ПОЛИТИКА

Власть

ДЕМОКРАТИЯ, ДИКТАТУРА, АВТОРИТАРИЗМ
Что нас ждет после ноября

На этой неделе президент подписал указ о проведении очередных парламентских выборов 6 ноября 2005 года. Указ был подписан вскоре после того, как Милли меджлис (ММ) утвердил изменения в Избирательном кодексе (ИК), не приняв основных предложений Венецианской комиссии, которые были поддержаны как оппозицией, так и международным сообществом. Сразу же после голосования в парламенте последовали резкие заявления со стороны представителей международных структур, в числе которых Гросс, Херкель, Соренсен, Букиккио. Этот список можно продолжать довольно долго. Трудно найти даже одного международного деятеля, имеющего хоть какое-то отношение к нашей стране, который не высказал бы как минимум своего сожаления в связи с таким решением. Например, А.Гросс заявил, что он не верит в возможность проведения демократических выборов с таким законом и ему остается только надеяться на это. Однако в прошлом номере мы уже писали об избирательном законодательстве и поэтому повторяться не будем. В данной статье хотелось бы рассмотреть возможные сценарии развития событий как до выборов, так и после них. Но прежде всего необходимо отметить - хотя президент и назначил дату выборов и предвыборная гонка уже началась, сам Избирательный кодекс в измененном виде еще не вступил в силу, так как не подписан И.Алиевым. Складывается парадоксальная ситуация, когда предвыборная кампания начинается по одному закону, а уже в ее процессе будут изменены правила игры.

Итак рассмотрим по старой мониторовской традиции лучший, худший и средний сценарии.

Лучший сценарий, оптимистический

Учитывая, что президент до сих пор не подписал указ о вступлении в силу ИК с изменениями, можно предположить, что продолжающееся со стороны международного сообщества давление на власти все же вынудит его вернуть закон в парламент на доработку. Но при этом И.Алиеву необходимо не просто вернуть его, а набравшись мужества, выступить в ММ и потребовать у депутатов принять его в том виде, какой рекомендован Венецианской комиссией. По крайней мере, изменить состав избиркомов и допустить в качестве наблюдателей НПО, финансируемые более чем на 30% из-за рубежа. Парламент, уступая настойчивости президента, принимает основные рекомендации Венецианской комиссии, чем удовлетворяет как международную общественность, так и оппозицию. Вновь сформированные избиркомы проводят свободные, демократические выборы, которые принимаются всеми силами внутри страны и международными структурами. После выборов формируется нормальный парламент, в котором представлены те, кто действительно получил мандат из рук избирателей. В стране начинаются бурные реформы, благо финансовое состояние этому благоприятствует, с политической сцены уходят наиболее одиозные деятели "гейдаризма", уступая место более прагматичным молодым реформаторам. Все довольны, поют аллилуйю президенту. Азербайджан признается подлинно демократическим государством, и наконец-то И.Алиев получает приглашение для официального визита в Вашингтон. Армяне теряют еще один довод против возврата Нагорного Карабаха в состав Азербайджана, а международное сообщество оказывает немыслимое давление на наших противников и под угрозой санкций Ереван возвращает все оккупированные территории. А.Гукасян признает себя гражданином Азербайджана, и мятежная территория реинтегрируется в состав страны. Такая бескровная победа приносит еще большие дивиденды И.Алиеву, который в 2008 году уже без подтасовок избирается на второй срок.

У этого сценария есть еще один вариант. Президент подписывает ИК в нынешнем виде, но при этом дается четкая установка на проведение нормальных выборов. В остальном все происходит так же, как было описано выше.

Сценарий очень приятный, но все же кажется маловероятным, и хотелось бы ошибиться.

Худший сценарий, трагический.

Президент подписывает ИК в нынешнем виде. Весь процесс проходит под полным контролем самых реакционных представителей нынешних властей в лице Рамиза Мехтиева и дяди президента, имеющих очень сильные позиции среди руководителей районов и городов. После чего предвыборная борьба ведется теми же методами, что и раньше, то есть не обеспечиваются элементарные свободы. В день выборов проводится очередная операция "карусель" с дальнейшей подтасовкой результатов, и мы получаем парламент, в котором оказывается еще больше людей с "нецензурным выражением лица", чем сейчас. Около 10-15 мест предоставляются клонированным "оппозиционерам", а истинная оппозиция не получает ни одного мандата.. Вслед за объявлением "итогов" начинаются бурные акции протеста, которые подавляются с еще большей жестокостью, чем 15-16 октября 2003 года. Начинается волна арестов оппозиционеров, закрытие независимых СМИ и страна погружается в пучину диктатуры типа Стресснера, Сомосы и Дювалье. Международное сообщество отказывается признать результаты выборов. Азербайджанская делегация не получает мандат в ПАСЕ, более того страну могут вообще исключить из этой организации. Оказавшись в международной изоляции, власть бросается в объятия путинской России и муллократического Ирана. На международном уровне признается, что Нагорный Карабах не может оставаться в составе такого недемократического государства, нарушающего права не только национальных меньшинств, но и большинства населения. Европа и вслед за ней остальные государства признают "НКР" в качестве нового независимого государства. От Армении больше не требуют освобождения даже прилегающих к "НКР" оккупированных территорий, признавая их "полосой безопасности". Самое интересное, что даже ставшие "близкими друзьями" Россия и Иран, как всегда оказываются на стороне Армении. Взамен власть продолжает грабить страну, и даже если будут введены экономические санкции, через третьи государства продолжать распродажу национального достояния. Из страны начинается массовое бегство населения, но даже оставшееся безмолвное большинство сталкивается с огромными социальными проблемами, которые не решаются. Конечно, в конце концов международное давление может сказаться и лет эдак через "Х-дцать" диктатура будет свергнута, но что останется от страны, большой вопрос.

Сценарий трагический, но, к сожалению, не кажется совсем уж маловероятным.

Наиболее вероятный

Президент подписывает ИК в нынешнем виде. В результате долгих консультаций Р.Мехтиев и прочие "старогейдаристы" согласовывают список будущих парламентариев, из которых для удовлетворения международного сообщества примерно 25% мест отдаются оппозиции. Это дает возможность властям вновь заявить о том, что их поддерживает более 70% населения (помните о "77% поддержки президента"). Но в числе этих 25%, то есть примерно 32 депутатов, оказываются и клонированные "оппозиционные объединения", которых уже развелось более десятка, и реальных оппозиционеров оказывается не больше 15 человек. В принципе власти могут предоставить оппозиции даже 42 места, но при условии, что большинство из них займут их же клоны. Начинаются акции протеста, в попытке реализовать грузино-украинский сценарий цветной революции. Но международное сообщество признает выборы "очередным шагом на пути к демократии", чем развязывает руки властям для проведения репрессий. То есть фактически повторяется сценарий 2003 года, и преданный в очередной раз народ оказывается лицом к лицу с автократически-монархической диктатурой. После этого народ, окончательно разочаровавшись в надеждах на улучшение ситуации, начинает в массовом порядке покидать страну, а власти продолжают сотрудничество с Западом на нефтяной почве. Благоприятная экономическая ситуация позволяет властям как набивать собственные карманы, так и решать социальные проблемы оставшегося в стране малочисленного населения. После этого Запад навязывает такое решение карабахского конфликта, которое идет вразрез с национальными интересами. В лучшем случае Нагорный Карабах номинально остается в составе Азербайджана на какой-то переходный период, а в дальнейшем отделяется путем референдума. В результате в выигрыше оказываются нынешние власти, западные корпорации и политические структуры. А в проигрыше - азербайджанский народ, окончательно лишенный не только национального достояния и территории, но и элементарных прав человека.

Как видно наиболее вероятный сценарий очень близок к худшему, я бы даже сказал, что он представляет собой более смягченный вариант худшего сценария. Меня могут обвинить в пессимизме, но оптимизма может прибавить только позиция международного сообщества, которое вынудит нынешнюю власть сделать первый шаг из лучшего сценария, либо заставит власти провести демократические выборы. А для этого необходимо, чтобы каждый из нас четко демонстрировал свою позицию, подталкивая Запад продолжать давление на власти и в случае наиболее вероятного сценария помочь осуществить "цветную революцию".

АЛИ БАГИРОВ

Еженедельная аналитическая газета "Бакинские ведомости", № 13, 09 июля 2005
www.monitorjournal.com