ЦИВИЛИЗАЦИЯ

Мой день был слишком долог. В утро моей жизни я видел сынов своего племени счастливыми и сильными, а теперь, на склоне дней, дожил до того, что видел смерть последнего воина из мудрого племени могикан!
Д.Ф. Купер. “Последний из могикан”

Культура

Сара Гадымова: мугам, давший ей бессмертие

31 мая 1922 года в Баку в семье Зейнаб и Бабиша Гадымовых родился первенец. Девочку назвали Сарой. Так как отец семейства сам был музыкально одаренным человеком, любил и хорошо разбирался в национальной музыке, его дом стал своеобразным музыкальным салоном. Его частыми гостями были Гурбан Пиримов, Хан Шушинский, Зульфи Адыгезалов и другие титаны азербайджанского музыкального искусства. В чарующей атмосфере карабахского мугама, исполняемого на газели бессмертных классиков восточной поэзии, формировалось мировоззрение и музыкальный вкус девочки, которой суждено было стать великой певицей. Той, которая откроет миру таинство мугама, раз и навсегда покорив сердца чутких, понимающих слушателей во многих уголках планеты. Все это произойдет, но намного позднее. А пока...

1938 год стал поворотным в судьбе начинающей певицы. Как-то раз дядя Зульфи сообщил, что ей предстоит выступить на конкурсе солистов самодеятельных коллективов. Они подобрали и разучили мугам. Репетиции шли успешно, и Учитель не скупился на похвалы. День конкурса настал. Объявили название коллектива и имя солиста. На сцене филармонии появилась среднего роста, светловолосая, миловидная девушка. Она испуганно смотрела на членов жюри, и, к ужасу для себя, обнаружила, что среди них нет ни одного знакомого лица. Она стала глазами искать дядю Зульфи в зрительном зале. Но и там не оказалось никого, кто мог бы ее приободрить. От волнения она то и дело вытирала платком руки, у нее пересохло в горле, и казалось, что она не сможет ничего спеть. Но тут зазвучала музыка, и с первыми же аккордами к Саре вернулось самообладание. Она начала петь, и всё вокруг замерло под чудесным воздействием божественных звуков. Юная певица не замечала, как заинтересован- ны и напряженно слушают ее члены жюри. Она закончила петь. Раздались овации и аплодисменты. Откланявшись, она уже собиралась удалиться за кулисы, как неожиданно какой-то пожилой человек с упавшей на очки прядью седых волос поднялся на сцену. Зал смолк. Он подошел к Саре, пожал ей руку и сердечно поздравил. Это был Узеирбек Гаджибеков. Они вместе спустились в жюри, и великий композитор попросил своего ученика Г.Сарабского взять девушку к себе в класс. Певице, покорившей сердце знаменитого композитора виртуозным исполнением “Гатара”, исполнилось всего 16 лет. Было решено назначить Сару солисткой филармонии.

Когда Саре было только 19, на семью обрушилась трагедия. Умерла мать. Наступила жестокая нужда, из-за которой двоих братьев забрали в детский дом. Остальные дети остались на попечении старшей сестры. Были дни, когда голодные дети, молча уставившись в закрытую дверь, ждали, что кто-то из родственников или друзей вот-вот откроет ее и принесет что-нибудь съестное. В те дни постный суп считался для них самым большим лакомством. Родственники и друзья не оставляли сирот, но самая тяжелая ноша досталась все же Саре. Ни нужда, ни отчаяние не сломили дух этой девушки. Изнурительной работой Саре удалось вывести семью из нищеты и вернуть из детдома братьев.

В 1941-м Саре улыбнулась удача. Ее включили в группу деятелей искусства, наряду с Шовкет Алекперовой, Лейлой Бедирбейли, Сеидом Рустамовым, Бахрамом Мансуровым и другими, которые отправились на гастроли в Москву. В вагоне не спали: играла музыка, пели, читали стихи, репетировали. Вдруг поезд резко остановился. Кто-то распахнул дверь купе и дрожащим голосом произнес: “Война началась!” Все в ужасе смотрели друг на друга. Наступило зловещее безмолвие. Артистам было приказано возвращаться в Баку. Это должны были быть ее первые гастроли.

Всю войну Сара ханум с другими деятелями искусства выступала с концертами на фронте. Ей довелось видеть перед глазами боль и смерть, столкнуться с настоящей опасностью и оценить подлинный героизм. Но один случай навсегда врезался в ее память и стал символом боли, отчаяния и разрушения, которое приносит с собой война. Однажды Сара ханум выступала на импровизированной сцене перед фронтовиками. Она исполняла мугам. Это было в нескольких километрах от линии фронта, слышно было, как разрываются снаряды. Вдруг раздался приказ командира: “К бою!” Все солдаты в мгновение ока схватились за оружие ринулись за командиром. Музыканты не прекратили играть. Сара пела им вслед, но звуки песни заглушались криками людей и свистом пуль. А она все пела вслед исчезающему в дыму и пыли отряду. Это была молитва за их жизни. Более отряд был не различим. Музыка смолкла. Потрясенная и обессиленная она обхватила лицо руками и долго и беззвучно плакала. Став свидетелями искреннего, безутешного горя, музыканты молча опустили головы и не предпринимали неловких попыток ее утешить. На войне было еще много таких же или похожих случаев, но больше Сара уже не давала себе права на слезы и отчаяние. Спали на деревянных чемоданах, боролись с клопами, ели черствый хлеб, но находили в себе силы воспевать мужество и патриотизм, преданность и любовь. Перед смертью для многих азербайджанских солдат Сара ханум осталась последним образом Родины.

Последующие полвека великая певица озарила своим искусством азербайджанский музыкальный Олимп. Обладая удивительно широким диапазоном, она исполнила семь мугамов, которые до нее не исполняла ни одна женщина. Покорить “Шур” после Сары ханум так никому и не удалось. Ее замечательному дарованию были подвластны все жанры: и народные песни, и эстрада, и даже опера. Но первой и единственной любовью Сары-ханум был мугам. Когда-то о Бахе сказали, что “орган, давший ему бессмертие, сам обессмертился Бахом”. Не прошло и сорока дней со дня смерти певицы, но уже вполне очевидно, что, перефразировав, о ней можно смело сказать: “Мугам, давший Саре бессмертие, сам обессмертился Сарой”.

И у себя на родине, и за рубежом Сара ханум пользовалась сказочной популярностью. В 50-х гг. в Шуше, даже в мороз, горожане вместе с детьми и престарелыми родителями, укутавшись в одеяла, выходили на площадь к репродуктору, откуда доносился мугам в ее исполнении. Они часами заворожено слушали радиотрансляцию ее концертов. За рубежом на ее выступления собирались целые стадионы. Талант Сары ханум чествовали президенты и губернаторы. Не успев завершить гастроли в одной стране, она получала приглашение посетить другую.

Приехав в Баку во второй раз спустя 28 лет, Сулейман Демирель на пресс-конференции сказал, что одним из самых ярких впечатлений от его первой поездки был “Гатар” в исполнении Сары-ханум. Примечательно, что в том концерте она была одной из восемнадцати других певцов и исполнила всего одно произведение. Но и этого было достаточно, чтобы навсегда запасть в душу турецкому лидеру. Азербайджанцу, одному из первых попавшему в 90-х гг. в Турцию, встретился выходец из Южного Азербайджана. Он поставил земляку пластинку, которая являлась их семейной реликвией, бережно хранимой 50 лет. Это был концерт Сары ханум, записанный его отцом во время ее иранских гастролей.

Ее искусство объединяло народы и культуры. Однажды на концерте в Ираке Сара ханум исполняла мугам на газели Физули. С первой же строчки зал неожиданно подхватил и хором с ней продолжил петь до конца. Свои убеждения, взгляды и принципы она доносила через свое искусство. Только она, с ее несгибаемой волей и отчаянной дерзостью, могла петь мугамы на газели опальных поэтов. Цензура была глуха и невежественна, а народ вихрем схватывал идеи Джавида и Мушфига, озвученные ее могучим голосом.

Ее жизненным героем был миллионер М.Мухтаров. Кому-то это покажется странным: “Жизненный герой-миллионер!” Но только не Саре. Она его уважала не за то, что у него было, а, за то, чего у него не было. Он единственный из миллионеров, у кого не было ... телохранителей. Еще в детстве от стариков, бывших очевидцами тех событий, она услышала рассказ. М.Мухтаров, несмотря на то, что знал, что город на три дня отдали на разграбление казакам, напрочь отказался уехать. Когда к нему в дом ворвались, он отстреливался до последнего. Жестокость и численное превосходство противника не запугали его. Он защищал свой дом до последнего вздоха. В конце он застрелил жену, а последнюю пулю пустил в себя.

Высокие жизненные принципы и любовь к прекрасному пронесла эта незаурядная женщина через всю свою долгую, честную жизнь. 12 мая 2005 года смерть настигла последнего воина из мудрого племени могикан!

Сабина Аббасова

Еженедельная аналитическая газета "Бакинские ведомости", № 10, 18 июня 2005