ОБРАЗОВАНИЕ

Учится, учится, еще раз учится!

Университет по форме - обветшалый Иняз по содержанию

Существуют проблемы, для разрешения которых требуются специфические условия и целый ряд благоприятных факторов. Но для решения некоторых других проблем достаточно доброй воли заинтересованных сторон. Так, ни ректоры, ни Госкомиссия по приему студентов, ни Министерство образования не смогут поднять рейтинг технических вузов и привлечь туда одаренных молодых людей, пока в нашей республике из-за коллапса промышленности не будут востребованы такие специалисты. Нельзя одним росчерком пера решить проблему низкого общеобразовательного уровня абитуриентов и студентов, так как его формирование происходит поэтапно, и этот процесс занимает многие годы. Но вполне реально в вузе за четырехлетний период дать все необходимые знания, чтобы выпустить, к примеру, компетентного преподавателя иностранного языка или переводчика. Для этого ни от одной из сторон учебного процесса не требуется приложения сверхчеловеческих усилий.

Базовым учебным заведением в нашей стране, готовящим специалистов этого профиля, является Азербайджанский университет языков. Давайте обратимся к его опыту. Данный вуз имеет выгодные стартовые позиции. Во-первых, это высокий рейтинг предлагаемых специальностей среди абитуриентов и, во-вторых, отсутствие необходимости в дорогостоящем техническом оснащении для обеспечения учебного процесса. Престиж и популярность “языковых” специальностей сегодня автоматически привлекают в данное учебное заведение много способных, хорошо подготовленных абитуриентов. Ясно, что обучать таких студентов гораздо проще и намного эффективнее. Но главное - подготовка таких специалистов значительно дешевле, чем в других областях, например, в авиация. Еще хотелось бы подчеркнуть, что комплекс социально-экономических факторов в относительно меньшей степени влияет на качество преподавания иностранного языка.

Теперь рассмотрим, как реализуются эти преимущества и каков конечный результат. Во-первых, поясню, что, говоря об отсутствии необходимости в дорогостоящем оснащении, отнюдь не имею в виду его полную ненадобность. Так, ни для кого не станет новостью утверждение, что знать язык - означает слышать и понимать речь на этом языке. Раньше для формирования навыков аудирования была предусмотрена лаборатория устной речи. Ее существенным преимуществом, по сравнению с аудиторным прослушиванием, является то, что там есть возможность пользоваться наушниками. Это помогает сконцентрироваться на записи и не искажает качества звучания. Главным же недостатком является то, что в вузах имеется всего одна такая лаборатория. Преподаватель должен записать группу чуть ли не за месяц и попасть туда можно в общей сложности всего несколько раз в год. Этого явно недостаточно, если учесть, что практические занятия по языку проводят почти каждый день. Данную проблему вполне успешно можно было бы разрешить, закупив несколько десятков качественных магнитофонов и отремонтировав все розетки в аудиториях. Но, видимо, это слишком обременительно для скромного университетского бюджета. А между тем студенты с платной формой обучения составляют почти 2/3 от общего количества студентов. Притом они в качестве оплаты ежегодно вносят от 650 до 1000 долларов.

Ахиллесовой пятой Университета языков (и не только его) являются устаревшие учебники и составленные на их основе учебные программы. Я лично испытываю глубокое уважение и искреннюю признательность к авторам этих книг, но не могу не признать, что они давно морально устарели. Европейские страны давно и успешно применяют современные эффективные методики преподавания. В их основу положен коммуникативный метод. А у нас же современные европейские языки преподают как латынь или древнегреческий. Это и не удивительно, если учесть, что практический курс английского языка на филологическом факультете вот уже 30 лет преподается по учебнику уважаемого проф. В.Д.Аракина, который родился 102 года тому назад. В качестве пособия по развитию навыков устной речи в течение 35 лет предлагается книга Л.С.Головчинской, которая еще в далеком 1937 году подверглась сталинским репрессиям. Грамматику же вообще преподают по учебникам авторов позапрошлого столетия.

Я не призываю всех, воодушевившись этим примером, кинуться писать учебники. Для этого требуется слишком многое, и прежде всего, наличие развитой науки и активной научной общественности. Сегодня нам вполне достаточно будет правильно воспользоваться чужими опытом и достижениями. Наиболее приемлемым вариантом будет подобрать и адаптировать подходящие иностранные учебники.

Но самое печальное то, что руководство вуза наличие учебников вообще не считает необходимым условием учебного процесса. Если на традиционных для этого университета факультетах преподавание ведется по учебникам, уже больше представляющим букинистическую ценность, то на вновь учреждённых факультетах вообще обходятся без таковых. И, вообще, в какой степени определение “вновь учрежденные” относится к факультетам, существующим около десяти лет. Книгу “Западная цивилизация”

( Western Civilization” используют для преподавания всех предметов - от лексикологии до истории. Наверное, даже ее авторы немало бы удивились, узнав, какой бешеной популярностью пользуется их книга среди преподавателей далекого азербайджанского университета. Если критерием ценности учебника служит его универсальность, то я бы рекомендовала построить преподавание всех теоретических дисциплин вуза на основе Британской энциклопедии. Преподавание английского языка в таком случае достаточно свести к изучению Оксфордского толкового словаря. Разделите общее количество слов в словаре на четыре года - вот вам и учебный план. Для этого не нужно развивать методику, приобретать учебную литературу, оснащать вуз специальным оборудованием или тем более готовить специалистов. После всего сказанного не стоит удивляться тому, что самое ветхое помещение в университете это библиотека. Ее разделили на две части и поместили на разных этажах, причем основную часть вместе с так называемым читальным залом и подобием каталога оставили в подвале. С глаз долой - из сердца вон.

В Азербайджанском университете языков очень чутко откликаются на веяния времени, открывая все востребованные факультеты. Берутся готовить специалистов всех мастей - от дипломатов до преподавателей азербайджанского языка. Стремительно растет число новых кафедр, соответственно, открываются новые должности. Я до сих пор не пойму, для чего в гуманитарном вузе нужна кафедра информатики и математики. В недалекие времена, когда я сама была студенткой этого вуза, на первом курсе в течение одного семестра нам читали предмет “технические средства обучения”. Суть этого краткого курса сводилась к тому, что будущих преподавателей иностранного языка знакомили с тем, как на уроках в средней школе надо будет демонстрировать слайды и диафильмы. Это при том, что остальной мир давно и активно в преподавании иностранных языков использовал компьютеры. Видимо, с тех пор о том же самом говорят дольше и зануднее, только всему решили придать официальный статус. Два года обучения будущие филологи тратят на тщетные, не оправданные практически усилия, пытаясь освоить азы медицины. Студентам-регионоведам ввели такую актуальную, научно обоснованную дисциплину, как “нефть и европейские страны”. Уже состряпали учебник, пишут курсовые и защищают дипломные работы. Как-то мне на глаза попалась тема “Великобритания и нефтяная стратегия Азербайджана”. Думаю, корректней была бы другая формулировка: “Азербайджан и нефтяная стратегия Великобритании”.

Мнения языковедов всего мира расходятся с мнением азербайджанских специалистов и в отношении некоторых других вопросов. Например, традиция наименования существующих языков. Оказывается, их можно различать не только по генетической или типологической принадлежности, но и по порядковым номерам. Так, в Азербайджанском университете языков учредили факультеты “английский язык 1” и “английский язык 2”. Это, наверное, отображает последовательность, в которой открывали факультеты. Сначала один английский язык, а когда показалось мало, добавили еще второй. Лиха беда начало! Бог придумал натуральные числа, а люди все остальное.

В Университете языков наложено табу на обсуждение вопросов об организации для преподавателей стажировок и научных командировок за рубежом, о программах обмена студентами, о приглашении иностранных специалистов, об организации условий для языковой практики с носителями языка. В результате обучение в этом вузе равносильно отбыванию наказания. Его практическую ценность можно оценить таким показателем, как коэффициент бесполезного действия. За четыре года бывшем Инязе скорее забудешь то, что знал со школы, чем приобретешь новые, полезные знания. Студенты, которые все же стремятся изучить иностранный язык, вынуждены обращаться к репетиторам, ходить на курсы, в разговорные клубы и т.д. Единственное, что делает их пребывание в стенах этого учебного заведения оправданным, это, в конечном счете, гарантированное получение диплома. К сведению читателей отмечу, что сейчас в вузах низкая успеваемость студентов не считается достаточным условием для отчисления.

Руководство учебных заведений по-прежнему списывает все проблемы на нехватку средств. Это звучит совсем не убедительно, особенно если взглянуть на то, как тратятся эти средства. Свежий ремонт, пластиковые окна, мраморные лестницы и новые корпуса - это, конечно, замечательно. Но университетская столовая не должна быть лучше и просторней библиотеки, потому, что университет и буфет - это не одно и то же.

Изменение отношения к подготовке кадров в Азербайджанском университете языков поможет ему вернуть общественное доверие и завоевать статус одного из лидеров в области подготовки квалифицированных специалистов в области европейских языков на большом пространстве, включающем страны Южного Кавказа, Турцию и Россию.

НАРМИНА МАМЕДОВА

Еженедельная аналитическая газета "Бакинские ведомости", № 6, 21 мая 2005