СТРАНА

Ситуация

СЛОВО ИЛИ ДЕЛО

На этой неделе прозвучало одно из самых громких заявлений со времени президентства Ильхама Алиева. Спикер Милли меджлиса - рупора шахских идей - заявил о необходимости... диалога между властью и оппозицией. По словам Муртуза Алескерова, между оппозицией и властями существуют определенные спорные вопросы.

Фраза, что и говорить, замечательная! Оказывается, упрятывание за решетку, избиение, шантаж, распространение диффамации и прямые оскорбления называются нынче "определенными спорными вопросами". Вот уж действительно, чего не скажешь ради блага режима! Самое интересное, что спикер ММ взял в данном случае на вооружение метод, к которому в свое время прибегали древние афиняне - эвфемизм. Это когда некоторые неприятные явления вежливо обозначаются пристойными, смягчающими смысл названиями. Ну, например, когда проституток называют подругами, налоги - взносами, оккупационные гарнизоны - необходимой охраной, а тюрьму - временным жилищем.

Впрочем, этим перлы Геронта нашего парламента не ограничились. По его словам, в Азербайджане есть демократия, нарушения прав человека не допускаются, а гарантом тому является президент страны. В этом взгляды одного из главных адептов власти диаметрально расходятся с мнением огромного числа влиятельных международных организаций. Достаточно вспомнить отчет Freedom House по поводу индекса свободы в странах мира, в котором наша страна занимает место в последних рядах.

Конечно, старость - не радость. В этом возрасте всякое может случиться. Например, приступ амнезии. Огорчает другое - провалы в памяти у властных апологетов случаются исключительно крайне выборочно, только в свою пользу и именно тогда, когда им приходится вспоминать о той или иной негативной оценке действий руководства страны.

Радует же то, что власти, устами спикера ММ, вспомнили о вопросах, представляющих общенациональный интерес. "Представители и оппозиции должны найти способ разрешения за столом переговоров всех спорных вопросов, имеющих судьбоносное значение с точки зрения интересов нашего народа. Если мы хотим решения карабахской проблемы, восстановления территориальной целостности страны, то должны сесть за стол переговоров", - заявил Муртуз муаллим.

Предложение спикера о диалоге между властями и оппозицией произвело в обществе эффект разорвавшейся бомбы. Политологи и политики разного масштаба погрузились в размышления о том, что же могло побудить власти пойти на столь неожиданный шаг. Мы со своей стороны предлагаем собственный взгляд на эту ситуацию.

НО КОРЫСТИ РАДИ

Вначале стоило бы задуматься об искренности желания властей пойти на диалог с оппозицией. Тут вспоминается однажды сказанная Андреасом Гроссом фраза о том, что власти Азербайджана и оппозиция презирают друг-друга до такой степени, что создается впечатление, что они живут в разных странах. Тот же Муртуз муаллим в марте 2003 года предлагал лечить оппозиционеров у Агабека Султанова. Главный психиатр страны этой перспективе явно был не рад.

Поверить в то, что произошел "ряд волшебных изменений", и власти в одночасье сменили свое мнение об оппозиции, может разве что неосведомленный о событиях в стране человек.

Подтвердились пессимистические настроения по этому поводу и после того, как оказалось, что далеко не все представители власти согласны сесть за стол переговоров с оппозиционерами. К примеру, экс-физкультурник, а ныне исполнительный секретарь правящей партии Сиявуш Новрузов заявил, что оппозиция еще не готова к переговорам с властями. Еще дальше в своих умозаключениях ушла "япочка" Бахар Мурадова. Она и вовсе сказала, что предложения о целесообразности подписания соглашения между властями и оппозицией являются несерьезными.

Все это подтверждает гипотезу о том, что по своей воле наша власть ни за что на свете не согласилась бы сесть за стол переговоров. К такому шагу ее можно было только вынудить. И эта миссия выпала на долю посла США в Азербайджане Рино Харниша. Именно после его заявления о целесообразности подписания соглашения между оппозицией и властями и прозвучал исторический призыв Муртуза Алескерова.

И тут напрашиваются определенные параллели между событиями в Грузии накануне "революции роз". Там призыв к властям сесть за стол переговоров с оппозицией тоже был озвучен американским послом. И тоже - в год парламентских выборов. Как и в тогдашней Грузии, ныне в Азербайджане правящий режим хочет таким и остаться, а оппозиция - хочет его сменить.

Как и в Грузии двухлетней давности, ныне в Азербайджане интересы оппозиции режим не волнуют, главное - объяснить всем, что в случае прихода к власти оппозиционеров страну ждет нестабильность. И тогда все станет на свои места - испуганное население проголосует "как надо". А если даже и не "как надо", то, по крайней мере, народ не будет возникать по поводу фальсификаций.

Исходя из всего этого, ряд политологов уже сделал поспешные выводы о том, что заявление спикера вызвано беспокойством властей по поводу того, что в Азербайджане грядет "бархатная революция".

Так ли это? В этом вопросе страна разделилась на оптимистов и пессимистов.

ВЕРСИИ "ЗА"

Оптимисты утверждают, что смена власти в нашей стране неминуемо произойдет путем революции, вследствие того, что с приходом Ильхама Алиева к власти многократно возросли цены на газ и энергоносители, что больно ударило по наименее защищенным слоям населения. Оптимисты утверждают, что именно эти слои населения и выступят в первых рядах людей, которые выйдут на улицы Баку в случае претворения в жизнь "революционного сценария".

Кроме того, оптимисты указывают на то, что уж слишком явны признаки того, что Ильхам Алиев больше не управляет ситуацией в стране. Достаточно вспомнить невиданное по своему нахальству заявление главы Бакметрополитена Таги Ахмедова, возомнившего, что данный государственный объект - его собственность. Бесспорно, в период правления патриарха, считавшего весь Азербайджан своей собственностью, и речи не могло быть о том, чтобы какой-либо чиновник ляпнул что-то в духе господина Ахмедова.

А в качестве наиболее яркого доказательства неспособности Ильхама Алиева управлять ситуацией в правящем клане, оптимисты приводят скандал с бандой Гаджи Мамедова. По их мнению, в период правления Гейдара Алиева (а именно тогда и начала свою деятельность эта банда) раскрытие банды было бы невозможным. Хотя бы потому, что Гаджи Мамедов мог рассказать о том, кто именно является заказчиком серии громких убийств, в совершении которых и обвиняют "оборотней в погонах".

Оптимисты утверждают, что эту банду "сдали" в результате внутритрайбовой борьбы. Таким образом те, кто "сдал" этот преступный синдикат, сводят счеты со своими соперниками во власти. Они считали, что после того, как выяснилось, что о существовании банды Гаджи Мамедова уже давно знали генеральный прокурор и министр внутренних дел, президент обязан будет снять с занимаемых постов кого-то из силовиков. А те, почувствовав слабость власти, в лучших традициях "удаленных от двора" примкнут к стану оппозиции. К тому же стану может примкнуть и министр здравоохранения Али Инсанов, против которого началась активная компания травли по телевидению.

И, наконец, оптимисты уверены в том, что в смене власти в Азербайджане заинтересовано США, с легкой (или тяжелой - это как посмотреть) руки которых и произошли уже три "цветные революции" на пространстве СНГ. В качестве доказательств - уже упоминавшееся заявление посла США и то, что за более чем полуторагодичный срок пребывания на посту президента страны, наш самый главный путешественник так и не был приглашен на родину Авраама Линкольна.

ВЕРСИИ "ПРОТИВ"

Но если говорить честно, то по вопросу скорого смещения власти в Азербайджане оптимисты находятся в меньшинстве. Куда больше пессимистов, которые убеждены, что "цветной революции" в Азербайджане не бывать. Они скептически относятся к способности граждан нашей страны оказать адекватное сопротивление произволу властей.

Пессимисты напоминают ситуацию в революционной Украине, где первыми на Майдан Незалежности массово вышли отнюдь не самые бедные регионы страны, а жители столицы. А уровень жизнь киевлян намного выше, чем уровень жизни жителей Донецка или Львова. И это говорит о том, что именно люди, находящиеся в стабильных экономических условиях, оказались способны не только реально оценить происходящее в стране, но и потребовать уважения к своим правам и своему выбору.

Гражданская позиция жителей Киева доказала, что именно средний класс (являющийся становым хребтом любого современного государства), а не беднейшие слои населения, осознанно выбрал цивилизованный путь развития этой страны, в то время как люди малообеспеченные, неуверенные в завтрашнем дне, к сожалению, чаще всего становятся жертвами манипуляций со стороны нечистоплотной власти.

В Азербайджане средний класс перемен боится, как огня. Для представителей этого класса (подавляющее большинство которого зависит от режима) сегодняшняя видимость стабильности в стране куда важнее, чем перспектива обретения ею истинной экономической стабильности в будущем.

В своем подавляющем большинстве азербайджанское общество политически индифферентно. Только находящаяся в таком состоянии нация может позволить власти торговать национальными интересами, монополизировать все национальные богатства и отдать собственную судьбу в руки кучки узурпаторов.

Более того, появилось целая прослойка граждан нашей страны, научившихся талантливо скрывать свои слабости. Это те, кто "находит в себе смелость признать собственную трусость". В итоге, борьба за права и свободы остается уделом крайне малого количества членов оппозиционных партий, правозащитников и независимых СМИ. Их общее число в Азербайджане не превышает нескольких тысяч человек. И этого числа безусловно не хватит для осуществления "цветной революции".

И в этом - наше главное отличие от грузин. Грузины готовы биться (и бились) за свою свободу до конца. На митингах грузинской оппозиции в предреволюционный период собиралась разношерстная публика - в основном молодежь и интеллигенция, студенты и преподаватели вузов. Они не боялись быть исключенными за политическую деятельность из вузов - ведь в одном ряду с ними стояли и их преподаватели. А преподаватели не боялись быть уволенными с работы.

А теперь ответьте сами себе - сколько студентов в нашей стране, не говоря уже о педагогах, способны открыто продемонстрировать свою гражданскую позицию? Приведу один пример. Уволенный из проправительственной газеты журналист на мое предложение сотрудничать с нашей газетой ответил категорическим отказом. "У вас же оппозиционная газета. А вдруг меня, как и тебя, в военную комендатуру утащат или даже убьют, как Эльмара? Нет, меня мама в оппозицию не пускает", - заявил мне представитель "четвертой власти". Ему 24 года. Вот о таких, как он, и говорят пессимисты, утверждающие, что "цветная революция" в Азербайджане произойдет тогда, когда рак на горе свистнет.

Кроме того, пессимисты напоминают, что власть владеет огромным медийным ресурсом. И в этом еще одно отличие предвыборной ситуации от грузинской. Перед выборами самый популярный телеканал Грузии "Рустави-2" был однозначно независим и сыграл огромную роль в революции. А в Азербайджане до сих пор не создано Общественное телевидение, а все прочие телеканалы в той или иной степени работают на режим, кормятся от него и не надеются на продление своего века в случае смены власти.

Кроме того, не стоит забывать, что в руках власти сосредоточен и чудовищный репрессивный аппарат. И вся эта "дубина трайбократии" будет лупить по головам народа, как только власти почувствуют, что под ногами горит земля. Достаточно вспомнить события на площади Азадлыг 16 октября 2003 года.

МОМЕНТ ИСТИНЫ

Как видим, осуществление "цветной революции" в нашей стране весьма проблематично. Но власти все же боятся, потому что в глубине души (если она у них есть) понимают, что занимают не положенное им место. Ради сохранения статус-кво власть готова на что угодно. Даже на переговоры с оппозицией.

Но вот готова ли к переговорам оппозиция? Судя по всему, она настроена крайне радикально. Первая, после долгого молчания, массовая акция протеста оппозиции пройдет 10 апреля. Оппозиционеры заявляют, что акция протеста будет проведена "при любой погоде и любом раскладе", даже если городские власти не дадут санкции на ее проведение. Цель организаторов митинга - превратить его в общереспубликанскую акцию.

Безусловно, на данном этапе достичь этого будет невозможно. Акция, которая пройдет в воскресенье, станет "пробным камнем". От массовости данного мероприятия зависит, пойдут ли власти на очередные уступки оппозиции. А массовость эта зависит от каждого из нас. Ведь жизнь нужно прожить так, чтобы не было мучительно стыдно за бесцельно прожитые годы...

АКПЕР ГАСАНОВ

Еженедельная аналитическая газета "Бакинские ведомости", № 1, 09 апреля 2005