ГОРОД

Кровь брызгами летела в стороны.
- Я видела своими глазами, как мужчине средних лет оторвало гребнем эскалатора обе руки!
- На эскалаторе остались человеческие руки, ноги. Это было что-то ужасное! (из свидетельств очевидцев).

Проблема

НЕИЗБЕЖНАЯ ТРАГЕДИЯ

Трагедия 8 июня на станции метро “Бакы Совети” ясно показала не только моральную и физическую изношенность технической части, но и неготовность Бакинского метрополитена к чрезвычайным происшествиям. По свидетельству очевидцев, сразу после аварии работники метро были в панике. На станции даже не оказалось средств для оказания первой медицинской помощи. Хотя после неоднократных террористических актов в метро, имевших место в 90-е годы, руководство метрополитена должно было разработать специальные планы действий на случай повторения подобного или аварий. Неотделимой частью таких планов должна была стать проблема оказания первой помощи пострадавшим. Трагедия ясно показала организационные проблемы бакинского метрополитена, которые в совокупности с вышеуказанными факторами рано или поздно должны были привести к аналогичной трагедии. Удивляться стоит не тому, что это случилось. Удивляться надо тому, как до сих пор не случилось нечто подобное при тех порядках, что творятся в нашем метро. Так что же все-таки случилось, в чем причина аварии? Существует несколько вариантов, которые рассмотрим в отдельности.

Вариант 1.

Вероятность террористического акта исключать нельзя, однако она очень мала. Теракты совершают в метрополитене, чтобы использовать факторы тесного пространства, большого скопления людей, чтобы сила взрыва или отравляющие вещества и газы привели к массовым человеческим жертвам. Поскольку о ядовитых газах здесь говорить не приходиться, взрыв, если он и был, получился довольно слабым. Ни один из свидетелей не слышал звука взрыва и не почувствовал взрывной волны, ни у одного из потерпевших нет осколочных ранений.

Вариант 2.

Как заявил в интервью телеканалу “Лидер” находившийся тогда в Италии начальник Бакинского метрополитена Таги Ахмедов, в случившемся несчастье виноваты сами пассажиры. Это же мнение высказал главный инженер метрополитена Эльбрус Мурадов. Соответствие подобных скоропалительных высказываний заинтересованных лиц истине весьма сомнительно, однако объективности ради допустим, что это так и есть, виновны пассажиры. Давайте разберемся, в чем именно? По версии Э.Мурадова, опубликованной газетой “Зеркало”, они сняли перила с движущегося исправного эскалатора, то есть испортили его, после чего эскалатор был остановлен контролером. “Тогда несколько пассажиров перепрыгнули через заграждение на другой, остановленный на ремонт эскалатор, несмотря на то, что на нем была табличка, предупреждающая о неисправности. Эти пассажиры стали спускаться по нему пешком, как по лестнице. Под тяжестью пассажиров эскалатор пришел в действие, люди начали падать. Мужчина лет 40-45 получил тяжелые увечья, пять-шесть человек - легкие телесные повреждения”, сказал главный инженер.

Это утверждение опровергают показания многих свидетелей и пассажиров. Например, двадцатишестилетняя свидетельница, беременная Метанет Мамедова: “Когда мы вошли на станцию метро “Бакы Совети” и хотели встать на эскалатор, возникло задымление. Сотрудник метрополитена, осмотрев эскалатор, успокоил пассажиров и сказал, чтобы пассажиры спускались по резервному эскалатору, который был в неподвижном состоянии. Я спустилась около 10 метров, как вдруг эскалатор заработал и стал стремительно набирать скорость. Люди стали падать. Внизу образовалась давка и все падали друг на друга”.

Доцент Экономического университета Ислам Хеирхабаров, получивший травму ноги во время этой аварии, тоже утверждает, что на крайний эскалатор людей направили сотрудники метрополитена и только после этого пассажиры ступили на него.

Итак, свидетели и потерпевшие опровергают слова главного инженера Э.Мурадова. Им нет нужды лгать, его же заинтересованность очевидна и очень велика. Однако объективности ради снова допустим, что он говорит правду, то есть действительно какой-то хулиган сорвал перила, после чего или независимо от чего несколько молодых пассажиров, невзирая на предупредительную табличку, вступили на неисправный эскалатор, что и повлекло за собой аварию. Допустим. Однако в таком случае получается, что жизнь и здоровье десятков и сотен пассажиров зависит от глупой и злой прихоти какого-то хулигана или недисциплинированности двух-трех молодых людей. Зависят от нелепой, мелкой, страшной случайности. А почему так должно быть? В такой огромной массе пассажиров, которые ежедневно проходят через турникеты станции метро, всегда можно найти несколько хулиганов или несколько десятков молодых людей, которые не очень охотно подчинятся правилам, каковы бы они ни были. Это естественно. А куда смотрели контролеры, одна из которых находится наверху, на входе, а вторая сидит внизу, в кабинке, и прекрасно должна видеть все, что творится на эскалаторе? Что они делали, каждая по отдельности, в этот ответственный момент? Дремали, с кем-то болтали или ворон считали? Знакомая картина для нас, пассажиров бакинского метро, не правда ли? Почему ни одна из двух контролерш не остановила эскалатор, не подняла тревогу, увидев неправильные или хулиганские действия пассажиров? Почему сотрудники метро или полиции наверху не остановили, не преградили путь пассажирам, которые стихийно направились, - их можно понять, психология поведения толпы, куда один, туда за ним и остальные, - на эскалатор вслед за группой молодых хулиганов? Не смогли остановить или и не собирались останавливать? Почему? Все эти вопросы требуют ответа. Если же не остановили, тогда в любом случае, это уже вина сотрудников метрополитена, их некомпетентность, а значит вина руководителей метрополитена.

Вариант 3.

Техническая неисправность. Вариант возможный, особенно учитывая возраст эскалатора. Напоминаю, что станция “Бакы Совети” была одной из первых пяти станций Бакинского метро, пущенных еще в 1967 году. Меняли ли на ней за прошедшие 38 лет эскалатор, или только проводили ремонтные работы, неизвестно. Вообще оборудование всего нашего метрополитена советского производства, надежность которого по сравнению с мировыми образцами известна. Многое было передано Азербайджану уже не новым, а бывшим в употреблении, тем не менее, за него пришлось платить. Насколько технически досконально предусмотрены устройства для предотвращения аварий, тоже неизвестно. Вспоминается, что аналогичный случай имел место в московском метро, на станции “Авиамоторная” в далеком от нас 1982 году. После трагедии в московском метро были проведены специальные мероприятия по их предотвращению. Были ли предприняты аналогичные меры в бакинском метрополитене, также неизвестно. Как видно, для того, чтобы принять или отвергнуть вариант технической неисправности, возникает слишком много вопросов, на которые могут ответить только руководящие работники самого метрополитена.

Вариант 4.

Некомпетентность сотрудников метрополитена. Этот вариант в какой-то степени перекликается со вторым. Принимая во внимание заявления свидетелей и главного инженера метрополитена Э.Мурадова, которые были приведены выше, можно предположить, что указанная версия наиболее вероятна. Из них следует, что эскалатор, на котором произошла трагедия, был остановлен на ремонт. Что же происходит, когда эскалатор останавливается на ремонт? Хочу отметить, что вообще-то эскалатор представляет собой сложный движущийся механизм, основная часть которого скрыта от глаз пассажиров. При остановке эскалатора на ремонт, его двигатель, который вместе с определенными передаточными механизмами и приводит в движение лестницу, отсоединяется от самого полотна. В результате, большое колесо, которое непосредственно связано с лестницей, остается свободным и лишается тормозов. Для того, чтобы полотно не двигалось, предусмотрен запасной тормоз, который не рассчитан на большие нагрузки и может выдержать, кроме веса самого эскалатора, еще не более 500 кг. Как правило, это большое колесо стопорится обычным ломом или железным прутом для дополнительной страховки. Было ли это сделано? Не опровергая слов обеих сторон, можно прийти к выводу, что людей действительно направили на ремонтируемый эскалатор работники метро. Но как они могли это сделать, если знали, что эскалатор ремонтируется? И здесь возможно только одно объяснение - контролер, который направил людей на неисправный эскалатор, просто не представлял себе последствия своих действий. В противном случае остается предположить, что он действовал умышленно. Маловероятно, кроме того, в таком случае мы возвращаемся к варианту 1.

Итак, первый вариант маловероятен, второй, как мы разобрались, не выдерживает критики, значит, остаются два последних - авария из-за неисправности эскалатора, неготовности и некомпетентности сотрудников, значит некомпетентности руководства метро. Ряд фактов и первичный анализ ситуации показывают, что это и есть наиболее вероятная причина трагедии. Вопросы, возникающие в связи с техническим состоянием, мы уже перечислили, рассматривая вариант 3.

По варианту 4 следует цепочка вопросов, которые тоже можно адресовать руководству метрополитена. Как мог оказаться в должности контролера человек, который не представляет последствия, к которым может привести пользование неисправным эскалатором? Каким образом этот человек сдал обязательный экзамен по технике безопасности, если не имеет представления о предмете своей работы? Почему опасный эскалатор не был огорожен так, чтобы никто, даже если бы захотел, не смог ступить на него? Чем занимались работники, которые должны были заниматься ремонтом эскалатора? Неужели они не слышали топот ног людей, ступивших на эскалатор? Могли ли они предпринять какие-то меры для предотвращения трагедии? А если могли, то почему не предприняли?

По информации агентства “Туран”, Сабаильская прокуратура возбудила уголовное дело по факту трагедии на станции метро “Бакы Совети” и по факту нанесения ущерба здоровью граждан.

Интересно, предусматривают ли правила метрополитена безопасное, - для рядовых пассажиров, разумеется, - пресечение подобных случаев хулиганства или недисциплинированности? Предусматривают ли правила и службы метрополитена все варианты регламентированного обезвреживания хулиганов и ликвидации инцидентов, пока они не повлекли за собой аварию, массовую гибель людей? Думаю, что ответ очевиден...

Управление толпой, в данном случае потоками пассажиров, имеет свои законы и правила. Эти правила должны предусматривать и предусматривают в каждом конкретном случае все, повторяю все самые невероятные и дикие случаи, панику и так далее, а также возможности их предупреждения и пресечения с минимальным для пассажиров ущербом. Написал это и подумал, о чем я говорю? Сразу вспоминается лицо Ахмедова, сказавшего в телеинтервью “Бурджутмаг лазым дейил”, его слова, из которых понятно, что он рассматривает важнейший, стратегический государственный объект, как собственный маркет. Не смешно, наоборот, плакать хочется.

Однако самое опасное и страшное не это. Самое страшное - не отсутствие готовности Бакинского метрополитена к чрезвычайным происшествиям, не то, что подобные инциденты вроде мелкого хулиганства или недисциплинированности маленькой группы пассажиров могут повлечь аварию, предупреждение которой не было предусмотрено. Аварии анализируют, делают выводы на будущее, на ошибках учатся, даже если эта ошибка стоит человеческих жизней и здоровья, хотя все во мне, рядовом пассажире метро, протестует против подобного подхода. Самое опасное и страшное не то, что руководство метрополитена не предусмотрело, а то, что позиция руководства, подход к делу, “менеджмент”, если можно так выразиться, таков, что и не собирается предусматривать предупреждение подобных аварий и случаев, считая это не входящим в свои функции. Не зря Таги Ахмедов в телефонном интервью из-за рубежа, сразу же заявил, что это вина самих пассажиров. Вернуться домой он не удосужился, подумаешь, какая трагедия, сами виноваты... Главный инженер Эльбрус Мурадов тоже возложил ответственность на пассажиров, на нас с вами. Весьма удобная позиция, не правда ли?

Когда Т.Ахмедову что-либо надо самому, он довольно быстро претворяет это в жизнь, вроде ненужной замены жетонов, которая дважды за короткое время принесла организатору неплохие преференции. Замена устаревшего и изношенного технического парка метрополитена действительно требует больших денег, однако разве метрополитен не зарабатывает их? Не продажей жетонов, разумеется, а рекламой и коммерцией в пределах метрополитена. Куда идут эти немалые деньги? Но бог с ними, деньгами, о человеческих жизнях и судьбах речь...

Циничная позиция руководства метрополитена означает, что они все так же будут выполнять свои обязанности. Да и зачем стараться, что-то улучшать, укреплять дисциплину, совершенствовать свою работу, если виноваты не они? Ведь они работают хорошо. Образ мыслей, логика высших чиновников, которую мы иногда имеем возможность прослеживать по телевидению и газетам, ужасна. А это значит, что нас ожидают новые и новые аварии, массовые человеческие жертвы, вину за которых будут возлагать на нас же. Это неизбежно.

Кто ответит, почему люди на государственной службе, на высоких и ответственных постах, имеющие достаток и положение в обществе благодаря пассажирам, перевозке пассажиров, до такой степени равнодушны к их судьбе, как какому-то скоту? И если уж так равнодушны, они ли виноваты в том, что подобным образом понимают и соответственно выполняют порученное государством? А разве министры здравоохранения и образования, Инсанов и Марданов, главный полицейский и главный прокурор страны, Усубов и Гаралов, лучше Ахмедова? Трагедия в метро, отрезанные руки и ноги, брызги крови всколыхнули всех, а трагедий, слез и крови в больницах и поликлиниках, школах и институтах, управлениях полиции и районных прокуратурах не меньше, просто они меньше освещаются, меньше видны. Ведь все эти нынешние начальники и министры одним миром мазаны, калечат людей, не ведая, что творят. Или ведают, какая разница, это еще хуже...

А может быть, виновны не они, а те, кто посадил их на эти посты, отдав тем самым наши с вами судьбы, судьбы наших детей в их власть, ответственности которой, судя по всему, они не понимают? И не поймут никогда. А понимают ли те, кто наделил их постами и властью, свою ответственность за это перед народом, перед нами? Судя по делам последнего времени, по убийству Эльмара Гусейнова, которое, похоже, раскрывать не собираются, по делу Гаджи Мамедова - не понимают. И если не понимают, то и я не понимаю, почему мы не протестуем, почему до сих пор терпим их?..

Чингиз Султансой

Еженедельная аналитическая газета "Бакинские ведомости", № 9, 11 июня 2005