НАУКА

Потери

ЧТО ИМЕЕМ – НЕ ХРАНИМ
История одного оборонного института

В конце прошлого года президент издал указ о создании в стране Министерства оборонной промышленности. Создание такого министерства было необходимо давно. У всех на слуху так называемые военно-промышленные комплексы больших стран, таких как Россия и США. Но такие комплексы существуют не только в этих государствах.

Во времена СССР существовала так называемая семерка министерств ВПК. В нее входили министерства оборонной, электронной, авиационной промышленности, радиотехнической промышленности и приборостроения, промышленности средств связи, общего машиностроения и среднего специального машиностроения. Но безусловно ведущую роль играло министерство оборонной промышленности. Маленькой стране, такой как наша, конечно, ни к чему иметь столько ведомств, поэтому в одной структуре должны быть объединены все предприятия, которые в советское время имели отношение к одному из вышеуказанных министерств. Но кроме всего прочего, необходим еще и опыт работы именно в системе оборонпрома, для того чтобы правильно построить его работу.

На территории Азербайджана существовали предприятия советского ВПК и среди них были два, принадлежавших именно МОП. Следует отметить, что советское государство, несмотря на декларируемую дружбу народов, очень недоверчиво относилось к национальным окраинам и предпочитало размещать предприятия ВПК на территории трех славянских республик, но более всего, конечно, на необъятных просторах России. Первым в Закавказье предприятием МОП стал филиал НИИ прикладной физики, впоследствии реорганизованный в Институт фотоэлектроники.

А начиналось все в далеком 1963 году. Именно тогда молодому азербайджанскому физику Эльдару Салаеву удалось получить вынужденное излучение из нового полупроводникового материала селенида галлия. Он был направлен в ФИАН в лабораторию Басова, где ему удалось получить первый лазер на данном материале. После чего была поставлена задача создания на основе полученного эффекта лазера с перестраиваемой под всесторонним сжатием длиной волны. Эта задача была успешно решена группой азербайджанских физиков под руководством Э.Салаева. На основе полученных результатов был сконструирован спектрометр, за который группа московских ученых во главе с академиком Вулом получила в 1968 году Госпремию СССР. Нашим ученым премию не дали, но возникла идея создания предприятия, которое будет заниматься такими разработками. Э.Салаев, поддержанный тогдашним президентом АН Гасаном Абдуллаевым, начал пробивать эту идею, используя свои связи. Их поддержал Г.Алиев, и после долгих пробиваний в различных инстанциях в декабре 1972 года распоряжение о создании в Баку филиала московского НИИ ПФ, являвшегося головным по разработкам приборов ночного видения по стране, было подписано. Директором назначили Э.Салаева. В короткий срок ему удалось собрать в этом учреждении прекрасный коллектив молодых ученых и конструкторов, которые уже в 1975 году сдали госкомиссии первую опытно-конструкторскую разработку. А разработка была из самых передовых для своего времени. Таких в мире еще не было! Прибор был предназначен для систем оптической связи и локации атмосферы. Об уникальности параметров данного прибора говорит тот факт, что параллельно разработанный гражданский аналог, уступавший ему по параметрам в 10 раз, с успехом применялся для диагностики плазмы в установках ТОКАМАК.

Одновременно был освоен выпуск оптико-электронных приборов, разработанных головным институтом. Эти приборы стояли в системах прицеливания советских истребителей МиГ-25, а затем МиГ-29 и Су-27. Именно такой прибор стоял на советском истребителе, сбившем корейский «Боинг» (сбивать гражданские самолеты, конечно, плохо, но здесь речь идет о качестве техники). Кстати, сотрудники института усовершенствовали и этот прибор, расширив область спектральной чувствительности.

В 1979 году успешно была сдана вторая ОКР, разработанный прибор стоял на спектрометре, снявшем тепловую картину Москвы. Одновременно в институте велись фундаментальные и прикладные разработки в области материаловедения и приборостроения. Ученые института принимали участие в космическом эксперименте «Сплав», разрабатывали термоэлектрические холодильники, которые применялись в системах наведения танковых орудий, спектральные приборы для экспресс-анализа и т.д.

С 1979 года начался новый этап развития предприятия. Был получен заказ на ИК-приборы космического базирования, причем охлаждаемые не традиционными методами, а радиационным. Успешно проведенные НИР затем перетекли в ОКР. Параллельно продолжались разработки новых поколений приборов, основанных на совершенно новой физической базе. Такого рода приборы позволили уменьшить размеры теле- и видеокамер до нынешних. В ИК-технике они позволили бы значительно снизить затраты на охлаждение, оптические системы сканирования и т.д.

Но вернемся к ОКР института. Примерно в те же годы в Баку началось строительство оптико-механического завода, который был призван обеспечить оптикой разработки института. Однако преобразования в министерстве привели к тому, что этот план был изменен. Вместо этого было решено построить опытный завод при институте, где должно было вестись серийное производство. В 1983 году филиал был преобразован в самостоятельный Институт фотоэлектроники. К тому времени институт был признанным научным учреждением и известен во всем Союзе. В 1985-м группа ученых и конструкторов института была удостоена Госпремии Азербайджана. Но институт не стоял на месте. Разрабатываемые для аппаратуры космического базирования приборы оказались нужными и для других, незапланированных целей. Именно приборы этого института стояли в спектрометрах, установленных на космических аппаратах «Фобос» и «Вега», с помощью которых были получены тепловые картинки и ИК- спектры Фобоса, Марса, кометы Галлея.

Между тем война в Афганистане ставила новые задачи. Поэтому был получен заказ на новые разработки. Одна из них предназначалась для установки на беспилотных самолетах-разведчиках, а другая для воздушной разведки минных полей. Одновременно был получен заказ на разработку приборов для систем лазерной дальнометрии и наведения. Все задачи были успешно решены, но сдать разработки не успели. Империя распалась. Естественно, прекратилось финансирование, заказы были переданы головному в отрасли НИИ ПФ, которому пришлось все начать сначала. В 1996 году российские ученые были удостоены госпремии за разработку, которую Институт фотоэлектроники практически завершил в 1991-м.

Страна находилась в состоянии войны. Разработки института могли бы спасти десятки жизней наших солдат, мирных граждан, способствовать ведению успешных военных действий. Но в течение всего периода независимости, несмотря на то, что Министерству обороны эти разработки неоднократно предлагались, они так и остались невостребованными.

В самые тяжелые годы коллектив института не падал духом и сохранил уникальное оборудование, документацию. Все надеялись, что стране понадобятся их знания и умение. Но вместо этого в 2002 году, в канун 30-летия, было принято решение о ликвидации института и присоединении его к Институту физики. Решение было чисто политическим, потому что все эти годы директором института оставался его создатель - Э.Салаев, который стал неугоден властям. Здание опытного завода было передано Главному архивному управлению, а уникальное заводское оборудование выброшено на свалку.

Кстати, при подведении итогов XX века было отмечено, что более 600 научных статей ученых института являются серьезнейшим вкладом в своей области. А ведь речь шла только об открытых публикациях. Многое просто не могло быть опубликовано по причине секретности.

Разработки института актуальны и сегодня, и есть надежда на то, что об этом наконец-то вспомнят.

ГАДЖИ АЛИЕВ

Еженедельная аналитическая газета "Бакинские ведомости", № 39, 14 января 2006

www.monitorjournal.com