ВЛАСТЬ

Тирания

Идущие во тьме
МЕЖ ПАТРИАРШИХ...

Иные возразят, что обсуждать тех, кто не может возразить, трусливо и подло. Согласен, но позволю себе возразить, разве объект обсуждения умер? Захоронено тело, физическое воплощение личности, но дух его среди нас и все еще, как бы мистично это ни звучало, продолжает править бал.

Портреты и цитаты вдоль дорог по всей стране, проспекты, парки и объекты, вновь названные и переименованные - все свидетельствует о том, что Он не ушел. Он среди нас. Улыбка, больше смахивающая на хищный оскал идеально смонтированных металлокерамических зубов, приветствует нас с огромного рекламного плаката едва ли не в каждом квартале столицы. И подлокотник кресла, выглядывающий из тьмы, подобно тому, как высовывался сам он, стоя в очереди среди членов политбюро в коридорах Кремля. (Эти кадры с его бегающими глазами промелькнули в фильме “История одной зависти”.) И подлокотник этого кресла кажется грифом некоего струнного инструмента, под который пляшут, поют и совокупляются покорные граждане страны.

Удачный портрет и фон подходящий, неясно, правда, какую цель преследовал художник или заказчик? Увековечить харизматический образ? Ведь были и мажорные сюжеты. Сосредоточенный взгляд на задумчивого наследника. Не меньших размеров и не меньшим тиражом размещенные по всем углам групповые портреты. Эстафета поколений предусмотрена давно. А задумчивость, предполагающую сомнение в правильности выбора, необязательно столь широко афишировать. Желание подчеркнуть демократичность или что-то другое?

Канонизации еще при жизни удостоились многие личности, так или иначе повлиявшие на ход истории. О покойных не принято говорить плохо. Тем не менее о человеке, использовавшем на протяжении долгих лет кредит народного доверия в собственных интересах, необходимо рассказать правду. Хотя бы ради того, чтобы не наступать дважды на одни и те же грабли. Хотя - уже наступили. Наступим ли еще в третий раз? Такова природа человека: стереотипы и привычки зачастую сильнее здравого смысла.

Он, воплощенный в бронзовом монументе в самом сердце нашего города, все еще жив. Талантливый скульптор сумел передать его харизму, не оставляющую сомнений способным видеть. Характерен факт расположения монумента между двух объектов, посмертно присвоенных руками наследников. К дворцу, трижды переименованному в угоду чинопочитания, - он стоит спиной. И приветливо протянул руку к национальному банку, символизирующему национальное богатство, присвоенное им. Факт не новый. Тоталитарные и авторитарные режимы всегда стояли спиной к культуре и лицом к деньгам. Удивляет, что наследники допустили такую композицию. А может, это сделано умышленно? В свое время Михаил Булгаков описал нашествие сатаны на Москву. Первая глава гениального произведения называлась “На углу у Патриарших”, что и легло в основу названия данной статьи. Триумфальное шествие мессира Воланда продолжается, только переместилось на пару тысяч километров южнее. А доверчивый народ пребывает в эйфории под гипнозом сил зла. Верноподданные возражают: “Столица стала красивее и чище, на улицах не пройти от современных автомобилей, люди стали лучше одеваться, вкуснее есть...” Прогресс налицо. Однако прогресс и благосостояние только для кучки олигархов, чиновников, правящей верхушки и производных от нее. Все остальные, позволившие себя унизить и ограбить, молчаливо пребывают за чертой, переступить которую им не позволяют из смертельного страха. И не позволят... Пока униженные и ограбленные сами не переступят. О путях выхода из тупика можно спорить. Прогрессивные силы в стране готовят “бархатные” и “оранжевые” перемены, уповая на парламентские выборы в ноябре. Чем кончаются “честные” выборы на монарший лад, в принципе известно. О людях, назначенных проводить процедуру, уже рассказано. Это всего лишь люди, воспитанные в его духе чинопочитания и дрожащие за свое жалкое место под солнцем. Впрочем, даже победа в парламенте не гарантирует избавления от рабства. Или я ошибаюсь?

Великий уральский прораб в 1993 году доказал всему миру уязвимость парламента. Публичный расстрел Белого дома сошел ему с рук, и тот же народ, несмотря на позорный исход первой чеченской войны, переизбрал его на второй срок и позволил добровольно и с почетом выйти в отставку.

Более радикальный путь, неоднократно апробированный от Спартака до Кромвеля, от Разина до Пугачева, от Робеспьера до Ленина доказывает, что кровавый передел мира не дает и априори не может дать эффективных результатов. Народ, обезглавивший в свое время Бурбонов, утопивший в крови аристократию, через несколько лет без боя уступил власть дельцам. Директория, сменившая республику Робеспьера и руками Наполеона начавшая новый передел мира, в итоге вернулась к той же монархии. Стоит ли проливать реки народной крови, приносить в жертву лучших сынов, чтобы в итоге уступить поляну новым волкам?

Есть еще путь Моисея, 40 лет водившего народ по пустыне, чтобы ушел из жизни последний, помнящий рабство, а рожденные свободными рабства не знали. И если начать с сегодняшних детей, еще не зараженных вирусом разложения, возможно, дети этих детей сумеют построить новое общество? Скептики возразят: “Потомки Моисея тоже не ангелы”. Что ж, не бывает абсолютного Добра, как и абсолютного Зла. Человек многогранен и многоцветен, как цветовой спектр. Если удастся достичь золотой середины - разумной целесообразности - это уже шаг вперед. К эре милосердия. Максималисты требуют перемен сегодня и сейчас. Но дом не строят с крыши. А фундамент завтрашнего общества - это система образования. И путь Моисея неизбежен. Все разумные люди к этому придут. Однако оставим мнения о средствах и путях и прочих объектах спора специалистам.

Однако передел собственности с той, либо иной периодичностью происходит повсюду в мире. Когда изживший себя большевизм рухнул, вместе с ним рухнул и пьедестал местного Воланда. Формальным поводом послужили “хлопковые” приписки восьмидесятых. Статья в центральной прессе “Алиевщина”, выход на пенсию - всего лишь результат очередных рокировок в кулуарах того же Кремля. Ушли со сцены патриархи - Брежнев, Черненко, Андропов. Команда реформаторов расчистила поля от сорняков, в том числе и периферийные. Однако Воланд, успевший обратить в свою сатанинскую веру целый народ и сорвавший небывалый урожай со своего огорода, получив нокаут, не оставил ринга. Он, подобно Кутузову под Бородино, временно уступил столицу, чтобы набраться сил в тени и вернуться на ринг. В нужный момент и в нужном месте он появился из-за кулис в лучших традициях своих учителей. Подобно Ленину, въехавшему в Питер на броневике - он въехал в свою столицу на броне танков Сурета Гусейнова под жидкие аплодисменты некогда изнасилованной им толпы. И так же, как Ильич, остановивший мировую войну позорным Брестским миром, он разогнал батальоны самообороны, уступив неприятелю без малого треть своей Родины. Территория в обмен на мир - тактика не новая, успешно апробированная во многих войнах. Он и здесь не изобрел велосипеда. Мир необходим как народам, так и вождям. Одним для реанимации общества и национального благосостояния. Иным - для экспроприации того же благосостояния в свою пользу. Диктатор Сталин восстановил руины за одну пятилетку и, уходя, оставил в казне некоторое количество золотого запаса. Хотя и он при жизни себе ни в чем не отказывал. Двенадцать послевоенных лет в нашей стране показали темпы возрождения. Золото народа, как чёрное, так и всех остальных цветов, проплывает пока еще мимо народа, и по всей вероятности, будет уплывать, пока не кончится.

Вернувшись на Олимп, патриарх уже никому не верил - ни предавшим его друзьям, ни даже собственному наследнику. Во все проблемы вникал лично, изнуряя себя работой. Удержать трон любыми средствами - причина, побудившая его принести в жертву на алтарь власти собственного сына. Говорят, наследник отказывался от короны - его заставили. Его сын-наследник, как и он сам, пытался задушить свободное слово с тем же успехом. И гласность, невзирая на любую цензуру, включая такую, как убийство независимых журналистов, есть и будет. Наша газета тому подтверждение. Выстрелы в подъездах ее не заглушат. А светлая память честного журналиста, павшего в борьбе за свободу, будет еще достойно почтена живой работой по выведению народа из тьмы невежества. И “Тьма в конце туннеля” - надпись на могиле Эльмара Гусейнова выгравировали не соратники по борьбе и продолжатели дела Эльмара, а власти, которые этим хотели убить всякую надежду на перемены. Известно, какой силой обладают слова, выбитые на камне, особенно на мраморе, особенно на могильной плите, и особенно журналиста, всей своей жизнью и борьбой доказывавшего веру в свет и добро...

Однако свет непременно будет. Вопрос лишь в протяженности туннеля и упорстве идущих во тьме. Надо просто идти вперед - ведь дорогу осилит идущий.

Зия Исмайлов

Еженедельная аналитическая газета "Бакинские ведомости", № 10, 18 июня 2005