ЭКОЛОГИЯ

Апшерон

АДСКИЙ ПОЛУОСТРОВ

Свыше 150 лет тому назад в Азербайджане началась добыча нефти. Многие страны, располагающие запасами нефти, сказочно разбогатели. Но наша нефть не принесла нашим гражданам ничего хорошего, кроме плохого - она нанесла страшный урон нашей уникальной природе. Десятки тысяч гектаров некогда благодатной апшеронской земли, где росли сады и виноградники, ныне загрязнены нефтью и нефтепродуктами.

Апшерон сейчас в ядовитых загрязнениях и испарениях. За полтора века здесь было добыто более миллиарда тонн нефти. И экологические последствия этого катастрофичны. Весь полуостров - это потерянная земля, полная шлама, буровых растворов, мазута с радиоактивным излучением, нефтяные озера и водоемы с сильно загрязненной водой.

Еще в 70-80-е годы прошлого века Апшерон занимал первое место в СССР по степени загрязненности нефтепродуктами. С тех пор ситуация не изменилась. В лучшем случае проводят примитивную "рекультивацию", которая сводится к простому землеванию (так было сделано, например, в 80-е годы на одном из участков дороги в аэропорт - в результате погибли сотни посаженных деревьев и кустарников).

Восстановление нефтезагрязненных земель Апшерона - одна из важнейших национальных проблем, для решения которой требуются сотни миллионов долларов капиталовложений. Но все ли, от кого зависит ее решение, это осознают? Понимают ли они масштабы постигшей нас катастрофы?

Пока что ни один из разработанных за последние годы для решения этой проблемы крупных рекультивационных проектов Минэкологии, с участием самых различных (в том числе, иностранных) инвесторов не получил достойного логического завершения.

По нашим сведениям, причина всех неудач типична - часть выделенных средств осваивается неэффективно, а остальная сумма попросту разворовывается. И даже бесплатная передача нефтезагрязненных земель в частные руки ради их рекультивации не поможет. Никто в здравом уме и трезвой памяти на это не пойдет. Рекультивация и дезактивация такой земли в 10 раз дороже, чем рыночная стоимость обычного участка.

Ситуация в другом мощном источнике техногенного загрязнения второй половины XX века - химическом комплексе Сумгаита (одном из самых крупных в бывшем СССР) несколько оптимистичнее. В свое время никто не подумал об опасности создания такого гигантского комплекса экологически вредных производств вблизи мегаполиса Баку. Территорию промзоны Сумгаита так и называли "мертвой зоной".

Спасибо развалу СССР - после него случился кризис местной экономики и большинство химпредприятий Сумгаита либо сократило свою деятельность, либо вообще закрылось и перестало представлять угрозу окружающей среде. В последнее время ряд предприятий был модернизирован с помощью иностранных инвесторов, и эта экологическая проблема пока отпала.

А если говорить о Каспии, то это уникальный по своим природным ресурсам водоем планеты. Однако все годы нефтедобычи в этот водоем, как в гигантскую помойную яму, сбрасывались промышленные и бытовые отходы. Только морская нефтегазодобыча нанесла каспийской экосистеме колоссальнейший ущерб. Причина - несовершенные технологии разведки, добычи и транспортировки углеводородного сырья.

Из-за морской добычи нефти каспийская экосистема вобрала в себя и чрезвычайно высокий уровень радионуклидов. По данным экспертов, в живых организмах Каспия содержится в пять раз больше урана, чем у живых существ в других водоемах. Причина все та же: Каспий - замкнутое озеро, естественный бассейн, куда через водную систему впадающих в него рек оседают радиоактивные элементы со всего Кавказа, Центральной России и Средней Азии.

Вот уже пять лет, как в Международной экоэнергетической академии наши ученые создали лаборатория по экологии Каспия, разработали соответствующие оценочные методики его защиты. Но никто не спешит их внедрять на государственном уровне, а также использовать для создания соответствующей законодательной и нормативной базы - в том числе и для методологии штрафных санкций. А это сейчас крайне необходимо для обеспечения защиты Каспия.

Когда западные нефтяные компании начинали свою деятельность в Азербайджане, многие наивно полагали, что они принесут нам новейшие экологически чистые технологии, индустриальную культуру, основанную на прогрессивном и бережном подходе к использованию природных ресурсов. Но этим надеждам не суждено было сбыться.

Сегодня, несмотря на все громкие заявления, с платформ и терминалов западных нефтяных компаний в Каспийское море продолжают сбрасываться шлам, буровые растворы, ядовитые химикаты, пластовая нефтяная вода и производственные воды, канализационные отходы. Результат - массовая гибель тюленей, морских птиц, рыб, и прежде всего, осетровых, - нашего второго, после нефти, национального богатства.

В прошлом году на некогда самых чистых и замечательных пляжах cеверного Апшерона - в Бильгя и Загульбе - впервые на воде появилась свежая нефтяная пленка, а сама вода по качеству стала стремительно приближаться к печально знаменитой по загрязненности шиховской.

Общественность не раз поднимала перед западными нефтяными компаниями вопрос о создании завода по утилизации отходов нефтяной индустрии. В ответ несколько лет подряд давались обещания: "Работаем, чтобы поскорее решить задачу". Затем открывались и закрывались одна за другой свалки опасных отходов.

А тpи года назад компания "Бритиш Петролеум" вкупе с купленным швейцарцами заводом "Каpадаг-цемент", для решения этой задачи умудрилась поставить над нашим населением оригинальный эксперимент c далеко идущими последствиям для здоровья: нефтяной шлам, получаемый как отход нефтедобычи, стали использовать для производства цемента. Того самого, который так охотно покупают и используют для строительства домов.

Любой, мало-мальски знакомый с геологией и нефтедобычей, человек скажет насколько губительными для биосреды (особенно по радиоактивности) являются породы, залегающие на больших глубинах. Однако возмущенная экологическая общественность в ходе упорной двухлетней борьбы с ТНК так ничего и не добились. ВР и "Каpадаг-цемент" не только успешно отбились от атак общественности, но даже сумели защитить свое сомнительное нововведение на законодательном уровне - в Милли меджлисе.

Заражение продуктами радиоактивного распада - одно из самых разрушительных и опасных видов загрязнения среды. Указанное выше наглядно демонстрирует истинное положение дел с защитой окружающей среды в нашем регионе, где вовсю хозяйничают и диктуют нам условия жизни транснациональные нефтяные монстры.

Да что там говорить о шламе, когда не решается проблема перенасыщенности радиоактивными нефтепромышленными отходами всего Апшеронского полуострова. Даже временные правила по борьбе с радиоактивными радоновыми загрязнениями в стройкомплексе страны, принятые Госстроем, практически не выполняются!

Но и это еще не все. На Апшероне нет заводов по утилизации отходов, и поэтому возникли огромные свалки бытового мусора. Его периодически сжигают, чем отравляют воздух Баку и его пригородов. А пластико-бутылочная тара загрязнила весь Апшерон - уже, кажется, нет ни одного куста без прилепившегося на нем целлофанового пакета.

Во времена СССР проблемам защиты окружающей среды от вредного воздействия уделялось крайне мало внимания. Экология была, по существу, закрытой темой. Но от того, что сейчас она стала открытой, ничего не меняется. Мы дышим выхлопными газами, пьем грязную воду, едим просроченные и некачественные продукты, находимся в постоянном стрессе из-за окружающего беспредела, а потом еще удивляемся, что снизилась рождаемость и повысилась смертность.

Понятно, что власть имущим абсолютно наплевать, как скажется на здоровье бакинцев состояние "Адского полуострова" (скоро Апшерон можно будет с полным правом так назвать). Богатая прослойка, составляющая 1 процент от всего населения, пьет бутилированную воду, покупает экологически чистые продукты и пользуется специализированными кондиционерами и дома и в автомобилях. Если так пойдет и дальше, то скоро большинство жителей столицы из гомо сапиенсов превратится в "гомо бакинус мутантикус" - со всеми вытекающими последствиями.

БАХАДУР ШИРВАНИ

Еженедельная аналитическая газета "Бакинские ведомости", № 3, 23 апреля 2005