ПОЛИТИКА

Гейдаризм

ЗАПАДня
Это геополитический и мировоззренческий тупик, в котором оказался гейдаризм

Один за другим происходят события, которые наводят на мысль о возможной полной внешнеполитической изоляции или ее отдельных элементов, в случае, если правящий в Азербайджане режим пойдет на откровенную фальсификацию грядущих парламентских выборов. Причем вновь, об этом приходится говорить в контексте противостояния цивилизованного мира с ядерной Россией, в которой интенсивными темпами стали возобладать авторитарные тенденции в свете «путинизации» политической и государственной системы этой огромной страны.

Вот и комитет сената США по ассигнованиям выразил обеспокоенность следующим образом: "Авторитарная Россия представляет собой растущую угрозу для тех стран в регионе, которые находятся на переходе к демократии, и противодействие этой угрозе должно быть приоритетом для США". Более того, комитет призвал госдепартамент созвать международную конференцию по продвижению демократии в этом регионе.

Вашингтон в рамках одобренного комитетом бюджета планирует выделить Азербайджану $38 млн. на реализацию программ по поддержке демократии, экономических реформ и верховенства закона.

Любопытно, что в сопроводительной справке к одобренному комитетом бюджетному законопроекту содержится также поручение Госдепартаменту и входящему в структуру федерального правительства США Агентству международного развития "настойчиво и публично поддержать программы по политическому процессу в России и Азербайджане".

Итак, в делах международных, похоже, алиевская власть переживает не лучшие времена. Возникает вопрос, почему Запад, все эти годы так легко проглатывавший антидемократические деяния правящего в Азербайджане режима, вдруг встал во внешнеполитическую оппозицию нашим властям. Чтобы на него ответить, совершим небольшой аналитический экскурс в историю.

Даже Гейдар Алиев, вернувшись во власть, не сразу нащупал пульс мировых процессов и определил правильную внешнеполитическую линию поведения. В первые месяцы своего второпришествия этот закаленный в условиях сталинизма и постсталинизма партийно-номенклатурный государственный муж все еще пребывал в плену посыла о незыблемости мировых позиций России, как ядерной державы, которая вот-вот вернет свое былое пространственное влияние. Именно в ту пору новоиспеченный патриарх в интервью ANS заявил о том, что «либерализм - это безликость». И это притом, что уже тогда судьба его власти во многом находилась в руках США, для которых либерализм - это далеко не безликость, а почти государственная идеология. И лишь впоследствии, после того как Гейдар Алиев необратимо разочаровался в ресурсных и международно-институциональных возможностях России, он пошел на стратегический союз с Западом.

Всю последующую часть своего правления Г.Алиев на глазах адаптировал внешнюю оболочку своего управленчества под новые внешнеполитические условия. Он стремительно стал подписывать всякого рода международные конвенции, вступать в различные западные институты. Более того, надо признать, что со знанием дела генерал КГБ начиная с 1994 года стал уничтожать сеть агентов политического и экономического влияния России, а также агентурную, разведывательную сеть ФСБ и иранских спецслужб. Нельзя не отметить, что подобная линия поведения более чем устраивала США и ее стратегических партнеров в Европе. То есть алиевская власть с конца 1994 превратилась в предсказуемое правительство и прогнозируемую национальную администрацию, которая оказалась способной на: а) осуществление демилитаризации политического поля страны, которая привела к значительному ослаблению позиций России и ее частичному институциональному вытеснению из Азербайджана;

б) реализацию первичных элементов проекта экономической, сырьетуционной, энерготранспортной и внешнеполитической интеграции Азербайджана в евроатлантическое пространство. Разумеется, все это претворялось в жизнь крайне авторитарными методами, сопровождалось массовыми нарушениями прав человека и привело к установлению в стране трайбократического, коррупционного режима. Однако, как нам известно, Запад, нацеленный на долгосрочные задачи, не оказывал нашим властям особого, противодействия, способного привести к серьезным внутриполитическим последствиям.

Ныне, как было сказано в начале материала, ситуация меняется. В условиях нового витка геополитического противостояния с Россией, алиевская власть, теперь уже и в глазах Запада, из предсказуемого правительства превратилась в непредсказуемую свору казнокрадов и коррупционеров, большинство из которых крепкими, финансово-имущественными узами связаны Москвой и являются реализаторами российских игр в Азербайджане… Такую власть поддерживать нет резона.

Однако у этого вопроса есть и глобальная философская подоплека. Давайте, отвлекшись от политической конкретики, проанализируем. Государства являются членами международного сообщества. Всякое сообщество характеризуется требованием ко всем соблюдать определенные правила. Добрососедство и невмешательство во внутренние дела друг друга служат рамочными принципами для всех правил. Каждый член сообщества обязан воздерживаться от неоправданного столкновения с внутренними прерогативами остальных. Однако, учитывая то, что всякое сообщество стремится к разделению на соседские общины, правила взаимоотношений могут иметь разную детализацию, а сами отношения – различную степень интенсивности. Чем интенсивнее отношения, тем строже правила.

Государства группируются в различных международных организациях. Каждая организация имеет свой свод критериев для членства. Оценка внутренней ситуации каждого государства уже не будет зависеть от суверенной воли оцениваемого. В группе государств, как и в группе людей, бывают свои ведущие и ведомые, прилежные и небрежные, аутсайдеры и девианты (те, кто откровенно игнорирует и нарушает правила). Вступление в группу обязывает следовать правилам в ней установленным. С одной стороны, это накладывает определенные обязанности, но с другой – предоставляет некоторые возможности, а и иногда даже и преимущества. Например, защиту от других групп или индивидуальных членов других групп. Но при этом важно помнить, что степень защищенности будет зависеть от степени соблюдения внутригрупповых правил.

Демократия – это одна из разновидностей существующих сегодня в мире правил политической игры. Вряд ли эти правила являются самыми распространенными, но, учитывая силу и возможности играющих по ним государств, можно сказать, что эти установки являются самыми последовательными и защищенными. Те, кто следует им, получают возможность апеллировать к их защитными механизмам.

Демократия усиливает того, кто последовательно ее придерживается. Как бы патетично это ни звучало, но демократия, помимо многого прочего, требует еще и честности. Демократичные правительства обречены быть честными со своим народом. В этом их сила, поскольку честность – лучшая гарантия против шантажа. Нет особой надобности подробно объяснять, что честность еще и лучшее средство для установления экономического партнерства. С нечестными же правительствами не договариваются и не торгуют, их шантажируют, подкупают и тем самым извлекают от них гораздо больше, чем возмещают.

Но честность может привести и к искреннему отвержению демократии. И, действительно, ведь есть же в мире государства, которые открыто заявляют о неприемлемости для них демократии, поскольку та якобы противоречит их культурным ценностям. Ирония заключается в том, что с такими государствами гораздо легче иметь равные отношения, чем с теми, которые с одной стороны заявляют о приверженности демократии, а с другой – мало что делают для ее установления и поддержания. Происходит это оттого, что первая категория государств открыто себя позиционирует, что позволяет демократическим странам иметь стабильные отношения с ними (с конца 1993 по 2000 год у Гейдара Алиева в глазах Запада был статус авторитарного, но честного правителя). Те же государства, которые заявляют о своей демократичности, но не следуют демократическим правилам, вносят путаницу в отношения с ними. Правила требуют ясности. Потому-то авторитарные, но честные режимы более предсказуемы, чем нечестные псевдодемократии. Без предсказуемости же не может быть взаимовыгодного сотрудничества. Опыт демократических стран более чем убедительно это демонстрирует. Недемократические же государства испытывают очевидные трудности не только в политической сфере, но и в области экономического, социального и даже культурного развития.

Никто не хочет иметь бедного, нечестного и обозленного соседа. Поэтому те, кто уже установил честные отношения у себя, стремится привнести их и своему окружению. Поэтому нет никакого сомнения в том, что усиливающееся давление Запада на постсоветском пространстве с акцентом на демократизацию является не чем иным, как стремлением обезопасить себя от того множества факторов, которые несут в себе и с собой недемократические режимы. Вот такая вот геополитическая и мировоззренческая ЗАПАДня!

ИБРАГИМ АЛИЕВ

Еженедельная аналитическая газета "Бакинские ведомости", № 13, 09 июля 2005
www.monitorjournal.com