ПОЛИТБЮРО

Анализ

ПРЕЗИДЕНТ И ТРАЙБОЗАВРЫ

За десять лет правления Алиевых в созданной ими властной вертикали (с учетом новых внешнеполитических и внешнеэкономических условий интеграции в западное пространство) в Азербайджане сложился качественно новый класс - класс бюрократов - с четкой клановой структурой и явно трайбовым социально-политическим сознанием. Именно процессы в этом сословии, наряду с политическим поведением всего общества, и определят вектор развития страны и фабулу грядущих политических событий.

Политическое престолонаследие в преддверии президентских выборов 2003 года сплотило все сегменты правящего трайба, который уже к 1998-99 годам раздирался процессами олигархизации и не представлял собой единый монолитный организм.

И сразу же после выборов временно замороженные олигархические процессы стали набирать новые обороты. В результате возникла ситуация, которую мы и постараемся проанализировать ниже.

БЮРОКРАТИЧЕСКАЯ  ОЛИГАРХИЯ

Используя термин "олигархия" применительно к азербайджанским реалиям, хочу сразу оговориться, что классический смысл этого понятия несколько отличается от обычно используемого значения и касается процессов становления крупных финансовых, торгово-промышленных и финансовых групп - в условиях относительно свободного рынка и конкурентной экономической среды.

Тем не менее, условное употребление этого термина весьма уместно, поскольку в случае с высокопоставленными азербайджанскими чиновниками мы имеем дело с базовыми параметрами и признаками олигархизации и возникновения олигархических групп. А именно: а) концентрация огромных финансово-имущественных, индустриальных ресурсов, прочих значительных капиталов в руках отдельных лиц; б) сегментарная монополизация национальной экономики; в) исчерпывающее теневое сращивание государственных институтов с частным капиталом, возникшим за счет казнокрадства, коррупции и грабежа национальных ресурсов.

Итак, сегодняшняя азербайджанская власть, помимо номинальных политико-административных ресурсов, включает и целый набор распределительных рычагов, которые контролируются в основном главой президентской администрации, рядом министров, а также некоторыми членами семьи президента.

Выстроенная Гейдаром Алиевым четкая, но негласная иерархия теневых полномочий, сейчас, в период президентства его сына, подвергается системной трансформации, по которой крайне сложно давать какие-либо прогнозы.

С момента полунасильственного воцарения Ильхама Алиева на престоле прошло довольно много времени. Но кардинальных изменений в сложившемся к концу жизни Гейдара Алиева соотношении сил и степеней влияния олигархов не произошло. Усилились лишь тенденции, наметившиеся еще при жизни третьего президента.

РАМЗЕСОВ РЕНЕССАНС

В первую очередь можно отметить беспрецедентное усиление влияния Рамиза Мехтиева. В принципе эта тенденция началась еще в 1998 году, когда именно Р.Мехтиев обеспечил бесперебойную работу механизма фальсификации на судьбоносных для Гейдара Алиева выборах.

Параллельно с укреплением позиций Р.Мехтиева в политико-управленческом пространстве, стали укрепляться и его позиции на трайбовом поле. К тому же значительно возросли и его личные капиталы, кстати, размещенные в основном в России.

По имеющейся информации, Ильхам Алиев (исходя из только ему одному известных факторов) пошел на серьезный альянс с Рамизом Мехтиевым. В результате глава президентской администрации получил от своего шефа полную легитимизацию своих официальных и теневых полномочий в глазах основной части трайбовой общественности.

Возникает совершенно естественный вопрос - а захочет ли (и станет ли) Рамиз Мехтиев вести собственную политическую игру, имея в виду собственное президентство? Вряд ли. И прежде всего потому, что у него нет поддержки Запада.

Однако Мехтиев так или иначе будет участвовать в играх других центров силы, причем, скорее всего выражая интересы России, поскольку как, было сказано выше, он хранит свои авуары не на Западе, а на российском финансово-экономическом пространстве.

По имеющимся сведениям, Рамиз Мехтиев имеет неограниченный доступ к официальной корреспонденции президента. Более того, благодаря расставленным в свое время в разных ведомствах и министерствах информаторам, он оперативно получает сведения о тех или иных негласных президентских поручениях членам правительства (к слову, остается неясно, пытается ли "главный бодигард" Бейляр Эюбов как-то нейтрализовать мехтиевскую сеть информаторов).

Фактически Рамиз Мехтиев взял под полный контроль практически все управленческое поле страны. С ним считаются и его распоряжения предпочитают выполнять даже те чиновники, назначение которых лоббировали трайбовые конкуренты Р.Мехтиева. Этот многоопытный аппаратчик уже приступил к формированию списка членов парламента будущего состава. По имеющейся информации, люди Мехтиева ведут активные переговоры с представителями различных слоев общества - на предмет попадания в ММ.

Я не располагаю точной информацией о том, происходит ли это по поручению Ильхама Алиева или по собственной инициативе Рамиза Энверовича.

Впрочем, сам президент пока не показал, что у него есть собственное видение будущего состава парламента. Точно так же он не оказывает и особого протекционизма в отношении некоторых молодых парламентариев, считающихся его молодыми соратниками-реформаторами (к примеру, член ММ Али Гусейнов проиграл Рамизу Мехтиеву все серьезные политические и аппаратные баталии, так и не дождавшись от президента реальной поддержки). Поэтому можно предположить, что Р.Мехтиев (во всяком случае, на данный момент) получил от И.Алиева полный карт-бланш на формирование списка будущих парламентариев.

"ГРУЗИНИЗАЦИЯ" АЗЕРБАЙДЖАНА

В свое время Шеварднадзе, придя к власти, расправлялся со своими оппонентами политически, но не экономически. Даже сидя в тюрьме, они могли виртуально присутствовать в экономической жизни страны.

Наша "грузинизация" заключается в том, что экономика Азербайджана стремительно переходит от монотрайбовости, достигнутой военно-полицейскими методами и поддерживаемой харизмой Гейдара Алиева, к политрайбовости. Этот переход обусловлен как объективными причинами (преимущественно внутреннего порядка), так субъективными факторами - отсутствием у Ильхама Алиева должной харизмы, опыта полуфеодального внутритрайбового менеджмента, а также его слабостью перед формулой "поделимся и заткнем рот". На нем лежит ноша управления государством, которое в современномпонимании сложно назвать таковым.

В этих сложных условиях на него подряд обрушиваются различные катаклизмы: бунт в колониях, кража жены одного из ближайших фаворитов, явно политическое убийство журналиста Эльмара Гусейнова, изобличение Гаджи Мамедова и его группы, публичная телевизионная "самодискредитация" главы МВД Рамиля Усубова, беспрецедентное давление Запада в вопросе с политзаключенными и, как следствие, - вынужденный указ об освобождении "октябристов".

И вновь общество задалось вопросом - избавится ли Ильхам Алиев от одиозных управленцев. Спонтанные "теленаезды" на некоторых членов правительства питают надежда общества, что "кого-то вот-вот снимут".

Вот и сейчас пошел "слив компромата" на главу МВД. Так, один из источников в презаппарате сообщил, что сотрудник полиции майор Вагиф Байрамов, недавно арестованный по антинаркотической статье, был ближайшим другом министра. Они в 1996 году познакомились в посольстве Азербайджана в России. Знакомство переросло в застолье, прямо в ходе которого Р.Усубов позвонил в Баку и дал поручение о немедленном присвоении тогда еще капитану Байрамову звания майора. Доверчивый глава МВД даже сфотографировался со своим новым другом, которому впоследствии оказывал протекцию. Но вошедший во вкус фаворит министра Байрамов переборщил и стал злоупотреблять расположением к себе влиятельного друга - везде, по поводу и без, демонстрируя ту самую фотографию. Это привело к некоторому охлаждению отношений между Усубовым и Байрамовым.

Можно найти массу прочих признаков того, что Ильхам Алиев должен сместить ряд наиболее проворовавшихся членов правительства, вызывающих у население неприязнь. Однако вряд ли в ближайшее время глава государства на это пойдет.

ЖЕСТКАЯ ДИЛЕММА

Прежде всего, у Ильхама Алиева отсутствует ясное концептуальное видение национального развития страны и четкая программа действий. Он следует инстинкту, завещанному отцом - "ничего не надо менять, а то все развалится".

Кроме того, страна в преддверии парламентских выборов. Ведущие одиозные клановые фигуры - это одновременно главные функционеры системы фальсификации выборов. К примеру, МВД обеспечивает безопасность и силовое прикрытие механизма вброса бюллетеней. Кроме того, оно оказывает прессинг на членов периферийных избиркомов.

То же можно сказать про министерство образования. Именно в школах посредством их администраций и ковались все "избирательные победы" алиевской власти. Все это можно отнести к министерствам здравоохранения и социальной защиты.

Есть мнение, что достаточно сменить министров, и новые будут делать то же, что и предшественники. Но не все так просто. Как ни странно, и основное руководство фальсификационным механизмом (возложенное на Р.Мехтиев), и управление отдельными его элементами (возложенное на более мелких чиновников) требует определенных навыков. Эти навыки приходят с опытом.

Кроме того, руководители ведомств, являющих собой неотъемлемые элементы системы подтасовки, располагают компрометирующей информацией о технологии и масштабах фальсификаций всех выборов и референдумов за последние последних десять лет. И вполне вероятно, что каждый из этих министров, оказавшись не у дел, как минимум, будет негласно сливать "секреты фирмы", что сыграет на руку оппозиции.

Поэтому есть все основания полагать, что отстранение от должностей Рамиза Мехтиева, Рамиля Усубова, Али Инсанова, Мисира Марданова - всех сразу или по одиночке - вызовет серьезный сбой в механизме фальсификации.

Поэтому Ильхам Алиев перед дилеммой: либо, ничего не меняя, с нынешней командой идти на выборы (имея вполне реальную перспективу разделить участь Шеварднадзе или Акаева), либо "сменить караул", ввести новые правила политической игры и провести относительно честные выборы. То есть - пойти на коренную ломку всей системы. На это у Ильхама Алиева, даже если бы у него было желание, практически не осталось времени.

ИБРАГИМ БАЯНДУРЛУ

Еженедельная аналитическая газета "Бакинские ведомости", № 1, 09 апреля 2005