ПАРТИЯ

Раскол

ПЯТАЯ КОЛОННА
Не пора ли Э.Мамедову забыть о наполеоновских планах?

Одним из самых громких событий конца прошлого и начала этого года стал раскол ПННА, одной из старейших в новой истории страны. Разгорелся скандал, во время которого один из основателей и бывший председатель, а ныне лидер партии Этибар Мамедов и новый председатель Али Алиев начали делать заявления, направленные друг против друга. Каждый стал утверждать, что действует в соответствии с уставом, а другой его нарушает. Дальнейшая полемика пошла по принципу «Борис, ты не прав». Это достаточно оживило несколько поутихшую политическую жизнь страны.

В чем же дело, почему вчерашние соратники вдруг стали выдвигать обвинения друг против друга? Официально все дело заключается в том, что нынешний председатель ПННА А.Алиев, не консультируясь с выборными органами партии, принял решение и пошел на сближение с основной частью оппозиции, объединенной в блоке «Азадлыг» и Движении национального единства. Кроме того, он считает исключенным из партии Арзухана Ализаде, который был направлен в ЦИК, и в соответствии с положением, должен был покинуть ряды партии, и который вместе с Видади Махмудлу подписал протоколы, подводящие итоги выборов. Большинство же, во всяком случае так преподносится, членов Центрального совета партии считают действия А.Алиева по сближению с остальной оппозицией неверными. Кроме того, ему рекомендовано заслушать и разобраться в том, что же он все-таки подписал. Этого же мнения придерживается и Э.Мамедов. Все противники А.Алиева считают, что он своими действиями роняет престиж партии, идя на поводу у других.

Попробуем разобраться. Начнем с того, что ПННА создавалась группой интеллигенции, в которой безусловно весьма значительную роль играла и личность Э.Мамедова, бывшего в то время известным оппозиционером, к тому же имевшему ореол борца, так как после 20 января успел посидеть в Лефортово. Но кроме него в числе учредителей были и такие известные личности, как Эльдар Салаев, Шадман Гусейнов, Назим Иманов, Габиль Гусейнли, Эльчин Эфендиев и другие. Что интересно, на сегодняшний день никого из учредителей партии, кроме самого Э.Мамедова, в рядах ПННА не осталось. Одни перешли в другие партии, многие в ЙАП, другие в «Мусават», ДПА, а кто-то вообще стал независимым политиком. Вопрос, почему это произошло, можно считать риторическим. За все время своего существования партия из популярной превратилась в хронического неудачника. И здесь безусловно главная роль принадлежит Э.Мамедову.

ПННА почти сразу после своего рождения превратилась в регионально-родственную партию. Это вызвало отток тех, кто не был с этим согласен. Кроме того, сам Э.Мамедов превратился в какого-то идола или божество, которое все делает правильно и не совершает ошибок. Именно он первым расколол Народный фронт, когда ушел из него и создал свою партию. Несмотря на это, он рассчитывал, что в народнофронтовской власти ему достанется как минимум пост премьера. Когда же он такого поста не получил, предпочел уйти в оппозицию правительству Эльчибея и заняться критикой, ища возможность войти во власть.

Принято считать, что люди малого роста страдают наполеоновским синдромом. По отношению к Э.Мамедову это практически на 100% верно. Еще будучи в руководстве Народного фронта, он явно старался выделиться на фоне других, затмить их своим большим радикализмом. Его не слишком ораторский голос компенсировался умением выстраивать логические цепочки и вести полемику. Нужно признать, что в определенный период это приносило свои плоды. Помню, как в 1989 году став популярным, он тут же обзавелся телохранителями, которые никого к нему просто так не подпускали, а требовалось разрешение (кстати, недавно встретил одного из них, бывшего его соседа, финансовым благополучием он явно не отличался, ведь Э.Мамедов давно про него забыл). И это в то время, когда все остальные, в том числе и Эльчибей, были доступны каждому.

Так вот, в 1992 году он обиделся на своих бывших соратников и решил идти «своим

Наше телевидение не дает нам забыть, как Э.Мамедов вместе с Рагимом Газиевым в парламенте атаковали тогдашнее руководство страны во время путча Сурета Гусейнова. Он быстро нашел общий язык с Гейдаром Алиевым и С.Гусейновым и всячески расшатывал ситуацию. Именно тогда стало окончательно ясно, что Э.Мамедов был троянским конем патриарха в стане Народного фронта. Но гроссмейстер политики переиграл перворазрядника, поймав его в обыкновенную ловушку. Вместе в Г.Алиевым он участвовал в разговоре с Эльчибеем, где была достигнута договоренность о том, что президент остается, Г.Алиев возглавляет парламент, а Э.Мамедов становится премьером. Было очевидно, что он надеялся на скорый уход Эльчибея и Г.Алиева, представлявшегося больным и немощным, и, соответственно, уже реализованными свои наполеоновские планы. Но нет, Г.Алиев, после того разговора вернулся и сказал Эльчибею что-то такое, от чего последний сбежал в Келеки. Договоренность была забыта, пост премьера получил С.Гусейнов, а Э.Мамедов остался при своих. Правда, патриарх не забыл про него и допустил в 1995 году в парламент, предоставил ему достаточную компенсацию в виде различных преференций, в том числе и для его партии.

Понадобился Э.Мамедов в 1998-м, когда основная оппозиция объявила бойкот президентских выборов. Вот тогда Э.Мамедов был призван обеспечить легитимность выборов, участвуя в них как оппозиционный кандидат. Но здесь его вновь подвела наполеоновская болезнь. Он вдруг решил составить конкуренцию Самому. Учитывая, что все остальные лидеры оппозиции в выборах не участвовали, он понял, что есть шанс и повел серьезную борьбу. Хотя выиграть ему не удалось, но крови патриарху он попортил, заставив того также выложиться в предвыборной кампании. Этого Э.Мамедову уже не простили. На следующих выборах его прокатили. Более того, лишили почти всех ранее полученных преференций, а в конце отобрали и штаб партии. Но в 2003 году Э.Мамедов опять пригодился. На сей раз его главной задачей было не допустить выдвижения единого кандидата.

Всем было ясно, что наибольшие шансы в президентской гонке от оппозиции имеет Иса Гамбар. И здесь сыграла свою роль старая, возникшая между ними еще во времена Народного фронта, неприязнь. Э.Мамедов сделал все для раскола. До самого последнего момента оставался шанс, но когда были приняты почти все условия, он выдвинул такие, которые были просто невыполнимы. В результате ему удалось увести часть протестного электората. Но даже не это главное. Все дело в том, что, бросив все силы на достижение единства, оппозиция так и не смогла подготовиться к поствыборной ситуации. Именно отсутствие всесторонне подготовленных сценариев привело к событиям 15 - 16 октября 2003 года. Еще до президентских выборов начался исход из партии известных функционеров. После же выборов ПННА покинули те, кто долгие годы придавал ее регионально-родственному имиджу хоть какой-то цивилизованный вид – Назим Иманов и Ильгар Мамедов. Наконец и сам Э.Мамедов ушел с поста председателя, но остался лидером партии. Причем в устав были внесены такие изменения, что он становился чем-то вроде Хомейни ПННА. Но даже при этом номинальное руководство партией он доверил своему ближайшему родственнику А.Алиеву. На последних выборах он, верный своей роли вместе с другим раскольщиком Аразом Ализаде, не дал возможности объединиться всей оппозиции в едином фронте. Когда уже все было обговорено и «Азадлыг» принял все условия блока «YeS», они вдвоем выдвинули новые условия (помните 2003 год) и помешали объединению.

Когда А.Алиев понял, что фактически возглавляемая им партия стала игрушкой в руках руководства страны, и решил координировать свои действия с «Азадлыг» и Движением национального единства, в его адрес посыпались упреки, вылившиеся в нынешнее противостояние. Конечно, А.Алиев не обладает харизмой Э.Мамедова и скорее всего большинство партийцев его не поддержит, но помимо харизмы еще необходим и авторитет в обществе. А каков этот авторитет у Э.Мамедова, показали выборы 2003 и 2005 годов, когда он оказался аутсайдером в обеих гонках.

Не пора ли забыть о наполеоновских планах?

КЯМАЛ ТЕЙМУРОВ

Еженедельная аналитическая газета "Бакинские ведомости", № 39, 14 января 2006

www.monitorjournal.com