ЗА ВАШУ И НАШУ СВОБОДУ

Эльмар

Мы никогда тебя не забудем, Эльмар!

Время бежит незаметно. Иногда кажется, что это случилось только вчера, а иногда - что вообще не было того страшного вечера 2 марта. Но это случилось и в тот вечер казалось, что мир должен обрушиться, казалось, прямо сейчас разгневанный народ выйдет на улицы и сметет эту прогнившую, преступную власть, и настанет день, о котором так мечтал Эльмар. Народу собиралось все больше и больше, возмущение нарастало с каждой минутой, часом, всех раздражали многочисленные полицейские в штатском, основной задачей которых было подслушивание наших разговоров. Никто из собравшихся в тот день даже не сомневался, что это дело рук кого-то из высокопоставленных представителей властей. В открытую назывались имена людей, которые не просто принадлежат властям, а именно тех, кто может принимать самостоятельные решения.

Помнится возмущение, которое вызвало высказывание начальника городской полиции о том, что преступление совершили те, кто хочет дестабилизировать ситуацию в стране. Такое высказывание только подкрепило мысль о том, что это дело властей и преступление при нынешнем режиме не будет раскрыто. Расстрелянное тело Эльмара еще лежало в прихожей квартиры, его кровь еще не застыла, а высокопоставленный полицейский чиновник громогласно высказывает наименее вероятную версию преступления. Создалось впечатление, что это заранее подготовлено. Вообще поражала полная неграмотность действий полиции. Все мы очень любим смотреть и читать различные детективы. И неоднократно видели, что в первую очередь необходимо оцепить место преступления, чтобы не затоптали следы. Вместо этого подъезд превратился в проходной двор, и когда приступили к осмотру места происшествия, все было затоптано и забросано окурками. Оцепление появилось только по приезду главного полицейского города. Однако правоохранители скорее охраняли не место происшествия, а своего начальника, так как после его ухода количество полицейских в форме уменьшилось до нескольких единиц. Уже поздно ночью место происшествия посетили генеральный прокурор и министр внутренних дел. А на следующий день нам показали реакцию перепуганного президента. Он был перепуган реакцией, которую вызвало это убийство. Реакцией не только внутри страны, но и во всем мире. США и ряд европейских государств, международные организации высказали свое возмущение и потребовали принять все меры для установления и привлечения к ответственности виновных. Президент провел срочное совещание, отдал распоряжения, уверил, что будут предприняты все меры и преступление будет раскрыто в кратчайшие сроки. Кто-то поверил, а кто-то высказал сомнения, что следствие выйдя на заказчиков не станет топтаться на месте. Действительно в первые 2-3 недели чувствовалась напряженная работа оперативно-следственной группы. Приехали представители ФБР и турецких спецслужб. Проводилась масса допросов, других оперативных разработок. Было установлено место производства оружия преступления, его путь от завода до Болгарии. Турецкие следователи сообщили, что к убийству причастна банда Гаджи Мамедова. Наши органы это сообщение опровергли, но не дали никакой информации. А затем дело было в срочном порядке переквалифицировано в теракт и передано в МНБ. После этого практически никакой информации о ходе следствия не было. И вдруг как гром среди ясного неба заявление о том, что установлен один из людей, причастных к убийству. Затем второй. Только непонятно, зачем следствию публично оглашать имена подозреваемых. Ведь после такого сообщения заказчик просто ликвидирует исполнителей, если это не сделано до сих пор. А может именно, для этого и были сделаны такие заявления. Возможно также, что это ложный след и таким путем пытаются успокоить общественность.

Вообще власти сделали все для того, чтобы погасить страсти. Они взяли на себя все расходы по проведению похорон, поминальных мероприятий, изготовлению и установке надгробия. Но при этом для прощальных мероприятий выделили не клуб им.Шахрияра, а круглый зал Академии наук, испугавшись массовой процессии через весь город, на седьмой день разделили колонну автомобилей из ста машин, ехавшую на кладбище, кто-то устроил провокацию с нападением на автомашину, в которой находилась супруга Эльмара, не позволили проведение четвергов, а на сороковой день не позволили женщинам поехать на кладбище вместе с мужчинами. Да, они не поскупились на поминальные мероприятия и надгробие, но надпись, которая выбита на нем, мягко говоря, очень неудачна. Для этого была выбрана обложка номера “Монитора”, на которой стояла тема номера “Мрак в конце туннеля”. Что они хотели сказать, выбирая столь пессимистичную надпись? Может, хотели показать, что нас всех ожидает. Может, они намекают на то, что как бы мы ни старались, мы ничего не добьемся и в лучшем случае нас ожидают почетные похороны. Ведь можно было выбрать какой-то другой номер, например “Пора менять систему”. Но это, конечно, властям не понравилось. Несмотря на все трудности, которые ему создавала в течение 9 лет нынешняя власть, Эльмар был очень жизнерадостным, жизнелюбивым человеком.

Он боролся с режимом и до конца верил, что в конце концов справедливость восторжествует и его народ вздохнет свободно. Поэтому и девизом журнала он выбрал слова “За Нашу и Вашу свободу”, и именно эти слова должны быть на его надгробии и стать нашим девизом.

Еженедельная аналитическая газета "Бакинские ведомости", № 6, 21 мая 2005