МЕРИДИАН

Грузия

ДЕЛОВОЕ РАССТАВАНИЕ С ВОЕННОЙ БАЗОЙ
Аргументы противников российского полигона в Аджарии перевесили

Причем это прощание трудно назвать веселым или же, наоборот, печальным. Единственное прилагательное, наиболее подходящее к данному факту – деловое. Экологи уже начали готовиться к оценке серьезного ущерба, нанесенного базой, партийные активисты намерены вместе с военными «зачистить» территорию от мин и радиоактивных веществ, которые не могут не оставить после себя российские военные. Грузинский Генштаб торгуется с российским по поводу покупки легкого стрелкового оружия, взрывчатых веществ и боеприпасов, которые легче продать Грузии, чем везти в Россию. Бизнесмены вместе с архитекторами гадают, где лучше расположить аквапарк, а также гостиницы, рестораны и автостоянки на месте уже почти что бывшего военного полигона. Ну а жители окрестных сел просто готовятся к переменам в лучшую сторону.

На фоне этой деловой суеты несколько нелепо прозвучала информация о том, что в Батуми протестуют против вывода российской военной базы с территории Аджарии. Хотя эта информация в определенной степени соответствовала действительности - пара десятков человек, в том числе сторонники пресловутого Игоря Георгадзе, действительно выступили в духе «а вот мы не хочим!». Лучшим комментарием этих событий было то, что ведущие российские интернет-сайты высмеяли батумских противников вывода военной базы, заявив, что Москва весьма неумело использует технологии «цветных революций».

Заявления о том, что, мол, база содержит Аджарию – просто неуместны. Раньше большую часть из 1500 человек личного состава базы действительно составляли аджарцы. Но незадолго до революции была проведена кадровая ротация. Большая часть личного состава базы была переведена в Чечню. Аджарцы согласились охотно, так как вместо приблизительно 75 долларов они стали получать в Чечне около 375. Так что сегодня ажарцев на батумской российской военной базе всего-то процентов 10. Остальные 90 процентов – это солдаты, прибывшие из России. Как ни странно, но ротация сыграла положительную роль – аджарцам стало легче высказывать свою неприязнь к базе – ведь «своих» там практически не осталось.

Конечно, ни о какой официальной беседе с представителями военной базы речь идти не может. Но в кулуарных разговорах российские офицеры не скрывали своих сожалений по поводу предстоящего возвращения на родину. «Грузия совершает ошибку», «Наше место займут турки и вам же будет хуже», «База перестанет существовать только лишь вместе с Батуми» - таков общий настрой. Конечно же, «за державу обидно», да и терять полтора оклада, до одури спокойную жизнь и налаженный быт в курортной Аджарии из-за «чертовых политиков» весьма неприятно. Но… Глас народа и все такое… К тому же содержание базы после спешного отбытия главного спонсора Аслана Абашидзе стало влетать Москве в копеечку – по неофициальным данным, в семь-восемь раз дороже, чем раньше. Да и вообще, минусов немало.

Зато для Аджарии количество плюсов после отъезда российских военных даже подсчитать будет трудно. Одна лишь территория, которую занимает военная база, слишком велика для региона, страдающего от дефицита прибрежных земель. А застройка громадного военного полигона слева от Чорохи на берегу моря может принести прибыль не меньше, чем все Кобулети.

Хотя, конечно, будущим строителям пятизвездочных отелей на месте полигона не раз придется намучаться с оставленными «сюрпризами» в виде заряженных мин – так, по крайней мере, предполагают военные специалисты. Сегодня на базе хранится 360 тонн тротила – этого количества более чем достаточно, чтобы поднять на воздух всю прибрежную Аджарию. Везти его обратно в Россию – безумно дорого. А разрешения на уничтожение (то есть подрыв) тротила на месте грузинский Генштаб пока не дает. И, наверное, не даст и в будущем – слишком уж это опасно. На данный момент ведутся переговоры о покупке грузинской стороной немалого количества вооружения, принадлежащего российским военным – речь идет о легком стрелковом оружии и боеприпасах. Тем более что его, как и тротил, гораздо выгоднее продать, чем увозить. Пока что никакой договоренности по этому поводу сторонам достигнуть не удалось.

Серьезного контроля требует и общий подсчет всего вооружения – ведь треть имущества по праву принадлежит грузинской стороне. Согласно неофициальной информации (коменданту военного гарнизана Аджарии Гоче Нинидзе, равно как и российским военным запрещено общаться с журналистами), российские военные пытались нелегально перебросить часть тяжелой техники с тем, чтобы сократить процент принадлежащего грузинским вооруженным силам имущества. Еще одна проблема – как пресечь попадание автоматов и пистолетов в руки местного населения. Одним словом – надо сделать все, чтобы анекдотично вороватые прапорщики не начали массовые нелегальные аукционы по продаже «калашей» и «макаровых». Об этом, кстати, протестущие против вывода базы, как правило, не упоминают.

Кстати, один из участников упомянутой выше мини-демонстрации против уничтожения полигона заявил журналистам, что после его застройки местным жителям, и ему в частности, негде будет пасти скот.

- У этого парня не то что коровы – даже курицы во дворе нет, - смеется Муртаз, житель Гонио, на вопрос о защитнике «военного пастбища». Впрочем, проблема пастбища действительно существует – как минимум один-два раза в год жители сел Ахалсопели и Гонио, расположенных возле полигона, теряют скотину, которую «невзначай» убивают российские военные. Хотя, с другой стороны – несмотря на такие потери, кроме как на полигоне, пасти скотину им практически больше негде.

- Это не самая большая проблема, – отмахивается Муртаз. – Уйдут русские, будут туристы, так что мы найдем, кого доить. А для коров лучше уж корм покупать будем.

Впрочем, скот – не единственная жертва российских военных. За последние годы шальными пулями было убито несколько местных жителей, работавших на своих полях, расположенных неподалеку от стрельбища. Кроме этого есть и другая проблема – экологическая. Приблизительно 50 тысяч выстрелов в месяц на одном полигоне – трудно даже подсчитать количество пороховых и выхлопных газов. На практически ежемесячных учениях тратилось от 5 до 15 тонн солярки. Экологи, не задумываясь, перечисляют все «грехи» российских военных: «Они распугали птиц, портят пастбища, глушат рыбу, устраивают объездные дороги в лесах Аджарии, когда проводят свои учения». В Хелвачаури, неподалеку от базы, есть несколько заболоченных озер. Российские военные использовали их в качестве мусорных свалок. Сегодня на этой территории можно увидеть надписи: «Ловля рыбы и сбор клубники запрещены». Хотя стоило бы написать – «опасны для жизни» – настолько эти места заражены ртутью и свинцом.

Мириан Нуманишвили, депутат Верховного совета Аджарии, считает, что существование базы в этом регионе ничем не оправдано:

- Во-первых, опасность полигона для двух трасс международного значения – сухопутной и морской. Во-вторых, экологический ущерб, в-третьих – опасность для жителей окрестных сел, в-четвертых – просто нельзя использовать в качестве полигона громадную территорию, обладающую серьезным рекреационным значением. Можно сказать, что польза от вывода российской военной базы из Аджарии может сравниться лишь с ущербом, который эта база нанесла нам.

Специально для «Бакинских ведомостей»
ГИГА ЧИХЛАДЗЕ

Еженедельная
аналитическая газета "Бакинские ведомости", № 15, 23 июля 2005
www.monitorjournal.com