КУЛЬТУРА

Проблема

«LIVE & DIGITAL 2» ВТОРАЯ ПОПЫТКА?
Или сказ о том, как в Азербайджане рок играют

14 февраля в ДК имени Шахрияра должен пройти концерт отечественной рок музыки. Участники - азербайджанские рок группы «FERRUM», «DEMOGORGON», «UNFORMAL» и «FATAL NATION», а так же ди-джеи из Москвы, Тбилиси и, разумеется Баку.

Вот только состоится ли? Отменили же в январе прошлого года, буквально за два часа до его начала, по так называемым «техническим причинам».

«Технической причиной» послужило едва не развалившееся на здание кинотеатра «Низами», в котором должен был состояться концерт. Это добротное на вид здание не выдержало тестового включения звука и начало рассыпаться. То ли звук слишком громко включили, то ли денег на ремонт кинотеатра давно не выделяли.

Так вот, «LIVE & DIGITAL 2» был перенесен в ДК Шахрияра, где обычно и проходят рок концерты азербайджанских групп. Видимо ДК попрочнее, чем кинотеатр.

Вообще, играть рок в Азербайджане - дело неблагодарное и не прибыльное. Рок - это протест. Протест против устоявшегося уклада жизни, протест против правительства, традиций, политики. У нас же протестовать не просто не хотят или боятся – не умеют. Так что и рок, как символ протеста, никому не нужен.

Профессиональных рок музыкантов, играющих хорошую, качественную музыку, в Азербайджане практически нет. Профессиональные музыканты есть, только вот рок они не играют. И не потому, что живут очень хорошо. Просто и они – представители той самой советской интеллигенции, что протестует исключительно на собственной кухне, за водочкой с кильками в томате. Молодежь же (спасибо уровню сегодняшнего образования) профессионализмом не блещет... мягко выражаясь.
Вот и приходится слушать «творения» любителей, которые больше орут в микрофон, и терзают инструменты, чем поют и играют.

Приведу любопытный факт. После перестройки российская рок-группа «АРИЯ» в первый раз отправилась на гастроли за рубеж. В Германии зрители, услышав что выступают металлисты из России, долго смеялись. сами слова «рок», «треш», «металл» не вязались с представлением об СССР. А по завершению концерта, один из зрителей, пробившись за кулисы, сказал: «Вы играли хороший металл. Теперь мы верим, что в России перестройка».

Быть может и у нас когда-нибудь будет азербайджанская рок-группа, музыкантам которой скажут, что они символ демократии в нашем обществе. Тем более, что вакансия символа протеста как раз свободна.

Деятели азербайджанской «попсы» (язык не поворачивается назвать их певцами и музыкантами ) оккупировали сцену и собирают обильную жатву денежных знаков и известности. Ведь альтернативы их музыкальным «шедеврам» просто нет.

Разуметься говорить о том, что вся наша музыкальная культура представляет собой «мусор» и лишь рок музыка избранных, глупо и невежественно. У нас есть десятки, сотни замечательнейших произведений… Просто не все смогут оценить их красоту. Чему я откровенно говоря немного рад – ведь будь произведения наших классиков немного популярнее, отечественные умельцы давно превратили бы их в рингтоны для своих мобильных телефонов, а это уж точно оскорбление классики.

Но вернемся к року. Рок в нашей стране еще не настолько развит, чтобы выражать какой
бы то ни было протест. Наши рок концерты – это «тусовки» мальчишек и девчонок, собравшихся вместе, чтобы почувствовать себя старше и сильнее. Рок для них не средство выражения своего «Я», а всего лишь ритмичная тяжелая музыка, под которую можно неплохо «оттянуться». Разуметься, ничего плохого в этом нет, ведь они молоды – а значить правы.

Вот только те, кто принимал участие в создании рока в 60-е годы прошлого столетия, тоже были молоды. А рок их нес совсем другое значение. «Дети цветов», «хиппи», - яростные противники милитаристской политики США и войны во Вьетнаме. Они не играли рок – он был частью их жизни.

Быть может когда-нибудь и у нас рок будет символом. Символом свободы. Символом протеста. Самое главное, чтоб к тому времени появились люди, которым этот символ пригодится.

АРАЗ НАГИЕВ

КУЛТУРА

Проблема

ВСЕ! КИНА НЕ БУДЕТ...
Электричество кончилось или будет ли новое кино в новом году?

Дикая обида раздирает душу, когда по телевизору мы можем видеть только кинопродукцию, производимую за рубежом. Почему? Неужели у нас не будет ничего кроме «О олмасын, бу олсун», «Аршин мал алан», «Бабек» и т.д. Неужели Азербайджан больше не снимает фильмы, которые по качеству будут хотя бы на четверть схожи с уже отснятыми? Вопрос остался бы риторическим, если бы не…

Полумрак. Занавешенные окна. Напротив известный режиссер Агиль М.Гулиев:

«Я режиссер художественного кино и телефильмов. Мне пришлось пройти школу телевидения. Потому что понимал – кинематограф, как фабрика производства, перестал существовать. Было два пути – либо переквалифицироваться и идти в театры, которые в тоже были на грани нищеты, либо под лозунгом: «Пианист должен играть» - идти на телевидение.

Еще в девяностых киностудия функционировала, снимали фильмы… Но были
моменты, когда она напоминала кладбище, и по коридорам бегали собаки. Именно в эти тяжелейший годы, мы сидели на киностудии. Те, кто представляют костяк молодого аудиовизуального искусства Азербайджана - Эльхан Джафаров, Улькар, кинооператор Надыр Мехтиев и звукорежиссер Тима Абдулаев, те, кто создавали жанр клипов и рекламы в нашей стране. Мы были одни, гордые и уверенные в том, что хотя бы кому-то нужны. В эти годы кино уже стало идти на дно.

Кино, это не просто бизнес. Кино – это один из тяжелейших и самых прибыльных его видов, придуманных человечеством. Из законных видов бизнеса, кинобизнес входит в пятерку самых прибыльных. Это означает, что он требует таких же вложений.

У Европы, Америки есть деньги. Но кроме этого у них есть школа! Та же Грузия не позволила прекратить существование школы грузинского кино. Они не дали ей уйти на дно. Для грузин кино всегда было частью внешней политики. На бывшем советском пространстве существовало очень мало ярко выраженных национальных кинематографов. Один из них грузинский.

Кино - сильнейшее и мощнейшее идеологическое оружие. Почему мы не можем доказать, что Карабах принадлежит нам? Да потому что Голливуд имеет двух режиссеров армянского происхождения. А сила убеждения у кинематографа намного сильнее, чем у дипломата. Кинематограф может рассказать на протяжении двух с половиной часов всю историю. Главное быть убедительным.
Кинематограф - направление, над которым должны работать идеологи, маркетологи и сценаристы, после включаются режиссеры и продюсеры. Это индустрия, которая может сформировать, как правильное так и не правильное мнение о . Заставить пойти на войну или никогда больше не воевать.

Да, в Азербайджане снимают фильмы на видеопленку. Куда-то их возят. Что-то получают. Но это не кинематограф. Для того чтобы было кино нужна сильная техническая база, а оборудование киностудии находится на уровне шестидесятых годов. Можно говорить, что у страны есть кино, когда его выпускает в прокат «Азербайджанфильм». Прокат - это сеть кинотеатров, которая должна функционировать на территории всей страны. А в кассах этих кинотеатров в очередях стоят азербайджанцы, чтобы попасть на СВОЙ фильм. Только тогда мы сможем сказать, что у нас есть кинематограф.

В Азербайджане только один технически оборудованный кинотеатр. О каком кино можно говорить? Развитие молодежного кинематографа на сегодняшний день просто невозможно. Нужно все строить заново.

Я не понимаю наших старых режиссеров, продолжающих снимать в советской заржавевшей стилистике. Кино должно быть либо интеллектуальным, либо коммерческим. Сегодняшнее же кино – это интеллектуальное, но сделанное коммерчески. Главное чтобы оно было интересно зрителю.

Мы собираемся снять фильм, который будем делать на видеопленке качества кинопленки. Сценарий уже готов. Мы хотим сделать впервые в Азербайджане звук долгого стерео. Будут работать лучшие, сильнейшие представители поколения. Фильм о современности, Абшероне, о том что может произойти с тобой и вокруг тебя, если ты допустишь всего одну ошибку.

А как такового молодежного кино у нас нет. Ведь для начала должно сформироваться само кино…»

Сначала должна быть лошадь, а уж потом телега, и без кинематографа в целом, кино молодежное быть не может. А поскольку кина не будет, а кинщики разбежались кто куда – от рекламы и до клипмейкерства, то и вывод напрашивается грустный. Впрочем, как там писал поэт – «Грусть моя светла...»? Возможно, загориться когда ни будь свет кинопроектора в темном зале нашего кинематографа – стали ведь клипмейкеры Бекмамбетов и Бондарчук-младший успешными режиссерами новой волны российского кино. Даже Спилберг с клипов начинал... Может и у нас будет что-то... со временем... Которого все меньше и меньше...

ВИКТОРИЯ ОРУДЖЕВА

Еженедельная аналитическая газета "Бакинские ведомости", № 39, 14 января 2006

www.monitorjournal.com