ПОЛИТИКА

Власть

КОНЕЦ НЕПРИКОСНОВЕННОСТИ

События в министерстве юстиции, точнее - смещение главы Управления исполнения наказаний и последующие шаги власти сильно встревожили всю номенклатуру.

Генерал Айдын Гасымов - один из ярых гейдаристов и друг генерала Эюбова - смещен со своего поста за ничтожную провинность. Причиной отставки послужила подтасовка документов в одной из ИТК, позволившая преступникам выйти на волю. "Причем тут глава управления? - спросите вы. - Ведь ответственные работники, совершившие подлог, признались и находятся за решеткой, отвечать за их действия начальник управления вроде бы и не должен".

Но, как оказалось, это было лишь прелюдией к дальнейшему. Коллегия Минюста, обсудив положение, выдвинула новые претензии к главе УИТИ, обвинив его в казнокрадстве, хищениях государственного имущества и прочем наборе сомнительных действий, которое вкупе тянет примерно лет на 15 в одном из заведений, которые курировал генерал.

Генерал А. Гасымов часто утверждал, что пенитенциарная система в Азербайджане - самая лучшая в регионе СНГ, и теперь власти, судя по всему, решили ему обеспечить самое близкое знакомство с созданной им системой. Фишка заключается в том, что если последует арест генерала, то это будет означать начало новой эры в Азербайджане. До сих пор снятие с работы или изгнание из правящей касты уже само по себе считалось жестоким наказанием для проштрафившегося. Теперь же с отстраненным чиновником, не проявившим даже признаков политической нелояльности, собираются разобраться по всей строгости закона. А это означает, что дамоклов меч навис над всеми членами правящей касты, призванными Гейдаром Алиевым.

Власть дает понять, что отныне она намерена разбираться с ними по новым правилам, а о том, что возможностей для этого предостаточно, говорят горы компромата, которые кропотливо собраны на каждого члена правящей касты. Это гарантия лояльности чиновников, которые отныне полностью зависят от капризов взбалмошного президента и его окружения.

Оппозиция

КАЖДОМУ - СВОЕ

Сегодня практически для всех уже очевидно, что единого оппозиционного блока на выборах не будет. Уже создано два оппозиционных объединения и готовятся еще несколько. В итоге оппозиция пойдет на выборы не единым фронтом с единой концепцией, а тремя-четырьмя куцыми группами, основное предназначение которых - тешить самолюбие лидеров.

Создание единого блока вновь откладывается на лето, и это при том, что весь предыдущий опыт советует делать это как можно раньше. Украинская оппозиция, опыт которой так возбуждает воображение наших оппозиционеров, создала объединенный блок аж за 18 месяцев до выборов. А объединение нашей оппозиции откладывается, поскольку все лидеры надеются найти консенсус к лету. Но из этого вряд ли получится что-то путное, поскольку никакого консенсуса нет.

Политическое объединение может происходить по принципу блокирования "сильнейшего с более слабыми". И при этом все понимают, кто есть кто, и никто не питает никаких политических иллюзий.

В нашем случае все предпочитают строить из себя "отцов азербайджанской демократии" и никто не хочет уступать. Али Керимли никак не может договорится с Исой Гамбаром, Фазиль Газанфар оглы вообще обвиняет их обоих коллаборационизме, в то время как Лала Шовкет считает себя единственной "правильной" оппозиционеркой.

Есть еще блок, объединяющий оппозиционеров и тех, кого власти хотели бы видеть в их рядах. Когда вся эта "стройная колонна" пойдет на выборы, ошалевший от оппозиционного разнообразия избиратель так и не поймет, за кого именно нужно голосовать. Или вообще не пойдет на выборы, предоставив Рамизу Энверовичу и его компании вновь взять в свои руки привычный процесс "голосования".

У азербайджанской оппозиции осталось крайне мало времени для того, чтобы решить в каком направлении двигаться - в направлении очередного поражения, после которого слово "оппозиция" уже автоматически будет восприниматься, как насмешка, или же, объединившись, попытаться дать бой власти, и если проиграть, то хотя бы сохранив лицо.



Взгляд

ГОРЬКАЯ УЧАСТЬ РЕФОРМАТОРОВ

В свое время, обосновывая приход к власти Ильхама Алиева, наиболее приближенные к сыну патриарха госчиновники активно использовали ширму "реформаторства". Тем самым они пытались ответить на вопрос общества - по какому праву человек, совершенно далекий от политики, должен занять пост главы государства? "А для проведения реформ!" - умно предложили самые находчивые из окружения принца. Людям, недовольным расцветом коррупции и бесчинством алиевской власти, пытались внушить, что стоит немного потерпеть и с приходом к власти И. Алиева начнется реформа допотопной системы развитого феодализма.

На волне этой политтехнологии в Азербайджане даже родилось целое поколение политиков-псевдореформаторов, убеждавших общество в необратимости реформ после Г. Алиева. Вся деятельность этих политиков заключалась в пропаганде идеи реформаторства, и они без зазрения совести, с максимально честным выражением лица появлялись на телеэкранах и страницах газет, убеждая всех и вся, что спасение - в реформах и Ильхаме Алиеве.

Имя Ильхама Алиева в одно время стало синонимом к заморскому слову "реформаторство". И что же вы думаете? Анару Мамедханову, Эльданизу Лаиджеву, Эльдару Азизову и многим другим русскоязычным представителям провинциально мыслящей трайбократии даже удалось убедить определенную часть обывателей, что И. Алиев, окруженный интеллектуальными Эльдаром Намазовым, Тофиком Зульфугаровым, Баратом Нуриевым, симпатичной Гюльтекин Гаджиевой, интеллигентным Самедом Сеидовым и оппозиционером Асимом Моллазаде, уверенным шагом поведет страну к реформам и процветанию.

Не прошло и нескольких месяцев после начала этой агитпропаганды, которая пришлась на конец 90-х годов, как из окружения патриарха повылетали все интеллектуалы, а И. Алиев почему-то отдал предпочтение наиболее реакционной и коррумпированной части своего окружения. Ушли в отставку Намазов и Зульфугаров, была устроена обструкция Нуриеву, посадили Лаиджева. И обыватель подумал - о Боже, что сделалось с реформаторами?

Концепция реформаторского младоильхамства развалилась еще до прихода к власти цесаревича. И вот почему. Президент Г. Алиев однажды задался вопросом: "Что же это получается? Если они реформаторы, то выходит, что я - консерватор?!". Бой реформаторам - такая команда последовала из президентского аппарата. Она была поддержана верным патриарху Р. Мехтиевым, который видел в младоильхамистах угрозу своей власти.

Не успел И. Алиев стать президентом, как идеологическая концепция реформаторства стал рушиться, как карточный домик. Но население, все еще находящееся под впечатлением реформаторского образа молодого кандидата в президенты, продолжала связывать с И. Алиевым надежды на будущее. Как же сам президент отнесся к реформаторской идеологии? Похоже, что реформаторский портрет И. Алиева рисовался без участия самого престолонаследника, ибо после прихода к власти он самолично объявил, что главным реформатором был и является Г. Алиев, и что мы и впредь будем следовать его курсу и заветам.

В чем же состояли заветы президента?

Первым делом президент расширил полномочия самого ретроградского чиновника во власти - Рамиза Мехтиева, наделил визирским статусом Кямаледдина Гейдарова, уничтожил самого честного члена правительства Намика Аббасова, и взвинтил до сумасшедших высот цены на коммунальные услуг населения. Ах да, чуть не забыл - в его правление резко возросли ставки взяток в номенклатурном аппарате, появились новые политзэки, было запрещено проведение митингов и пикетов и ограничена свобода слова.

В общем, население стало с ностальгией вспоминать годы консервативного правления Г. Алиева. "Долой реформы! Даешь консерватизм!" - раздался крик недовольных граждан.

Интересно - а что же стало с самими реформаторами? Какова их судьба? Как я уже отметил выше, большая часть мыслящих голов была "отсечена" еще в период правления Г. Алиева, а остальных предупредили, что они должны переродиться, точнее выродиться, а еще точнее - вместиться в трафарет госслужащего-чиновника, очень похожего на Рамиза Энверовича. При новом президенте вся реформа была сведена к тому, что был определен стандартный трафарет госслужащего, который должен быть похож на главу президентской администрации. Кто позволяет себе излишества - тому глаз вон!

Первым вспомнили о реформах бывший мэр Рафаэль Аллахвердиев и его окружение. И им тут же влепили "по полной" - экс-мэр спас свою жизнь бегством, а бывший заместитель Движения реформаторов-ильхамистов Эльданиз Лаиджев попал за решетку. 12 лет тюремного заключения - достойная награда за заблуждения. Еще один реформатор - Фаик Мамедов спасся бегством.

На фоне горького опыта вышеназванных реформаторов, другой питомец Р. Аллахвердиева Эльдар Азизов вовремя сориентировался и "пошел под Мехтиева". Трансформация "от реформаторства к неоконсерватизму" подняла этого комсомальчика до владения древней столицей Азербайджана. Э. Азизов поправился, возмужал и стал проявлять наглость. Теперь он больше не призывает к реформам. Наоборот, Э. Азизов на родине Низами вошел в роль патриарха всея Гянджи. Почему-то он стал проводить заседания, где начал неумело копировать покойного Г. Алиева, хотя больше напоминает ныне здравствующего Абдурахмана Везирова. На плохом азербайджанском, с акцентом Э. Азизов крайне неэтично обращается с чиновниками. К примеру, с одного такого заседания он стал выгонять с заседания главу гянджинского отделения BUS-Банка.

Недавно ряд азербайджанских НПО решил провести семинары по демократизации избирательного законодательства в нескольких регионах Азербайджана. Причем были избраны те районы, где к власти пришли деятели той самой "реформаторской волны". И что вы думаете? Несчастных НПО-шников погнали из всех "реформаторских" районов и потребовали больше не использовать слова вроде "демократизации" и "реформации". Кстати, вначале их погнали именно из Гянджи.

Но в окружении нынешнего президента был еще один реформатор - веселый и находчивый Анар Мамедханов, депутат Милли меджлиса, который эмоционально и искренне пропагандировал И. Алиева, обещая всем нам счастливое будущее. Весьма симптоматично, что после реализации пропаганды Мамедханова, система превратила его в изгоя. Его практически изгнали из окружения президента, пристегнули к интернету и обязали заниматься пиаром своего кумира в рамках виртуального пространства и российского телеэфира.

А как же реформы? По мнению А. Мамедханова, которое он однажды выразил на волне "Голоса Америки" - "в Азербайджане реформы идут полным ходом". А особенно громко они говорят о себе в сферах таможни, налогов и транспорта. Для полной картины А. Мамедханов забыл добавить еще гражданскую авиацию, чтобы напомнить нам о могуществе другого ильхамовского дружбана - Джаника Аскерова.

А. Мамедханов долго находился в ожидании - может, позовут, предложат и пригреют? Неужели все его заслуги перед реформами и отечеством не заслужили одного скромного поста - главы общественного телевидения? Но бывшего кавээнщика не допустили даже к телевизионной вышке. "Займись интернетом! - убедительно посоветовали ему. - Это нужно и полезно!"

И тогда депутат вновь вспомнил о реформах и заградсооружениях, препятствующих реформации. Но А. Мамедханову не простили шалостей, которые он иногда позволяет себе в интернете. Р. Мехтиев показал свою силу, и депутату недвусмысленно напомнили о том, что во власти все грешны. Генпрокуратура сразу стала собирать факты, компрометирующие А. Мамедханова. И тогда реформатор сомкнул уста и камнем канул в бездонные глубины интернета.

Неужели это все, кто были? Нет, есть еще один недореформатор, которого жестоко проучили и наказали. Ему популярно объяснили, как следует общаться со старшими.

Еще совсем недавно один из былых юных романтиков Рашад Рзакулиев заявлял о том, что Партия демократического централизма, прежде поддерживавшая Эльдара Намазова, будет исходить из принципов реформаторства-новаторства. А ПЦД ушла в глубины, откуда стала поддерживать власть. В качестве подтверждения верности своих мыслей и чаяний (которые в тот момент бились в унисон с президентскими) Р. Рзагулиева послать испытать судьбу на парламентских выборах. Однако, как только Рамиз Энверович вновь услышал это гадкое слово "реформатор", он велел проучить и этого реформатора-новатора. Р. Рзагулиев получил менее 4% голосов избирателей.

Комментируя это "достижение", один из журналистов весьма правильно заметил Р. Рзагулиеву, что "вероятность того, что Ильхам Алиев начнет реформы, равна процентам, которые ты получил на выборах".

Всем младоильхамистам, которые ратовали за реформы и за то, что Ильхам Гейдарович построит гейдаризм с человеческим лицом, пришлось на собственной шкуре познать все прелести внесистемной жизни. Такова горькая участь реформаторов от власти. Как писал поэт, их "пример - другим наука"...

РАСИМ НУРИЕВ

Еженедельное аналитическое pевю "Монитоp", № 84, 5 февраля 2005