ПОЛИТИКА

Анализ

ДЕМОКРАТИЯ В АЗЕРБАЙДЖАНЕ

(Окончание. Начало в предыдущем номере)

На сегодня возможны два варианта развития событий. Если И.Алиев будет медлить с реформами, страна столкнется с насилием, размеры которого трудно даже представить. Если он осознает надвигающуюся на него лично и на страну опасность, то может быть, удастся предотвратить хаос и насилие.

В Азербайджане наблюдается предреволюционная ситуация, и только комплексными мерами удастся предотвратить стихийное развитие событий. Для этого, во-первых, надо срочно начать искренний диалог с оппозицией, желательно, при посредничестве международных организаций. Диалог не ради диалога, а для достижения приемлемых для оппозиции соглашений, которые предоставят властям пространство для политических маневров прежде всего внутри самой власти.

Во-вторых, пустить в действие государственные программы по обеспечению занятости. Принимаемые сейчас в этом направлении меры недостаточны. В-третьих, самые одиозные фигуры во власти должны быть с разумной последовательностью и темпом смещены с постов с одновременным механизмами их политического обезвреживания.

Главное при этом - это диалог и соглашение с оппозицией. Без этого никакие меры невозможны. Оппозиция пойдет на это соглашение только под гарантии честности будущих парламентских и особенно президентских выборов. И надо дать ей эти гарантии путем изменений в избирательной системе.

Конечно, как на всех честных выборах, в силу их непредсказуемости, есть риск потери власти. Но даже потеряв власть, И.Алиев сохранит многое другое, включая возможность продолжить при желании свою политическую карьеру.

“Вспомогательные” средства с большой вероятностью будут неэффективны. Внутренние и внешние условия для использования репрессий как стабилизационной меры неблагоприятны. Попытка репрессий вызовет лишь озлобление, и власть подвергнет и себя саму, и всю страну еще большей внутренней и внешней опасности.

Использование в качестве дополнительного средства удержания власти повышения зарплат так же не даст результата. Увеличение денежной массы сразу приведет к инфляции, которая сведет на нет попытку “подкупа”. Единственный действенный механизм повышения благосостояния - опережение роста цен ростом производства, создание новых рабочих мест и повышение производительности труда. Но это уже реформы, и власть не сможет осуществить их, не договорившись с оппозицией.

Лругой способ - заигрывание с одной группой оппозиции в обход другой - аналогично непродуктивен. Оппозиция тоже вынесла уроки из прежних ошибок и будет более последовательна. Серьезные оппозиционеры предпочтут обьединяться в блоки и участвовать в распределении власти и позиций, чем в сомнительных играх с властью за гораздо меньшее вознаграждение и низшие позиции.

В отличие от октября 2003 года, теперь уже не оппозиция, а власти, запаздываюшие с реформами, начинают выглядеть дестабилизирующим фактором. И тут может возникнуть вопрос - если положение

властей неблагоприятно, а оппозиция набирает обороты, что может сделать диалог привлекательным для оппозиции?

Сегодня необходимость компромисса с властями для оппозиции диктуется тем, что слишком быстрый приход ее к власти создаст большие проблемы для нее же самой. При приходе к власти революционным путем у оппозиции будет гораздо больше проблем, чем при эволюционно-конституционном развитии событий.

В свою очередь, власти должны спешить с реформами, если не хотят уступать инициативу оппозиции. Десять лет независимости не прошли даром. Население созрело, стало меньше верить популистам. Эпоха Гейдара Алиева закончилась, управлять обществом старыми методами удается все труднее и труднее. Перед Илхамом Алиевым как президентом стоят совершенно другие задачи. Страна нуждается в здоровой политической конкуренции, борьбе политиков за умы и сердца избирателей, а не в соревновании мускулов. Чем раньше как власти, так и оппозиция поймут это, тем лучше. Если власти проявят благоразумие и начнут реформы, удастся избежать хаоса и насилия. Если нет - то ведущую роль в процессах начнет играть оппозиция.

И здесь мы подходим к вопросу о принципиальном отличии процессов в Украине и Киргизии, с событиями в Грузии, занимающими промежуточное положение между первыми двумя.

Изменения в сознании людей в Украине произошли раньше, чем внешние изменения. Украинцы хотели не просто замены одной власти на другую, а изменения отношений в обществе. Поэтому они смогли управлять своими поступками и событиями, и в Украине удалось избежать насилия.

В Киргизии же люди хотели перемен, не представляя ясно свое будущее. Теперь им гораздо труднее корректировать ситуацию,чем до свержения власти, потому что насилие уже совершено, преобладают эмоции, и ситуация не располагает к рациональному мышлению.

После всякой революции неизбежно следует контрреволюция, и чем глубже революция, тем суровее контрреволюция. Революция в Азербайджане, если она и произойдет, то главным образом из-за непоследовательности властей и отсутствия реформ.

В такой ситуации главная задача оппозиции - не готовить революцию, а проникнуться правильными идеями и делиться ими с обществом.

Что касается поддержки Западом И.Алиева в обмен, например, на поддержку нынешними властями Азербайджана борьбы с международным терроризмом, то демократичная власть будет не менее антитеррористична, чем любая другая. Нефтяные контракты также действуют и будут действовать. Так что,

демократия как важнейший фактор стабильности выходит на первый план.

Демократия - это такое государственное устройство, при котором: а) соблюдается баланс между государственной и частной собственностью; б) считаются неотъемлемыми и соблюдаются основные права человека; в) власть распределена между тремя не зависящими друг от друга ее ветвями; г) государство фиксирует доходы и посредством фискальной политики собирает достаточно налогов на общественные цели; д) моральное состояние общества поддерживается такими институтами как семья, религия, общественное мнение; и е) независимые СМИ свободным движением информации связывают общество воедино, обеспечивая его регуляцию и саморегуляцию.

Азербайджан становится частью мировой системы, и надо учитывать преобладающие в ней тенденции. К сожалению, в азербайджанском обществе более распространены неправильные представления о международном сообществе. Оно видится как некое подобие “англоязычного ЦК КПСС”. Как следствие, очень много разговоров о “ставке” на тех или иных политиков. На самом же деле сильно различаются не только позиции различных стран, но даже отдельных структур внутри страны. Например, власть и влияние в США не сосредоточены в одном центре, а распределены намного более горизонтально. Нет единого центра, где политика задумывается и осуществляется. Есть администрация президента, госдепартамент, Пентагон, различные структуры, ведающие безопасностью, наконец - общественное мнение. То, что порой выглядит и представляется СМИ как “ставка” на

того или иного политика, на самом деле является следствием совпадения действий этого политика с основными принципами демократии.

Конечно, от ошибок никто не застрахован, но двурушничество, непоследовательность и невыполнение обязательств не забываются. Времена, когда негодяев терпели и лелеяли только потому что они “свои негодяи”, к счастью, кажется, позади.

Мир прозрачен. Общественное мнение играет на Западе очень большую роль, поэтому если мы хотим быть поняты, то сами должны быть последовательны. Если какой-то представитель власти обвиняет Запад в необъективности в позиции по Нагорному Карабаху или какой-то лидер оппозиции обвиняет Запад в недостаточной защите прав человека в Азербайджане, но при этом оба всеми правдами и неправдами пытаются иметь на руководящих должностях (в правительстве или оппозиции) близких родственников и не очень щепетильны в выборе средств, общественное мнение на Западе не прислушается к ним. Хотим мы того или нет, для того чтобы быть услышаны в мире и поняты, мы обязаны порой быть святее самого Римского папы.

Развитие демократии в Азербайджане будет иметь огромное значение для его продвижения на Ближнем Востоке, Средней Азии и в целом в мусульманском мире. Поскольку азербайджанское общество одно из самых продвинутых среди мусульманских стран, нет необходимости в многомиллиардных расходах и людских потерях для поддержки развития демократии в Азербайджане.

Очень часто Россия видится главным препятствием для демократических процессов в регионе. Но здесь у Азербайджана есть одно принципиальное преимущество. Грузия и Украина имеют продолжительную сухопутную границу с Россией, и проистекающие отсюда серьезные спорные вопросы. У Азербайджана сухопутная граница с Россией проходит только через очень неспокойный Северный Кавказ, и обе страны заинтересованы в стабильности в этом регионе. То есть у Азербайджана и России уже имеются общие интересы, совпадающие с интересами Запада, и эта тенденция будет усиливаться.

Правда, сейчас этому мешает несколько иррациональное отношение России ко всему, что происходит на пространстве бывшего Союза. Любое изменение воспринимается частью российских политиков как негативное. России требуется время, чтобы начать реагировать на события сугубо рационально и с точки зрения действительных, а не мнимых ее интересов.

Внешняя политика Гейдара Алиева была достаточно сбалансирована. Демократизация приведет лишь к изменению качества жизни внутри страны и к ее усилению, не к ее региональной или глобальной ориентации.

На сегодняшний день демократия - самая эффективная форма государственного устройства. 230 лет назад, когда образовались Соединенные Штаты Америки, лидирующие позиции в мире занимали Османская, Британская, Российская и Австро-Венгерская империи. Сегодня мало что осталось от былого величия этих империй, а США самая влиятельная страна в мире.

Элита Азербайджана, как внутривластная, так и оппозиционная, отвестственна за то, по какому пути пойдет Азербайджан. По пути демократии, которая даст возможность успешно решить многие проблемы, включая восстановление территориальной целостности, или станет коррумпированно-диктаторским режимом-изгоем с абсолютно никакими возможностями решения коренных проблем.

Чингиз Мамедов

Еженедельная аналитическая газета "Бакинские ведомости", № 5, 14 мая 2005