ОБРАЗОВАНИЕ

Конфликт

Шахлар разбушевался...

На этой неделе было принято решение о проведении приемных экзаменов в магистратуру посредством Государственной комиссии по приему студентов (ГКПС). Это было по-разному воспринято в народе и среди кругов, имеющих отношение к высшему образованию, то есть среди преподавателей и руководителей вузов.

Или что стоит за смелостью депутата

Позицию вторых озвучил главный лоббист их интересов, председатель парламентской комиссии по образованию и культуре Шахлар Аскеров. По мнению господина Ш.Аскерова, указанное решение, так же, как и прием в вузы, проводимый ГКПС, направлен но ограничение числа лиц, получающих высшее образование. Вообще он считает, что государство проводит неправильную политику в этом направлении! (Да, что-то не ладится в “благородном Семействе”, мало того, что какой-то назначенно-избранный парламентарий имеет свое мнение, так он еще осмелился ругать государственную политику). Ш.Аскеров считает, что необходимо ввести единый государственный экзамен, который проведет ГКПС, причем результаты должны быть опубликованы в тот же день, а то, в каком вузе учиться, должен решать сам абитуриент. Казалось бы, все прекрасно. Но в том-то и дело, что это только кажется со слов господина Ш.Аскерова, он ведь не договаривает. Ему, видите ли, не нравится, что ГКПС проводит не только экзамены, но и определяет на основе имеющихся результатов, кто и где будет учиться, в соответствии с указанными при подаче заявления специальностями. Вот где собака зарыта! Депутат предлагает, чтобы выпускник, получив на руки документ, удостоверяющий число набранных им в результате единого экзамена баллов, сам шел в выбранный вуз, а там вопрос приема по итогам проведенного собеседования решала комиссия, составленная из работников того же учебного заведения.

В свое время такие вопросы уже решались в самих вузах. К чему это привело, наверное помнят родители сегодняшних выпускников. С каждым годом росло число студентов, принятых по звонкам, но еще более - за взятки. Приемные экзамены были основной кормушкой для руководителей всех вузов. Наиболее престижные - лечебный и стоматологический факультеты мединститута, юридический и востоковедческий факультеты университета, автомобильный политеха, нархоз, то есть те, по окончании которых была перспектива получения наиболее высоких, либо мелких, но в большом количестве взяток, либо прочих левых, как тогда говорили, нетрудовых доходов, каждый год обновляли рекорды ставок на зачисление. Каждый более или менее “авторитетный” преподаватель вуза имел возможность на решение вопроса о зачислении минимум одного человека. Конечно, мне могут возразить, что не все было так плохо, в институты попадали и те, кто имел соответствующий багаж знаний. Но в том-то и дело, что попадали, причем на вышеуказанные факультеты, своими знаниями единицы, которых просто не могли “срезать” либо сильно занизить оценку. В результате и качество обучения оставалось низким. Большинство таких - горе студентов продолжало точно также “учиться”. В качестве аргумента могу также напомнить скандал с институтом народного хозяйства, который был закрыт и стал филиалом Ленинградского института имени Вознесенского. Такая же участь могла постигнуть и другие, просто у центра не хватило на это времени, а может быть, желания. И вдруг в один “черный” день они лишились такой возможности. У ректоров, деканов и заведующих кафедрами институтов отобрали возможность проводить “отбор”. Пришедшие к власти народнофронтовцы приняли решение о введении тестовой системы, проводимой специально созданной ГКПС. В результате, впервые за многие годы в вузы поступили только те, кто был достоин этого.

Надо отдать должное тому, что и сегодня в стране победившего “гейдаризма”, охваченной тотальной коррупцией на всех уровнях, ГКПС остается единственной структурой, в которой это зло сведено к минимуму. За все время существования комисии практически никаких претензий к ее работе не было. Лишившиеся большего куска пирога, каковым для руководства вузов являлись приемные экзамены, они устремили свои взоры на семестровые экзамены и зачеты, и, конечно, прием магистратуру.

На сегодняшний день практически во всех вузах сдать семестр только на знаниях могут только единицы. Недавно я встретил одного своего знакомого, работающего в одном из наших старейших вузах. Он мне рассказал о том, что семестровая жатва монополизирована руководством и его окружением, установлена также сумма, которую необходимо собрать со студентов за каждый экзамен.Я спросил неужели нет таких, которые могут сдать экзамен на знаниях? Он с горькой усмешкой ответил, что таких единицы, но и те стесняются в этом признаться. Если раньше студент, который сдавал экзамены за деньги или по тапшу, и соответственно, преподаватель, который их у него принемал, - тщательно это скрывали, то теперь наоборот, взяткодатели и взяткополучатели стыдят тех, кто этого не хочет делать. Когда я представил, что завтра эти молодые люди будут нас лечить, учить, строить, проектировать, производить для нас какую-либо продукцию, мне стало страшно. Точно так же в настоящее время, за редким исключением, прием в магистратуру проводится по принципу аукциона. Причем естественно, что здесь суммы уже на два порядка выше. Именно поэтому и возмутилися господин Ш.Аскеров и те, чьи интересы он представляет. Именно поэтому он воспринял указанное решение как ограничение приема. Ведь теперь в магистратуру смогут поступить только те, кто обладает достаточным багажом знаний, а не те, кто сможет больше заплатить. Одним из показателей этого является тестовый экзамен по приему на работу в МИД. Из 600 с лишним кандидатов ни один не набрал требуемого минимума в 70 баллов. В результате пришлось снизить требуемый норматив до 65, всего лишь 9 человек. Вариант с единым госэкзаменом и последующим собеседованием, за который так ратует господин Аскеров, приведет к тому, что по результатам собеседования откажут тем, кто имеет знания, но не имеет возможности заплатить за место в вузе, то есть тем порядкам, которые существовали до введения тестовой системы. Мне реально видится картина, когда молодой человек, набравший на едином экзамене около 550 баллов пришел на собеседование для поступления на лечфак, международные отношения, юрфак и.т.д., а члены комиссии поговорив, с ним мягко, я бы даже сказал душевно, заявляют, знаешь, дорогой, ты хороший мальчик, и знания у тебя есть, но для нашего факультета ты не подходишь. Зато другой, набравший около 300 баллов подойдет, а критерий угадать нетрудно. Кстати, министра образования М.Марданова, развалившего всю вверенную ему систему и пытающегося убедить нас, с которых все это вымогается, в том, что взятки в системе образования единичны, тоже сегодняшнее положение вещей не устраивает, но он, по крайней мере, признал, что это решение президента и он обязан его выполнить.

В противоположность господину Аскерову и иже с ним, среди студентов и их родителей, а учитывая, что все мы либо стремимся стать студентами, либо станем их родителями, то, можно сказать, всем народом, указанное сообщения было принято с радостью. Это приведет к тому, что мы перестанем зависеть от тех, чьи интересы защищает доктор физико-математических наук Ш.Аскеров. По крайней мере, магистры наши будут в основном действительно достойны этого звания. А сегодня появилась надежда, что в недалеком будущем и семестровые экзамены тоже начнет проводить ГКПС, и тогда некому будет стыдить тех, кто пришел в вуз за знаниями, а не просто за дипломом. Лучше меньше, да лучше.

Все-таки странный мы народ. Не везет нам на докторов физ-мат наук облеченных властью. Двоих не устраивает отбор студентов и магистров на объективной основе по знаниям, другого не устраивает как мы голосуем, и он считает наши голоса по своему. А может, и доктора они тоже не совсем, такие какими должны быть. Почему-то то, что хорошо для нас, оказывается не нравится “слугам народа”, а так как мы и есть народ, то, значит, нашим слугам, и наоборот, то что нравится им не нравится нам. Может потому, что во все времена слуги мечтали быть богаче своих хозяев и поменяться с ними местами. Но всегда, когда это происходило уровень их мышления все равно оставался прежним, а потому и оставались они в конце концов у разбитого корыта.

P.S. Конечно, тестовая система имеет свои недостатки. Она не позволяет полностью раскрыть оценить уровень знаний абитуриента. В свое время многие наши преподаватели позволяли во время контрольных пользоваться справочной литературой. При этом они руководствовались тем принципом, что если ты знаешь что искать и как применить, то значит обладаешь нужным багажом знаний. Сегодняшние тесты направлены в основном на механическое запоминание каких-то определенных ответов. Нужно совершенствовать эту систему для определения не только уровня знаний этих ответов, но и умения рассуждать, применять то, что человек знает. Но при всем при этом существующая сегодня система является единственной, в которой не присутствует субъективный фактор принимающего экзамен и проводится анонимная объективная оценка. А значит, наиболее пригодной для реалий нынешнего Азербайджана.

Еженедельная аналитическая газета "Бакинские ведомости", № 6, 21 мая 2005