ГОРОД

Проблема

От политики “бульдозера и веника”

Баку и мой город. Глубоко переживаю все то, что с ним происходит. У нас столица без статуса, но мэр есть. (Таких примеров из других областей у нас достаточно много, и это никакая ни случайность. Это особая линия отца нынешнего режима. Он, создавая эту ситуацию в условиях отсутствия статуса, все решал сам ). Долго ходили разговоры об этом, и даже проект закона был готов к обсуждению. Но вот появляется покойный Г. Алиев в Бина и, отвечая на вопрос журналиста, ставит точку над “и”. Этим самым вопрос о статусе Баку уходит в архив. Только потому, что он это считал излишним. По той простой причине, что, по его мнению, быть столицей - это уже и есть статус... Перефразируя известное выражение, можно сказать, что когда все не определено, тогда все можно. Конечно, дело не в этом, а в том, что лидер трайбализма всегда был против выборов. Все его выборы были самоназначением. Сегодня фактом является и то, что возрожденный бакинский космополитизм, в хорошем смысле этого понятия, уже превращается в космополитический захват не только столицы, но и всего Азербайджана. Захват самой столицы начался с оккупации Ичери шехер.

Помните, несколько лет тому назад у ворот Бакинской крепости поставили шлагбаум. Тогда мною была написана статья под названием “Шлагбаум как анонс для местных экскурсантов (Распродажа Бакинской крепости - начало или завершение оккупации Азербайджана?)”. Этот шлагбаум оповещал о завершении одной и начале другой стадии. А до этого я прогнозировал, что если так будет продолжаться, то наступит день, когда иностранцы станут водить нас на экскурсию в нашу крепость. В том смысле, что посольства, международные организации, транснациональные компании совместно с властями поучаствовали в оккупации памятника. Здесь для граждан страны более не в силе право на свободу передвижения, являющееся одним из фундаментальных человеческих прав. Крепость уже не наша. Хотя граница открыта. Пока что не спрашивают документы ни на входе, ни на выходе. Можно посещать ее пока без визы. Я понял, что на это у меня может не хватить денег и поэтому в последний раз повел своих детей на иностранную территорию. К великому сожалению, мой прогноз оправдался. Это заслуга Г.Алиева и разрушительной деятельности мэра. В тот период, в 1993 - 2003 годы, в Бакинской крепости было построено 615 зданий. Из них 311 личная собственность... Эти цифры не могут не служить показателем распродажи и разрушения Ичери шехер. Столетия не смогли разрушить первозданности Девичьей башни. А они сумели сделать это, возведя за нею высотную гостиницу. Во главе этого процесса стоять очень крупные международные силы, но создал им эти условия Г.Алиев.

Уже создан миф о Г.Абуталыбове. Без всякого сомнения, он, заменяя ЖЭУ столицы, отчасти освободил город от мусора. Как раз этим определяется одна сторона моей собственной терминологии по отношению к нему как мэру. Итак пора внести ясность в название моей статьи. К моменту его назначения, несмотря на примитивность, в Баку и на Абшероне появилась перспективная прослойка мелких и средних собственников , предпринимателей. А господин Г.Алиев не мог терпеть экономического освобождения людей. Ему ужасно нравилось, чтобы люди были зависимыми от власти. Ведь экономически освобожденное население Баку могло бы стать началом такого же освобождения всего население страны. Нужен был человек для ликвидации всего этого. А господин Г.Алиев был незаменимым в подборе таких кадров. К тому же был такой “оазис”, как Сураханы. Здесь необходимо сделать отступление. В названном районе Г. Абуталыбов установил, если не ошибаюсь, 52 памятника. Среди них есть такие, которые символизируют космополитические силы мира и всем известных наций. Нам известна печальная судьба одной газеты и журналистов, еще тогда поднявших этот вопрос. Газета была закрыта на самом высоком уровне. Это был настоящий тихий террор... Возвращаясь к названию, отмечу, что надо было отвлекать внимание народа от того, что делал бульдозер. И вот так появился веник в руках мэра. Поэтому я определяю его ручную “работу” как политику “бульдозера и веника “. Между прочим, в последующем веник перестал работать. Больше работал бульдозер. И сейчас успешно работает на благо семьи... Вот эта обманчивая параллельность на массе хорошо сработала. Об остальной части концептуального названия - по ходу.

В том, что Баку в будущем превратится в крупный мегаполис, мало кто сомневается Но это не тот случай, что был с Гонконгом. Дело в том, что там полная свобода деятельности. А здесь полное подавление любой свободы. На любом уровне могу доказать, что проблема Баку является проблемой национальной безопасности. Только аспект загруженности города влечет за собой осложнение ситуации в мегаполисе. Земля не выдерживает дикого и беспощадного строительства... Но проблема собственности здесь, как и по всей стране, не решена. О какой собственности может идти речь, если страна фактически находится в собственности Семьи. В этом заключается причина более чем десятилетнего ограбления и захвата. За эти годы все это многократно повторялось. Не решив вопрос о восстановлении старой и о создании новой законной собственности, невозможно трансформировать столицу в новые реалии. Захватом и грабежом заниммались все как могли. В результате на самом последнем месте оказались такие же голые. Начав с нуля, они все-таки своим трудом создали себе собственность. Это был потенциал возможного среднего класса в Баку и на Абшероне в количестве 150000 - 200000 человек. Это результаты наших анализов на основе данных абуталыбовской ликвидации частной собственности. Но блюститель чистоты сделал свое дело, и у нас не было частнособственнических войн. Обедневшие и разбогатевшие не столкнулись на улицах. Баррикад тоже не было, слава Аллаху!

Наряду с этим политика властей других путей не оставляет. Но вопрос не решен, а заморожен. Пока не будет средней прослойки, ничего не получится с улучшением положения народа . Если когда-нибудь народ и вспомнит мэра, то только как ликвидатора среднего классa. Но “великого градостроителя” никто не остановил, и он начал копать. Везде появились фонтаны, построенные с учетом его анормального вкуса. Общеизвестно, что он лечился от шизофрении. Видимо, его прежние болезненные фантазии нашли выход в столь изощренной форме. Далее он замахнулся на “дизайнерские” изыски, выкорчевав везде и как попало зеленые насаждения... Город стал лысым. Вообще борьба с природой занимает особое место в его политике. Потом он вышел на дороги города. Впрочем, после первого дождя все стало как прежде. Далее занимался рекламным вопросом и передал это дело родственникам. По всем районам столицы проводится развернутая им кампания по осушению жилых зданий. А вода все возвращается и возвращается...

Гейрат Гулиев, председатель Движения независимых политиков

Еженедельная аналитическая газета "Бакинские ведомости", № 9, 11 июня 2005