ПАРАЛЛЕЛИ

История

ОЧЕНЬ СЕРЫЙ КАРДИНАЛ

Когда в 1642 году умер Арман дю Плесси, генералиссимус сухопутных вооруженных сил, один из крупнейших политиков и ярких писателей своего времени, первый министр и кардинал Франции, более известный как герцог Ришелье, вместе с ним ушла в небытие и целая эпоха.

Ришелье завершил основное дело своей жизни - создал централизованное и сильное французское государство. Перед смертью он посоветовал Людовику XIII назначить первым министром своего помощника и приближенного, кардинала Джулио Мазарини.

Король выполнил последнюю волю умершего - во-первых потому, что привык слушаться дельных советов кардинала, а, во-вторых, потому что в окружении короля не осталось ярких и незаурядных личностей. Ришелье (как и многие другие диктаторы до и после него) различными путями обезвредил потенциальных конкурентов и преемников, поэтому и остался с серенькой массой.

Вся власть в стране сосредоточилась в руках кардинала Мазарини. В отличие от Ришелье, всю жизнь занимавшегося укреплением державы, Мазарини не особенно радел о Франции и относился к ней как к дойной корове. Может, потому, что был не французом, а сицилийцем-чужестранцем? А может, потому, что как и многие другие, вознесенные судьбой на вершину, не обладал государственным мышлением и был ограниченным карьеристом с великолепной памятью и неограниченными способностями к интригам и стяжательству

Сын разорившегося сицилийского дворянина, Мазарини вынужден был сам прокладывать себе дорогу в жизни. В 1640 году он близко познакомился с кардиналом Ришелье и смог понравиться ему. Феноменальная память Мазарини, его покладистость, - может быть, проистекающая от беспринципности? - и умение улаживать кризисные ситуации произвели впечатление на первого министра Франции. Ришелье пригласил его к себе на работу. Мазарини быстро стал доверенным лицом Ришелье, а затем - самым доверенным.

Став первым министром, Мазарини показал себя во всей красе. Новый первый министр страны очень дорого обходился французам. В отличие от своего предшественника, который жил, как и приличествовало его сану, по-монашески просто, и был безразличен к роскоши, образ жизни Мазарини отличался поистине королевской пышностью. Он начал коллекционировать замки, бриллианты, оружие и другие предметы роскоши, правда, исходя из своих сицилианских вкусов, оставлявших желать много лучшего.

Однако настоящей страстью Мазарини, дворянина захудалого происхождения, стали титулы. Он, одно из первых лиц Франции, был готов заплатить за какой-нибудь незначительный графский или баронский титул огромные деньги. Некоторые представители знати сами отказывались от своих титулов в пользу Мазарини, - под давлением, разумеется. Для пополнения своей казны Мазарини восстановил практику передачи налогов в откуп, которую некогда отменил Ришелье. По этой системе, откупщику за определенную плату передавалось право на сбор налогов с определенной территории. Зачастую сбор налогов откупщиком превращался в высасывание последней крови из населения. И государство это не укрепляло.

Кардинал Мазарини расширил систему продажи государственных должностей, введенную Ришелье. Но при Ришелье количество выставленных на продажу государственных должностей всегда было ограниченным, а цена - очень высокой.

Новый кардинал подошел к этому прогрессивному для своего времени делу на свой лад. Его мало интересовало укрепление благородного сословия, зато весьма интересовали деньги. Поэтому Мазарини уменьшил цену выставленных на продажу государственных должностей в несколько раз, при этом наплодив тысячи новых, не имеющих никакого значения должностей.

Чисто коммерческий подход в кадровой политике государства принес значительную прибыль в карман кардинала, зато значительно расшатал госаппарат. Покупатели должностей возмещали свои убытки за счет подданных короля. "Я заплатил за эту должность груду золота. Должен же я вернуть свои деньги", - отвечал купивший должность чиновник, когда его упрекали в мздоимстве.

Народ беднел, а Франция, при Ришелье ставшая было первой державой Европы, слабела на глазах.

Не доверяя "развращенным французам" Мазарини вызвал во Францию своих итальянских родственников и земляков, а те - своих. Эти люди плохо знали французский язык, а еще хуже - законы и правила управления государством, но заняли в стране ключевые должности и господствующее положение, вытеснив французов. Коррупция росла, народ стонал под гнетом откупщиков и чиновников всех мастей.

Долго так продолжаться не могло. Действия Мазарини стали причиной массовых волнений. Народное недовольство пытались использовать некоторые представители королевской семьи, такие как, дяди короля принц Конде и герцог де Бофор. Они встали во главе движения, которое стало именоваться Фрондой. Действия Фронды были направлены на ограничение власти короля, то есть его министра, "в пользу лучших мужей Франции", то есть аристократии.

В 1659 году волнения перешли в восстание, охватившее почти все крупные города Франции. Повстанцы называли себя "кроканами", то есть грызунами - они собирались выгрызть зубами беззакония чиновников и бесправие народа.

Через два года после начала восстания кроканам удалось подойти к Парижу. И хотя атаки повстанцев были отбиты, но размах движения и боевой стан прямо под стенами столицы испугали Мазарини. Но и лидеры Фронды были перепуганы не меньше - ведь под угрозой оказались их владения, привилегии и благополучие. Они начали понимать, что пытаясь получить больше, чем имеют, рискуют потерять все. Поэтому, когда Мазарини обратился к Конде и Бофору с предложением начать переговоры, они сразу дали согласие.

Результатом переговоров стало соглашение о разделе власти и финансовых поступлений. Конде и Бофор получили права на доходы от продажи должностей, назначения губернаторов в провинции и откуп некоторых видов налогов. Разделу подверглась также и центральная власть. Мазарини удалось сохранить за собой должность первого министра - под его контролем остались внешние сношения, а также финансы королевства. Зато Конде получил должность главнокомандующего армией, а Бофор - управление рядом провинций.

А пока Мазарини увеличивал свое и без того огромное состояние и покупал титулы, обирая Францию, ее извечная соперница Англия, отвергнувшая монархию, быстро преодолевала последствия гражданской войны. Однако Джулио Мазарини не особенно переживал из-за того, что Англия стала опережать Францию, приходившую в упадок.

Наконец в 1653 году Людовик XIV был провозглашен совершеннолетним. Но Конде, Мазарини и даже Анна Австрийская продолжали править страной, почти не интересуясь мнением молодого короля. Молодой Людовик, который спустя тридцать лет скажет "Государство - это я" пока сносил это терпеливо.

Мазарини скончался в 1661 году, оставив после себя самое большое состояние в Европе. Оно насчитывало несколько десятков миллионов ливров только наличными, не считая огромных поместий и недвижимости. Когда после похорон кардинала придворные сплетничали о размерах наследства, никто не задался вопросом - зачем человеку столько добра? Ведь при жизни все его использовать невозможно, на тот свет его с собой не унесешь, оставить в наследство некому. Видимо, Мазарини, как и многие другие до и после него, начиная с определенного момента, перестал считать деньги и механически продолжал делать то, к чему привык, не задумываясь над смыслом своей деятельности. А зря...

Махмуд МУСТАФАЗАДЕ

Еженедельная аналитическая газета "Бакинские ведомости", № 3, 23 апреля 2005