ПОЛИТИКА

Неделя

СТРАННЫЙ ВИЗИТ

И что за ним стоит

В преддверии визита министра обороны США Дональда Рамсфелда в Баку, некоторые СМИ делали выводы насчет того, о чем будут вестись переговоры - о военных базах, защите нефтепровода, вплоть до создания в этих целях "каспийской гвардии". Но впервые визит шефа Пентагона в Азербайджан был покрыт суперплотной завесой секретности.

В Баку Рамсфелд прибыл не из Тбилиси, как предполагалось вначале, а из Багдада. Предполагалась встреча Рамсфелда с главой государства, но Рамсфелд отбыл из Баку сразу после завершения переговоров с министром обороны С.Абиевым. Встреча с И.Алиевым не состоялась, потому что накануне президент отбыл с государственным визитом в Пакистан.

Вопросы стратегического характера могут обсуждаться лишь с главой государства. А на встрече министров обороны могли обсуждаться лишь вопросы развития совместного сотрудничества в военной сфере.

Шеф Пентагона сообщил, что встречался в Ираке с азербайджанскими военными и поблагодарил Абиева за "хорошую службу". Рамсфелд заявил, что Вашингтон всегда будет способствовать процессу интеграции Азербайджана в НАТО.

Есть несколько версий причин столь странного визита Д.Рамсфелда.

Первая версия гласит, что (анализируя сообщения СМИ и пресс-конференцию посла США Рино Харниша) министры обсуждали стоящие на повестке дня самые актуальные для США и лично Дональда Рамсфелда вопросы безопасности в Ираке. После усилившегося сопротивления в Ираке и отказа многих союзников по антисаддамовской коалиции от военного присутствия в Ираке, покой американскому министру обороны только снится. Он даже попытался уйти в отставку после переизбрания Дж.Буша-младшего на второй срок.

Позиции США в Ираке не слишком благоприятны. Их 140-тысячный военный контингент несет тысячные потери и это уже ощутимо. Ежедневно там гибнет один американец. Пентагон планирует сократить свой контингент в Ираке можно сократить с 142 до 105 тысяч. Кроме того, президентом Ирака стал лидер курдского меньшинства, ранее возглавлявший ранее сепаратистское движение. Но его избрание еще не означает его окончательную легитимизацию. Требуется и внешнеполитическая поддержка. Возможно, что речь шла также об увеличении азербайджанского военного контингента в Ираке.

Вторая версия настаивает на том, что Рамсфелд ждет от руководства Азербайджана официального согласия в сфере оказания давления на Иран. А проще говоря, США хотят использовать Азербайджан как плацдарм и транспортный коридор для нанесения удара по Ирану.

Третья версия утверждает, что встреча Рамсфелда с президентом И.Алиевым все же произошла. Но - на территории Пакистана, куда Рамсфелд направился из Баку. Эксперты говорят, что именно там и были обсуждены вопросы стратегического характера. А встреча в "третьей стране" произошла потому, что И.Алиев, в последнее время демонстрировавший горячую любовь к Москве, теперь почувствовал шаткость этой "любви" и решил качнуться в сторону Вашингтона. Но чтобы "не дразнить гусей", то есть пророссийское лобби в своей команде, он встретился с высокопоставленным чиновников администрации США не в своей стране.

Все три версии имеют право на жизнь, но все они говорят о том, что визит этот касался не интересов Азербайджана, а интересов США.

Впрочем, ради объективности следует отметить, что Рамсфелд поинтересовался карабахским урегулированием и получил ответ, что подвижек нет. Однако, проявление такого интереса можно скорее считать своеобразной данью вежливости.

Какая версия окажется верной - покажет время.

ЭЛЬЧИН МЕХТИ


ЖЕЛАЕМОЕ И ДЕЙСТВИТЕЛЬНОЕ

Участившиеся перестрелки на линии соприкосновения азербайджанских и армянских вооруженных сил заставляют официальный Баку заявления, которые еще совсем недавно, мягко говоря, не приветствовались. Ведь, после прихода к власти Ильхама Алиева повсеместно стали слышны разговоры о неизбежности войны. Начало этой вакханалии положил сам Ильхам Гейдарович, который не упускал не единого повода, дабы высказать собственного недовольства ходом мирных переговоров. Слова "компромисс" и "взаимовыгодные уступки" практически были изъяты из лексикона любого мало-мальски значимого лица, уполномоченного выступать от имени государства по данной проблеме.

Но вот совсем недавно заместитель министра иностранных дел Араз Азимов заявил о том, что "учитывая трудность одновременного освобождения семи оккупированных вокруг Нагорного Карабаха районов, возможен поэтапный подход". При этом он уточнил, что позиции Азербайджана по поводу освобождения этих районов остаются неизменными.

В свете разговоров о "поэтапном освобождении оккупированных районов" весьма уместно вспомнить мировой опыт. Вот как, к примеру, как решала свои территориальные проблемы с Россией Япония.

Решение президента Путина поставить точку в территориальном споре и передать Японии острова Хабомаи и Шикотан, согласно Совместной декларации 1956 года, было встречено как сенсация. Сенсационность же только в том, что Путин - первый российский лидер, который нашел в себе мужество признать очевидное и продемонстрировал способность делать хоть и непопулярные, но нужные шаги. Декларация 1956 года после ратификации - и есть тот самый закон, который нарушать нельзя, как нельзя переписать или частично отменить.

Теперь диспозиция сторон будет выглядеть так: российская - "два острова или ничего", японская - "четыре острова или ничего".

В нашем же случае приходится констатировать, что диспозиция выглядит следующим образом: азербайджанская сторона - "семь районов, а потом посмотрим", армянская сторона - "все оккупированные земли наши и условия будем ставить мы".

Заявление Путина еще раз доказывает, что для того, чтобы решение территориального конфликта сдвинулось с мертвой точки, необходимо, чтобы в этом была заинтересована сторона, владеющая ныне территориями, которые другая конфликтующая сторона считает своими. Иными словами, инициатива должна исходить от официального Еревана. Правда, для этого Азербайджану необходимо создать условия, вынуждающие Армению искать разрешения конфликта.

Пока Азербайджан таких условий не создает. Наша армия не стала на порядок сильнее армянской, да и в экономическом плане Азербайджан не стал для армян Карабаха настолько привлекательным, чтобы они согласились на совместное сосуществование в одной стране с нами.

Поэтому довольно наивными выглядят доводы А.Азимова, который заявил, что если Армения действительно заинтересована в налаживании с надежных связей с армянской общиной Нагорного Карабаха, то она должна адекватно реагировать на предложения Баку, которые охватывают "вопросы пользования дорогами и обеспечения безопасности".

Хотим напомнить заместителю министра иностранных дел АР, что еще Гейдар Алиев на встрече с сопредседателями Минской группы ОБСЕ (в ноябре 2002 года) раскрыл секреты своих переговоров с Робертом Кочаряном. Отец нынешнего президента Азербайджана предложил президенту Армении открыть железнодорожное сообщение по маршруту Баку-Нахичеван-Ереван в обмен на освобождение 4 оккупированных Арменией районов, через которые и пролегает эта дорога.

Роберт Кочарян отказался от этого предложения. Отказался тогда, когда нашей страной управлял куда более талантливый политик, чем нынешний президент Азербайджана. И по меньшей мере наивно было бы думать, что он согласится поменять свое мнение, когда положение Ильхама Алиева на посту президента как никогда шатко.

ЭЛЬДАР ИСМАЙЛОВ


ЧТО ИМЕЕМ - НЕ ХРАНИМ...

Одним из наиболее примечательных событий недели стал визит Ильхама Алиева в Пакистан. Наше внимание привлекло посещение президентом Организации содействия военному экспорту при министерстве обороны Пакистана. Наш Верховный Главнокомандующий ознакомился с выставкой организации, где демонстрировались производящиеся в Пакистане и экспортирующиеся за рубеж военная техника, боеприпасы, военное снаряжение, оружие, в том числе ракеты современного типа.

Посещение И.Алиевым этой выставки навело на мысль, что Азербайджан может закупить для собственной армии пакистанское оружие. Пока у нас нет точных данных - будет или нет закуплено вооружение. Зато есть доказательства того, что Азербайджан мог бы не закупать оружие "за бугром", а сам наладить его производство. Это доказал Союз изобретателей Азербайджана (СИАЗ, где был изобретен новый тип оружия - рельефное оружие. И возможно, правильно было бы считать 31 декабря 1993 года днем рождения первого азербайджанского национального оружия.

После успешных полигонных испытаний, проведенных по указанию бывшего президента Азербайджана Гейдара Алиева, вопрос о немедленном производстве оружия был поручен тогдашнему премьер-министру Сурету Гусейнову.

Двенадцать лет назад Тофику Имамалиеву, председателю СИАЗ вместе с одним из советников президента страны было поручено доложить о результатах проведенных испытаний, чтобы скорее организовать необходимого производства с максимальным использованием реальных промышленно-технологических возможностей нашей страны. Но посмотрев у себя в кабинете кассету с видеозаписью испытаний на полигоне и заслушав мнение военного советника президента, Сурет Гусейнов свои размышления резюмировал фразой, которая должна быть вписаны в военную историю Азербайджана золотыми буквами: "Мне кажется, что Азербайджан должен не производить оружие, а покупать его".

Т.Имамалиев понял, что речь идет о так называемой "шапке". А военный советник сказал, что он, как специалист, заявляет, что, по его сведениям, подобного вооружения нет ни в одной стране мира, и он готов, получив его в достаточном количестве, перекрыть всю границу с Арменией. Поэтому надо наладить его в достаточном для удовлетворения военных нужд Азербайджана количестве, а затем - для внешних потребителей.

Но и это не удовлетворил Сурета Гусейнова. В итоге, производство этого оружия так и не было налажено, несмотря на указ бывшего Верховного главнокомандующего Гейдара Алиева. В итоге, нынешний Верховный главнокомандующий с удивленным видом разглядывает чужое оружие, не имея возможности гордо демонстрировать собственное.

ЭМИН КУПЕР

Еженедельная аналитическая газета "Бакинские ведомости", № 2, 16 апреля 2005