ЛЮДИ

Интервью

И ВЛАСТИ, И ОППОЗИЦИЯ ИДУТ НА ПОВОДУ У ПРОЦЕССОВ

Наш собеседник - имам-джамаат мечети «Джума» в Ичери шехер, директор Института прав человека и гражданской позиции, философ и теолог хаджи Ильгар Ибрагимоглу.

- Как вы считаете, почему власти выселили вашу общину из здания мечети «Джума»?

- Общеизвестно, что Азербайджан переживает очень трудный, кризисный период. Власть проявляет безграничную нетерпимость ко всем проявлениям инакомыслия, и ее отношение к нашей общине надо рассматривать именно через эту призму. Наше выселение - это проявление реакционных сил во власти. Известно, что наша община находилась и действовала в мечети с первого дня. Со дня учреждения мы действовали в рамках закона. Закрытие мечети было политическим заказом. Поняв, что этим они ничего не добились, власти начали репрессии против прихожан. Аналогичная ситуация возникла и с нашей правозащитной организацией «ДЕВАММ», ее тоже отказались регистрировать. Было еще одно общество «Ислам иттехат» - его также закрыли. По логике властей, надо закрыть и Дворец культуры школьников (бывший дворец пионеров им.Гагарина), потому что я там занимался в свое время. Можно закрыть и несколько спортзалов в городе, потому что я в них играю в волейбол или плаваю. Это абсурд. Если у властей есть конкретные претензии ко мне, то надо предъявлять их именно мне. Позиция нашей общины, наших организаций от этих нападок и репрессий ни на йоту не изменилась, она осталась такой же, как и в 2003 году.

Как это ни странно, мы благодарны властям за все то зло, что они нам причинили, ибо это пошло нам на пользу, и мы с честью выдержали экзамен. По сути, отношение к мечети «Джума» - наглядный пример того, как власти относятся ко всякому проявлению инакомыслия. Это касается не только религии.

- Вы несколько раз употребили слово «инакомыслие». А в чем заключается ваше инакомыслие с точки зрения властей? Чем вы отличаетесь от других общин, что гонение властей приходится именно на вас, а не на других?

- Мы не мыслим так, как нам предлагают, мы не мыслим так, как рекомендовано, так, как желательно. Мы не мыслим старыми советскими штампами и стереотипами. Думаю, именно в этом коренное отличие от других общин. Мы мыслим и поступаем так, как нам велит совесть. Другие общины, которые мыслят и действуют так, как им предписано властью, являются пережитками прошлого, настоящими атавизмами и фактически работают под диктовку правящих кругов. Как и религиозные структуры и общины советского времени, их целью является не привлечение людей к исламу, а отвращение людей от веры. Эту традицию «славно» продолжают и многие сегодняшние религиозные общины. К исламу они не имеют никакого отношения. Очень много людей не приходят к вере своих отцов именно потому, что видят их деяния. Но умный человек понимает, что религия не то, что преподносят эти общины, религия - это совесть, гражданская позиция, справедливость, любовь. Основным стержнем нашей деятельности является стремление дать людям чувство собственного достоинства. Мы стараемся привить им сие чувство, потому что общество, в котором его нет, не может прогрессировать. Именно это является главной отличительной чертой нашей общины. Например, мы были первой религиозной общиной, которая резко осудила убийство Эльмара. Мы активно участвовали в его похоронах, и 17 июля - в день рождения Эльмара - будем активно участвовать в митинге-шествии. Потому что его гибель - это гибель свободного человека, который старался вдохнуть в общество чувство собственного достоинства. Эльмар пал шехидом за идеи демократии и свободы слова, независимости и справедливости. Поэтому его смерть, наряду с тем, что она явила в наши сердца нестерпимую боль, стала и серьезным рубежом.

- Какие у вас контакты с русскоязычным населением в Баку и вообще в Азербайджане?

- Мы сами выросли в этой среде - среднее и высшее образование я получал на русском языке. Правда, потом я учился за рубежом. Но русский для меня - один из главных языков общения и мыслительного процесса. Честно говоря, мне кажется странной постановка вашего вопроса, поскольку не приходится говорить о контактах с русскоязычной средой как о чем-то находящемся в разных пространствах. Я ведь сам из этой среды. Может быть даже половина, во всяком случае, костяк нашей общины составляют русскоязычные люди.

- Как вы оцениваете политическую ситуацию, сложившуюся во власти и оппозиции?

- Хотим мы того или нет, в стране сегодня многое решает общественное мнение. Это один из признаков того, что в Азербайджане необратимо протекает процесс возникновения гражданского общества. Несколько лет назад это, может быть, было не так явно. Сегодня общественное мнение имеет достаточное влияние на события в стране. Все понимают, что изменения неизбежны. Это понимают и власти, и оппозиция. Однако сегодня, к сожалению, и первые, и вторые идут на поводу у процессов.

Власти находятся в состоянии выжидания. Мне кажется, что если оппозиция будет достаточно активна и сможет проводить самодостаточную политическую линию в отношении определенных сил во власти - я не считаю, что во власти все бессовестные люди, - то ситуация начнет меняться на корню. То есть во власти есть люди, которые понимают, что дальше так жить нельзя и необходимо что-то делать. Пока они не решаются что-то предпринимать, но при развитии демократических процессов и при стечении благоприятных политических обстоятельств они примкнут к демократическим силам. Собственно, этот процесс, пока не очень зримо, но уже идет.

Отрадно, что в стране зреет фронт гражданского сопротивления, который изначально нацелен на избавление страны от монархии и авторитаризма. Убежден: стоит обрести взаимную всеобщую терпимость и помножить ее на активность гражданского общества, и процесс пойдет. Я против того мнения, что все происходящее в Азербайджане инспирируется из-за рубежа. Думаю, что в большей мере судьба страны зависит от нас самих. А уже потом только от всего остального. В цифрах это можно выразить следующим образом: 90% - это мы и только 10% - это остальные, в том числе и зарубежные факторы.

Кстати, мне непонятно, почему оппозиция не использует или так мало использует свою победу на выборах 2003 года. А ведь явная победа кандидата от оппозиции есть незыблемый политико-правовой фундамент для отстаивания тезиса о нелегитимности власти.

- Ваши прогнозы на развитие ситуации до выборов?

- Должен сказать, что контуры грядущих предвыборных и поствыборных процессов ныне становятся более зримыми, чем это было, скажем, в мае. Последний митинг наглядно доказал, что рамки протестного электората динамично расширяются, что свидетельствует о появлении на авансцене новых социальных прослоек, состоящих из людей, готовых самым действенным образом отстаивать свои политические права. Одно это дает основание говорить о том, что предвыборные и поствыборные процессы в Азербайджане на этот раз будут коренным образом отличаться от того, что происходило в преддверии и после президентских выборов 2003 года.

- Вы не были политиком и всегда старались позиционировать себя равноудаленным и от власти, и от оппозиции общественно-религиозным деятелем. Что же подвигло вас прийти в активную политику, причем в ипостаси фигуры, артикулирующей антивластные лозунги?

- Мы со своими единомышленниками часто полемизируем вокруг этого вопроса. Наши дискуссии, так или иначе, упираются в другой коренной вопрос: а что есть вообще политика? Если критерием является классическая публичная политика, учреждение, партии, деятельность в качестве партфункционера, то мы, и конкретно я, не являемся политиками. Ибо у нас нет партии, а я никогда не являлся партфункционером. Другое дело, что я сколько себя помню оказывался вовлеченным в те или иные политические процессы. И тут, прежде всего, следует учесть, что наша юность совпала с активной фазой национально-освободительного движения в Азербайджане. То есть дух мейдана оставил неизгладимый след в наших душах и сердцах. След, который хочешь-не хочешь, влияет на наши поступки. С другой стороны, ситуация в стране такова, что мы не можем и не имеем права отстраниться от определенных процессов, замкнуться в своих мировоззренческих ульях, и не перемещаясь даже, «жужжать» вокруг собственных интеллектуальных орбит. Мы не можем преспокойно уткнуться в свои дела, безучастно взирая на то, как страна погружается в пучину неомонархизма. Невозможно равнодушно лицезреть, как твоему народу репрессивными методами навязывают убогую, полуфеодальную модель социального и политического управления. Модель, которую азербайджанский, да и любой другой народ не заслуживает. Я не хочу жить в условиях монархизма и авторитаризма, не желаю того же своим детям, которые обязательно у меня спросят, что я лично сделал, чтобы этого в нашей стране не было. У меня есть возможность попасть в западные научные центры и заниматься любимым исследовательским делом. Но не сочтите за пафос - родина в опасности, ей грозит «перспектива» квазимонархизма, квазидинастизма. Не время сейчас уезжать, нас ждут долги перед этой страной.

Еженедельная аналитическая газета "Бакинские ведомости", № 14, 16 июля 2005
www.monitorjournal.com