ТЕМА НОМЕРА

Vizavi

НАСИЛИЕ - ПОСЛЕДНЕЕ ПРИБЕЖИЩЕ НЕКОМПЕТЕНТНОСТИ

Ситуация в стране носит явно предгрозовой характер. Последние полтора месяца показали, что хорошо отлаженная система Гейдара Алиева, которая по инерции продолжала работать и после его смерти, начинает давать сильные сбои. Свои комментарии по поводу происходящего сегодня дает ЛЕЙЛА ЮНУС - директор Института мира и демократии, известная своей непримиримой позицией по отношению к нынешнему режиму

- Недавно власти выпустили на свободу большую группу политзаключенных. Решена ли эта проблема полностью?

- К сожалению, в последнее время на страницах СМИ появляется не просто неверная, а откровенно ложная информация. К примеру, Асим Моллазаде сказал в интервью, что якобы в Комитете Парламентской Ассамблеи Совета Европы по правовым вопросам и правам человека 6 апреля было заявлено, что проблема политзаключенных в Азербайджане решена и это обязательством перед СЕ нашей страной полностью выполнено. Это информация - ложная. 6 апреля на заседании Комитета ПАСЕ этот вопрос рассматривался, и было заявлено, что проблема политзаключенных в Азербайджане остается. Более того, Малкольм Брюс остался докладчиком по проблеме политзаключенных и уже 23 мая сделает очередной отчет Комитету по правовым вопросам, правам человека. И если будет необходимо, именно 23 мая будет решаться - ставить ли этот вопрос перед Азербайджаном на июньской сессии ПАСЕ.

По спискам Федерации правозащитных организаций АР в стране есть более 130 политзаключенных.

- А как вы оцениваете нынешнюю общественно-политическую ситуацию в Азербайджане?

- Мое главное ощущение нынешней ситуации в том, что после 2 марта - дня убийства Эльмара Гусейнова - мы живем в совсем другом Азербайджане. Если до его убийства я знала что в арсенале приемов властей против инакомыслящих значатся клевета, оскорбления, дискредитация, шпионство, не исключала вероятности погромов и ареста с применением физического давления, то после убийства Эльмара я поняла, что и физическое устранение человека в Азербайджане стало возможным.

- Об этом свидетельствует и полученное вами сообщение о готовящемся в отношении вас теракте. Какие шаги были предприняты властями по этому факту?

- После того, как я получила подтверждение того, что факты политического террора и убийств в нашей страны могут быть продолжены, я стала внимательно присматриваться к тому, на что раньше не обратила бы внимание. И сегодня я уже могу сделать выводы. Я обратилась с официальными письмами в МВД, МНБ, Генеральную прокуратуру в связи имеющейся у меня информацией о готовящимся в отношении меня теракте, и попросила обеспечить мою безопасность. Реакция была только со стороны МНБ. Генпрокуратура и МВД вообще не прореагировали на мое обращение. Зато своеобразный ответ на мои обращения я получила с экранов наших телеканалов, которые контролируются из единого центра - президентского аппарата. И эти ответы убедили меня в том, что именно этот центр несет непосредственную ответственность за политический террор в стране.

Суммируя все лживые сообщения, которые шли с экрана и в провластной прессе, приходишь к выводу, что они призваны подготовить негативное общественное мнение обо мне - чтобы в случае моего убийства свалить все на третьих лиц. Вот такие шаги были предприняты нашими властями.

- Сценарий знакомый. Но в случае с Эльмаром Гусейновым лживая информация о том, что у него были какие-то денежные разногласия с кем-то, кто виноват в его смерти, появилась после его смерти. Почему так разнятся методы властей?

- Думаю, что власти не ожидали, что убийство Эльмара вызовет такую огромную реакцию. Власти даже сейчас не знают, как выпутаться из этой истории, и в спешке допускают много "ляпов". В том числе и в выработке дезинформации в отношении убийства Эльмара. Каждый, кто знал его, могут сказать, что главным делом его жизни был журнал "Монитор".

- Что вы собираетесь предпринять для того, чтобы дезинформация, которая льется с телеканалов в отношении вас, прекратилась?

- Я отправила официальное обращение в Отдел по борьбе терроризмом МНБ, в котором изложила всю лживую информацию в мой адрес, озвученную телеканалами. Я указала, что всем известно, что наши телеканалы не независимы и курируются из одного центра, который специально создает общественное мнение, необходимое для того, чтобы ликвидировать мешающего им человека.

Поэтому я заявляю - у меня, кроме работы в Институте мира и демократии, нет никакого бизнеса. Нет и никаких враждебных взаимоотношений с кем-либо. Продолжение провокаций в мой адрес (а в том, что они будут, я убеждена) еще раз докажет, что нынче у власти в Азербайджане стоят преступные, мафиозные группировки, о которых писал "Монитор".

- Кстати, связано ли давление на вас с тем, что в последнем номере "Монитора" вы открыто заявили, что смерть Эльмара Гусейнова была выгодна Ильхаму Алиеву?

- Я думаю, да. Об этом свидетельствует и то, что если раньше по телевидению негативная информация обо мне появлялась раз в полгода, то сейчас она появляется каждую неделю.

- Репрессии коснулись не только вас. Убийство Э.Гусейнова, предупреждение о готовящемся теракте и "теленаезды" на вас, кража И.Гамидова... Есть знаменитое изречение, гласящее: "Насилие - последнее прибежище некомпетентности". Не говорят ли вышеперечисленные факты о некомпетентности и слабости властей?

- Я абсолютно согласна с этим изречением. В Азербайджане никогда не было главенства закона. Была власть хозяина, который контролировал ситуацию в стране и все преступные группировки, находящиеся во власти. Сегодня в стране по-прежнему нет главенства закона. Но уже нет и власти хозяина. А эти мафиозные группировки судорожно пытаются удержаться у власти. Поэтому нынче мы являемся свидетелями не просто бесправных действий, но и откровенно криминальных разборок.

И еще несколько слов о некомпетентности наших властей. Обратите внимание, что власти пытаются подготовить необходимую почву, чтобы свалить убийство Эльмара Гусейнова на банду Гаджи Мамедова. А ведь уже только ленивый не написал о том, что Гаджи Мамедов был всего лишь пешкой, а за его спиной стояли ну очень высокопоставленные лица. И все включились в эту игру, повторяя как заклинание: "имя, сестра, имя!" этого высокопоставленного чиновника.

Но я убеждена, что все, кто допрашивал членов банды Гаджи Мамедова в Генпрокуратуре, МВД и МНБ, прекрасно знают имена тех, кто являются заказчиками всех этих громких убийств, но, несмотря на это, до сих пор занимают очень высокие посты. Просто у этих правоохранительных структур нет возможности арестовать заказчиков. Ответьте сами - ну кто в нашей стране может арестовать, к примеру, Рамиза Мехтиева?

- Вот поэтому многие в нашей стране, в том числе и проправительственные чиновники, не понимают, почему Ильхам Алиев не избавляется от столь одиозных персон в своей команде?

- Я думаю, что он от очень сильно зависит от них и не может избавиться от этой зависимости. Кроме того, как это ни прискорбно, но приходится признать, что, несмотря на все громкие заявления о защите демократии в нашей стране, Запад в Азербайджане интересуется только нефтью. И в этом смысле слабый президент им выгоден.

- Но в таком случае получается, что нет никакой надежды на то, что нынешние парламентские выборы пройдут демократично?

- С моей точки зрения, нет.

- Тогда произойдет "бархатная революция"?

- Думаю, что "бархат" Азербайджану "не грозит", он не для нас. В принципе, в Киргизии тоже обошлось без "бархата". А в Азербайджане его не будет и подавно. Потому что здесь на кону стоят очень большие деньги. Кроме того, уже есть спущенное сверху разрешение убивать, чего не было ни в одной из тех стран, где происходили "цветные революции". Наша полиция и наши войска используют силу против своего народа.

- Все зависит и от того, сколько человек выйдет на улицу. Или вы считаете, что в нашей стране нет оппозиции, которая смогла бы повести за собой массы?

- Наша оппозиция борется с властью с рамках Конституции. А это похоже на игру в карты с шулером. Как же можно выиграть у картежника, у которого пять тузов? Тут нужно либо набить морду этому шулеру и завладеть его тузами, либо не садиться с ним играть.

- Иного пути нет?

- Нет. Этот год последний. Если и на этот раз позволить властям фальсифицировать выборы, то в течении последующих трех лет у нас не останется конституционной возможности сменить какую-либо ветвь власти. И если мы допустим, чтобы все прошло по до боли знакомому сценарию, то эти три года будут такими стагнационными, что они не позволят действовать ни любой оппозиции, ни рядовым гражданам Азербайджана, стремящимся видеть свою страну истинно демократической.

Беседовал МУРАД ГАДЖИЕВ

Еженедельная аналитическая газета "Бакинские ведомости", № 2, 16 апреля 2005