АКТУАЛЬНО

Быль

СКАЗКА О ШАХЕ, ГЛАВНОМ ВИЗИРЕ, МОСТАХ И ДОЛГОТЕРПЕНИИ НАРОДНОМ

У лукоморья дуб чиновный,
Златая цепь на дубе том,
И днем и ночью доллар зеленый
Течет в карманы чередом.

(А.С. Пушкин – нередактированный вариант)

В некотором царстве, некотором государстве, примерно во времена Римской империи и правления Юлия Цезаря, жил-был шах – бывший генерал КГБ. К тому моменту, о котором пойдет речь, он шахствовал уже второй раз. То ли одного раза ему было недостаточно, то ли он не мог сидеть без работы, то ли его подданным захотелось острых ощущений, но, говорят, народ сам его вызвал из пенсии и даже отправил за ним ковер-самолет с 91 аксакалом. Шах долго думать не стал и прилетел в столицу, захватив с собой брандмейстера деревни, где он жил, будучи на пенсии, и великое множество холопов. Вступив в должность, вельможная особа тут же начала кадровые перестановки. Деревенский брандмейстер стал начальником дворцовой охраны, холопы были произведены в визири, причем это произошло так быстро, что они и калош снять не успели. Так вот начал он управлять страной. Первые 5 лет его правления были потрачены на уничтожение внутренних врагов и установление стабильности. На шестой год своего правления шаху вдруг стало скучно – внутренних врагов почти не осталось, с внешними связываться не очень-то хотелось, а заняться чем-нибудь было необходимо.

Как-то, сидя в саду своего загородного дворца и глядя на ползающих муравьев, шах вдруг подумал: «Муравьи… муравьи… А кстати, как там народ? Чем он там интересно занимается? Как добывает себе пропитание?» Тут же он отправил гонцов за главным и не совсем визирями. Главный визирь, как и все его коллеги, основную часть времени занимался бумажной работой, то есть пересчитывал зеленые бумажки с изображениями заморских царей, которые ему ежедневно приносили. Этот день ничем не отличался от других, и он, счастливо улыбаясь, занимался привычным делом. Вдруг отворилась дверь в его кабинет и вломился секретарь: «Беда, товарищ главный визирь, шах за вами гонца послал в черном плаще, с кинжалом и на черной колеснице. Я эту колесницу видел уже перед дворцом госужаса имени Ф.Э.Дзержинского. Видать, конец нам всем пришел». Но визирь был человек спокойный и рассудительный и знал, что шах не прислал бы личного гонца, если бы хотел с ним расправиться. Он вообще никого не прислал бы, просто наутро обнаружили бы хладный труп главного визиря, покинувшего этот грешный мир от, например, острого приступа плоскостопия, без внешних признаков насилия, ну за исключением только чека о подписке на газету «Азербайджан». Поэтому он спокойно вышел и сел в колесницу, которую прислал шах, и поехал к нему на прием. Главный визирь подъехал к дворцу почти одновременно с другими «коллегами».

Шах не стал долго терзать своих подчиненных и сразу взял быка за рога:

- Товарищи, - начал он, - я собрал вас тут, чтобы вы мне доложили, как там наш народ поживает?

По залу заседаний прокатился вздох облегчения. У некоторых начались истерические всхлипывания, троим из них тут же, в зале, пришлось оказать первую медицинскую помощь. Оказывал ее визирь по делам здравоохранения, и благодаря его опыту и умению больные тут же благополучно скончались. Остальные начали радостно улыбаться, поняв, что сегодня их казнить не будут, а просто у старика прихоть такая - о жизни народа решил разузнать

- Да продлит Аллах годы великого правителя, - взял слово главный визирь.

 – Да возвеличит он великого общенационального лидера среди возвеличенных. Да устыдится солнце света вашего светлого лика. Да попадают небесные звезды при виде ваших на генеральском мундире. Да подохнут оранжевые злопыхатели. Да… да…да здравствует партия рабочих и крестьян!

- Какие рабочие, какие крестьяне, Рамиз, ты чего? Мы строим демократическое государство. Так что, давай, отвечай, как там народ живет.

- Все прекрасно, о великий шах. Народ днем работает, а ночью молится на ваше изображение. Все сыты и довольны. Люди просто не знают, куда деньги девать. Даже мой шофер в этом году летал отдыхать на Канары, клянусь нефтяными контрактами. Граждане нашей страны уже каждый в своей квартире поставил Вам по памятнику.

- А каким образом они зарабатывают?

- Очень простым. Каждый день миллион человек увозит произведенные нашей страной товары в соседние страны и продают их там. На вырученные деньги закупают в этих странах нужные вещи и продают их уже здесь. Так и живут.

- А по каким дорогам столько человек передвигается?

- У нас тысяча мостов по линии границы. По ним и передвигаются.

Шах задумался. Через пять минут он повернулся к главному шлангбаумомейстеру, то есть начальнику всех пограничных шлангбаумов и владельцу завода «Пепси-кола» по совместительству и промолвил:

- С завтрашнего дня приказываю закрыть половину этих мостов, а на оставшихся поднять подати в 2 раза.

- Слушаю и повинуюсь, о великий шах, - ответил пепсикольный король шлангбаумов.

Тут же раздался хор голосов визирей и министров:

- Поистине небеса завидуют мудрости великого шаха, заботящегося только о благосостоянии своего народа. Да сократит Аллах дни ваших подданных и прибавит их к вашим. Да возвеличит Всевышний великомудрость наимудрейшего…

В общем, часа через два выехали все они обратно и вскоре были на работе, где приступили к привычной бумажной работе. Так прошел год. Однажды, вернувшись домой после напряженного трудового дня, шах включил ящик с трубадурами и стал смотреть новости. В те стабильные времена обязанности СМИ исполняли глашатаи и прочие горлопаны. Была даже такая компания «Азербайджан глашатай сервис», коротко «АГС». В новостях «АГС» ничего интересного не было. Говорили о стабильности в государстве, правильности внутренней и внешней политики, о мудрости шаха, о развитии экономики. После новостей начали показывать передачу «В мире животных». На этот раз в ней рассказывали о жизни насекомых. Увидев на экране насекомых, шах вдруг вспомнил – как же там народ. Через полчаса главный визирь докладывал ему о результатах великомудрого решения по сокращению мостов. Оказывается, ничего не изменилось и все идет своим чередом, тот же миллион человек проходит по 500 мостам и торгует, люди довольны и денно и нощно молятся за шаха.

- Так … Хорошо, закройте еще 400 мостов, а подати поднимите еще в 2 раза.

- О великий из величайших, о мудрейший из мудрейших… - начал было визирь.

- Все, спокойной ночи. Я спать хочу, – прервал его шах.

Сказано – сделано. Так прошло еще два стабильных года с сотней мостов. Время шло, шах старел и начал заметно сдавать. Это чувствовалось по тому, что он стал излишне сентиментален. Внутренних врагов больше не бросали крокодилам на съедение или в клетку со львами. Их теперь просто и тихо расстреливали. В один из солнечных летних дней, без видимой на то причины, шах опять вызвал к себе главного визиря и начал выпытывать:

- Ну, рассказывай, что там у тебя нового с мостами.

- О мудрейший из…

- Короче!

- Все прекрасно. Количество проходящих через оставшиеся мосты не изменилось. Люди все так же торгуют и молятся за вас. Все довольны и счастливы

- Хм… Как же так... Ну ладно, в таком случае закрываете все мосты и оставляете один. Подати поднимаете еще в 2 раза.

Тут глава государственной службы стражников, тоже находящийся на приеме, что-то начал нашептывать шаху на ухо. Выслушав его, государь довольно кивнул и сказал:

- Мысль мне нравится, молодец, - похвалил он главного стражника и добавил, обращаясь к главному визирю: - На обоих концах ставите по одному стражнику с дубинкой, чтобы каждого проходящего по мосту они ударяли этой дубинкой по голове. Выполняйте!

Прошла всего неделя после нового указа шаха, как вдруг, проснувшись утром, подошел он к окну своей спальни и увидел толпу народа, собравшуюся у дворца. Быстро одевшись и приговаривая «наконец-то», он спустился к людям.

- Что случилось? Почему вы не на работе и собрались тут?

- Да преумножит Аллах годы великого и мудрого шаха. Да…

- Это понятно. Дальше.

- Не вы ли издали закон об одном мосте и двух стражниках с дубинками, о великий шах?

- Да, я. А вы чем-то недовольны?

- Нет-нет. Упаси господи! Просто мы пришли попросить увеличить количество стражников с дубинками, потому как два стражника – это мало. Они не успевают быстро бить людей, часто устают и образуются очереди.

Долго стоял шах и ничего не отвечал. Затем, также ничего не говоря, повернулся и зашел обратно во дворец. Он целый день молчал и, наконец, потребовал вызвать к себе главного писаря.

- Пиши, - сказал шах. – Занесите следующее в наставление по управлению нашим государством для моего преемника: «Азярбайъан халгы чох дюзцмлц халгдыр».

АЛИ МАМЕДХАНЛЫ, mamedxanli@rambler.ru

Еженедельная аналитическая газета "Бакинские ведомости", № 14, 16 июля 2005
www.monitorjournal.com