ИНТЕРВЬЮ

Лала Шовкет

"НАРОД ИМЕЕТ ПРАВО НА ЗАЩИТУ"

Она стала одной из первых, кто выразил свое возмущение убийством главного редактора "Монитора" Эльмара Гусейнова. Она была одной из самых влиятельных фигур в "первом призыве" команды Гейдара Алиева. Она и сейчас, несмотря на то, что ей прочили политическое забвение, остается в первых рядах лидеров оппозиции.

Сегодня наш визави - лидер Движения "Национальное единство" ЛАЛА ШОВКЕТ.

"ЗАКАЗЧИКОВ ВРЯД ЛИ НАЙДУТ"

- Как вы оцениваете ход официального следствия по делу Эльмара Гусейнова?

- Будем откровенны - я не надеюсь на то, что найдут заказчика этой трагедии, этого грязного убийства. В лучшем случае будет найден исполнитель.

- А кто, по вашему мнению, является заказчиком?

- Тот, кто был недоволен тем, о чем писал Эльмар в "Мониторе". А он был в оппозиции к нынешнему режиму и открыто писал обо всех его недостатках.

- Как вы прокомментируете муссирующийся в последнее время слух о причастности к этому убийству банды Гаджи Мамедова.

- В любом случае, Гаджи Мамедов - лишь исполнитель. Наивно было бы полагать, что он работал "в автономном режиме". Безусловно, у него были свои заказчики, в том числе и среди власть имущих.

"ПРЕЗИДЕНТ УТРАЧИВАЕТ КОНТРОЛЬ НАД СТРАНОЙ"

- Какова, на ваш взгляд, нынешняя общественно-политическая ситуация?

- Она очень сложна, тому есть целый комплекс причин. Это и криминализация в верхних эшелонах власти (что стало уже достоянием широкой общественности) и явный регресс в вопросе проведения демократических реформ (массированная атака на свободу слова, отношение к оппозиции как к врагам народа). К примеру, власть открыто нарушает закрепленное в Конституции право на свободу собраний и запрещает проводить митинги.

Все эти факты свидетельствуют - в последнее время наметился явный регресс в вопросе проведения демократических реформ. Что, кстати, было отмечено и различными международными организациями. Достаточно вспомнить заявления Государственного департамента США по этому поводу. Кроме того, нынешний год - год парламентских выборов, а предвыборная ситуация в нашей стране всегда бывает сложной.

И еще. Сегодня остро стоит вопрос обязательств, взятых на себя Азербайджаном перед Советом Европы. Но если внимательно приглядеться к этим обязательствам, то выясняется, что все они содержатся в нашей Конституции - в частности требования обеспечить свободу слова, прозрачность выборов... Получается, что господа Гросс и Херкель приезжают в Азербайджан для того, чтобы действовала наша же Конституция. Ведь сейчас она практически не работает.

- Получается, что миф о реформаторской потенции Ильхама Алиева, который так долго культивировался властями, лопнул как мыльный пузырь?

- Увы, да. Сегодня я с сожалением могу констатировать, что после своего прихода к власти Ильхам Алиев не провел демократических реформ по созданию гражданского общества и условий для нормального функционирования оппозиции. После его прихода к власти до своей критической точки дошла и ситуация со свободой слова.

- То есть, можно сказать, что проблемы, которые существовали еще при Гейдаре Алиеве, при его сыне усугубились?

- Безусловно, проблемы, имевшие место при Гейдаре Алиеве, в период правления его сына заметно усугубились. Хотя система осталась той же. Просто Гейдар Алиев был фигурой харизматической и держал под контролем всех олигархов. А сегодня, увы, каждый из них ощущает собственную безнаказанность и чувствует себя чуть ли не главой государства. Контроля со стороны единого центра больше нет.

- Значит ли это, что Ильхам Алиев не в силах управлять страной?

- С сожалением приходится констатировать, что он не контролирует многие аспекты ситуации в стране. Вспомним хотя бы о банде Гаджи Мамедова. Как можно было допустить, чтобы в системе МВД орудовал такой синдикат, да к тому же и не один год?! Сегодня выясняется, что об этой банде знал и министр внутренних дел и генеральный прокурор. Но тогда почему эти бандиты не были привлечены к уголовной ответственности ранее?

Все это говорит о том, что у Ильхама Алиева сегодня нет контроля даже над собственными силовыми структурами. А это - очень опасный прецедент.

- Тут неувязка получается. Банда Гаджи Мамедова появилась еще при Гейдаре Алиеве...

- Я с вами полностью согласна. Но тогда эти преступления не были раскрыты. Это подтверждает мысль о том, что Ильхам Алиев утрачивает контроль над силовыми структурами день ото дня.

- Но если так, то как долго он еще сможет остаться у власти?

- На этот вопрос ответить сложно. Если Ильхам Алиев продолжит управлять страной в таком же духе (то есть, будет продолжаться криминализация в правовых структурах, будут совершаться преступления, за которые никто не понесет наказания, будут продолжены антидемократические процессы), то безусловно, это скажется и на позициях Ильхама Алиева. Они будут ослабевать с каждым днем.

"СТАРТОВЫЕ УСЛОВИЯ ВЛАСТИ И ОППОЗИЦИИ НЕРАВНЫ"

- Этим может воспользоваться оппозиция. К примеру, "Мусават", ПНФА и ДПА объединились в предвыборный блок. Мы и раньше видели, что в преддверии выборов оппозиция объединялась в различные блоки. Насколько жизнеспособен нынешний блок?

- Я считаю, что этот блок имеет право на жизнь. Я сама нахожусь в оппозиции к нынешним властям и потому от души желаю успеха представителям этого блока. У нас общая цель - решение общенациональных задач. Мы - альтернатива властям, а не друг другу.

- Почему же тогда вы не вошли в состав этого блока?

- Этот блок создавался без моего участия, и я узнала о его создании только из газет. Так что этот вопрос - не ко мне. Правда, я считаю, что создатели блока немного поторопились - он должен был представлять более широкий спектр оппозиционных партий. Впрочем, я считаю, что в конечном итоге могут быть и несколько блоков. Но думаю, что в конечном итоге вся оппозиция сплотиться воедино.

- Но по мнению ряда экспертов, определенным оппозиционным силам в нашей стране, согласно сценарию властей, перед выборами отводится роль оттягивающих на себя определенный процент протестного электората. Так было и в ходе президентских выборов 2003 года. Вот и сейчас помимо блока "Мусават", ПНФА и ДПА появился еще один оппозиционный блок, в состав которого входите и вы...

- Если вы хотите сказать, что я имею какие-то отношения с этой властью, то я категорически заявляю - никаких взаимоотношений с нашей властью у меня нет. Судите сами. Способен ли человек, который сам подал в отставку, отказался от поста посла Азербайджана в США и спикера парламента, на "игру в оппозицию"? На мой взгляд, наивно было бы верить в это.

Да, мне неоднократно поступали предложения о сотрудничестве от властей. Гейдар Алиев и сам предлагал мне вернуться. Но я отказалась. Кроме того, само собой разумеется, что люди, связанные с властями, имеют большие финансовые и медийные возможности. А у меня нет ни офиса, ни газеты.

- Тем не менее, за время своего пребывания на посту государственного секретаря вы ни разу не выступили с критикой в адрес Гейдара Алиева. Связано ли это с тем, что у вас были какие-то моральные обязательства перед ним?

- Вы наверное не были свидетелем моих выступлений, в которых я открыто говорила о коррупции в Азербайджане, о вывозе определенной мафией нефти из нашей страны. Я выступала против повышения цен на хлеб. Позже, в качестве акции протеста, я подала прошение об отставке, в котором указала, что ухожу со своего поста из-за коррупции в высших органах власти. По-моему, никто в нашей стране больше не решался на подобный шаг.

- Но, согласитесь, что одно дело - говорить о коррупции в стране, и совсем другое - указать, что во главе всей коррупционной пирамиды стоит Гейдар Алиев.

- Есть определенные этические нормы. Существует неписанный закон, гласящий, что человек, который работал с кем-то в одной команде, не имеет права плохо говорить о том, кто возглавлял эту команду. Я работала в одной команде с Гейдаром Алиевым, поэтому хорошо знаю о недостатках этой команды и ее проблемах. О них я всегда говорила открыто.

- Вы известны в стране не только этим, но и своими либеральными взглядами. Не так давно в Киргизии произошла очередная "бархатная революция". Со своего поста был смещен Аскар Акаев, считавшийся самым либеральным лидером в Средней Азии. Является ли это свидетельством тому, что некоторым странам либеральное правление противопоказано?

- Я всегда была сторонницей эволюционного пути развития общества. По-моему, любой политик - за то, чтобы демократические преобразования в стране происходили спокойным, эволюционным образом. Я за то, чтобы процесс проведения выборов - будь то президентские, парламентские или муниципальные - не создавал предпосылок для осуществления "бархатных революций". А для этого нужно одно провести выборы честно, прозрачно и демократично. Но если парламентские выборы будут проведены так же, как выборы в 1998, 2000, 20003 годах, тогда народ, безусловно, имеет право на защиту собственного выбора.

- Что-нибудь дает вам надежду на то, что нынешние парламентские выборы пройдут честно?

- Если говорить откровенно, то, учитывая сегодняшнюю ситуацию в стране, сложно надеяться на демократичность выборов. Режим в стране - прежний, ЦИК - в том же составе, никаких изменений в законы о выборах, несмотря на требования ОБСЕ и оппозиции, не внесены. Стартовые условия для властей и оппозиции неравные.

Но если вдруг, в течении месяца, все изменится - будут внесены изменения в закон о выборах, заработает Общественное телевидение, оппозиция сможет проводить митинги, - тогда появится и надежда на проведение демократических выборов. Но пока я не вижу ничего, что давало бы эту надежду.

Беседовал РАСИМ НУРИЕВ

Еженедельная аналитическая газета "Бакинские ведомости", № 1, 09 апреля 2005