только с работой нашего великого химика Юсифа Мамедалиева. В истории института было много ярких личностей, но не могу не упомянуть еще одного выдающегося химика-технолога, до конца своих дней работавшего его директором, – академика Юниса Гамбарова (в «БВ» была статья в связи с его 80-летием).

Институт был создан уже в далеком 1934 году. Историю развития и статус ВНИИОлефин, имевшего свой опытный завод и в советское время подчиненный напрямую Москве, можно охарактеризовать несколькими емкими строчками

- ВНИИОлефин был одним из 3-5 учреждений Азербайджана с самым сильным научным потенциалом;
- разработки института были внедрены на химических предприятиях Сумгайыта, десятка других городов СССР, Болгарии, Чехословакии;
- разработки ВНИИОлефин были удостоены Государственной премии СССР…

От подчинения Москве к независимости

В свое время в институте работало до 600 работников. После развала Союза над НИИ начали сгущаться тучи. Евреи и русские, составлявшие значительную долю ведущих сотрудников, почувствовав ухудшение ситуации, стали разъезжаться. Бывший институт союзного подчинения был введен в состав Госкомпании «Азеркимья». Руководивший институтом до 1991 года Ю.Гамбаров, хоть и с трудом, но смог сохранить все перспективы его развития, даже зарплата выплачивалась вовремя. Однако это продолжалось недолго. В конце 1991 года академик скоропостижно скончался в возрасте 65 лет. После него положение в институте некоторое время сохранялось по инерции. Директора сменялись один за другим, а ситуация все ухудшалась. Зарплату, которую к тому же не выдавалась месяцами, съела инфляция. Материально-техническая база института постепенно выходила из строя. Учреждение стали покидать уже и опытные кадры коренной национальности.

Алигулиевский этап Олефинов

Наконец наступил 1994 год. Коллектив института, поддавшись демагогии, на очередных выборах директора проголосовал за прославившегося отнюдь не научными достижениями йапунского кадра, кандидата физико-математических (?!) наук Рамиза Алигулиева. Вроде бы он должен был спасти институт. Сейчас его уже нет в живых, а о покойных, как известно, принято либо говорить только хорошее, либо вообще не говорить. Поэтому мы ничего о нем говорить не будем, но не сказать о его делах, процессах, происходивших в институте, невозможно. 

Итак, Рамиз муаллим «пришел к власти» и пробыл там ни мало ни много 10 лет, до самой смерти. Коллектив считал, что ничего страшного: плох будет Алигулиев, изберем нового директора. Но они ошибались - времена изменились. Больше в институте выборов не проводилось. Алигулиев превратился в «железную руку» и незаменимого лидера института. В период его руководства число сотрудников АзОлефин на бумаге снизилось до 150-200, а в реальности до 50-60 человек. Все ценное, что можно было продать в институте и на опытном заводе (начиная с аренды и кончая емкостями и трубами), было распродано. От оставшихся в институте 10-15 принципиальных ученых Рамиз муаллим потихоньку избавился. Власть Р.Алигулиева была настолько сильна, что он не хотел даже приватизировать институт. Когда же его об этом спрашивали, отвечал, что ему это не нужно, институт и так принадлежит ему.

Приватизация института

В 2001 году вышел очередной указ главы государства. Согласно этому указу ряд крупных предприятий страны был выставлен на приватизацию в рамках 2-й программы приватизации. Среди этих предприятий был и АзОлефин. Таким образом институт вступил в новый, последний этап своей истории. Как я упоминал выше, Алигулиева приватизация не интересовала. Однако работников охватил страх, страх старых научных работников потерять тот прожиточный минимум, который они имели. Поэтому в адрес президента, премьера, Госкомимущества посыпался дождь телеграмм и писем. Не знаю, было ли это победой или поражением коллектива, однако процесс приватизации был приостановлен, точнее заморожен до 2004 года.

Новый директор и склад для чая «Ахмад»

В 2004 году Алигулиев внезапно скончался. Его место занял кандидат химических наук Гейдар Али оглу Мамедалиев. В противоположность своему предшественнику, новый директор с первого же дня провозгласил своей основной целью приватизацию, основа которой была заложена еще в 2001-м. Как говорят сотрудники института, создавалось впечатление, что Мамедалиеву кроме этого больше делать нечего. Но в действительности Гейдар муаллима интересовало все, кроме науки под названием химия. Достойно представляя чай «Ахмад» в Азербайджане, он отводил все большее число гаражей института под чайные склады. О приписках и прочих делах Г.Мамедалиева, совершенных за счет института, чтобы не утомлять читателей, я писать не буду. А вот о приватизационных приписках обязательно напишу. Так как в этих деяниях есть своего рода уникальность.

Приватизационная афера по-керемовски

Процесс приватизации института можно описать примерно как союз лисы и волка. То есть, в результате сговора руководства института с председателем Госкомитета по управлению госимуществом  (ГКУГИ) Керемом Гасановым, был разработан уникальный метод захвата научно-исследовательского учреждения, имевшего опытный завод, 8 га территории, 4-этажное здания, 4-5 цехов. Не буду говорить о Кереме Гасанове, к его коррупционной деятельности мы ничего добавить не сможем. В процессе приватизации АзОлефин, можно сказать, все сфальсифицировано – комиссии, протоколы, подписи. Видимо, руководство института очень хорошо усвоило избирательные технологии власти, так как какими-то посулами оно сумело привлечь на свою сторону и 10-15 авторитетных и не очень сотрудников института. Таким образом, территория института, разделенная на 4 части, была вроде бы выставлена на приватизацию. 3 части якобы были проданы «инвесторам», но вот куда делись 30% средств, которые должен был получить институт, неизвестно. Говорят, что оставшуюся четверть в виде акций должен приобрести его коллектив. Конечно же, ГКУГИ скажет, что все это делается в рамках закона. Но представьте себе ситуацию, что жильцам 4-комнатной государственной квартиры в один прекрасный день говорят, что они должны освободить 3 комнаты и переселиться в одну, да еще и заплатить за нее. Самым опасным моментом этого процесса является то, что коллектив, даже согласившись на такую аферу, называемую приватизацией, совершенно не имеет понятия, какой будет его дальнейшая судьба.

Наука Мамедалиева

При написании этой статьи я прочитал статью в энциклопедии, посвященную жизни и деятельности самого известного азербайджанского химика Юсифа Мамедалиева. Действительно, в истории нашей страны были такие ярчайшие личности, которые по-настоящему создавали науку. Нынешний директор АзОлефинов Г.Мамедалиев является племянником великого ученого.

Немного отвлекшись, отмечу, что некоторое время назад брат Г.Мамедалиева, генерал МНБ Эльдар Мамедалиев был арестован по обвинению в сотрудничестве с Расулом Гулиевым, то есть в подготовке госпереворота.

Хочу только сказать Гейдар муаллиму, что человеку в конце жизни не остаются ни деньги, ни приватизационные паи. Поступайте так, чтобы ваше имя, в противоположность вашему дяде, не попало в историю как имя директора, разрушившего такой авторитетный институт, как имеющий 70-летнюю историю Олефин.

РАФИК МАМЕДЛИ, mammadli@mail.com

Еженедельная аналитическая газета "Бакинские B>едомости", № 30 (68), 26 августа 2006   
© www.monitorjournal.com | All Rights Reserved