ЭКОНОМИКА

Ресурсы

Расим Мусабеков: «НЕОБХОДИМО ПРИОБРЕСТИ ОПОРУ В СРЕДНЕМ КЛАССЕ»

Сегодняшний собеседник «БВ» член дивана партии «Мусават», политолог Расим Мусабеков.

- На что, по-вашему, рассчитана кампания против ПНФА - на нейтрализацию политико-электоральных позиций Али Керимли как политической фигуры или ослабление в целом всего оппозиционного стана?

- Пока что мы даже не знаем, кто конкретно во властной элите является инициатором этой кампании и какие они преследуют цели. Может оказаться, что ПНФА и ее лидер Али Керимли являются видимой мишенью, а подспудно решаются иные задачи. Определенно власти опасаются планов оппозиции раскачать митинговую стихию и мобилизовать к моменту выборов такие массы людей, что окажется трудно подавить протестные выступления. Поэтому инцидент с Русланом Баширли власти постараются использовать как предлог для того, чтобы ограничить митинги и пикеты, одновременно отпугнув молодежь от присоединения к «оранжевому» движению. Также, безусловно, есть желание максимально ослабить оппозицию, которая в период выборов всегда активизируется. Но чувствуется и то, что определенные группы внутри правящей элиты искусственно нагнетают страсти, провоцируют противостояние, чтобы продемонстрировать свою нужность и гарантировать себе места в будущем парламенте.

- Опасен ли для властей чем-то особенным Али Керимли?

- Не более чем другие оппозиционные лидеры. В кампании, направленной против него, ощущаются какие-то личные мотивы, производные от неизвестных сторон его более ранних контактов с правящей элитой. Другим моментом является то, что хотя Али Керимли в политике уже давно, но он достаточно молод и может привлечь, возглавить и направить молодое поколение. А это, с учетом роли молодежи в свержении правящего режима в Грузии, Украине и Кыргызстане, представляется властям особенно опасным.

- Как вы думаете, последняя акция против Баширли и связанная с ней кампания инициирована лично Ильхамом Алиевым или это самодеятельность его окружения?

- Мне трудно ответить на этот вопрос, но могу сказать, что именно в его силах прекратить эту наносящую ущерб нашему государству и обществу кампанию, грозящую к тому же вылиться в опасное гражданское противостояние.

- Существует ли, по-вашему, как это было во время правления Гейдара Алиева единый центр и механизм теневого, трайбового выдвижения и отбора кандидатов в депутаты от власти? Если нет, то что возникло на его руинах?

- Полагаю, что после ухода Гейдара Алиева в Азербайджане формируется более плюралистичная, конкурентная система взаимоотношений внутри правящей элиты. Трайбовые механизмы весьма архаичны и не отвечают требованиям времени. Станет ли формирующаяся система устойчивой и функциональной, покажет время и опыт предстоящих парламентских выборов.

- Как вы оцениваете предвыборное состояние оппозиции: институциональные ресурсы, финансовые возможности, электоральные позиции, внешнеполитическая поддержка?

- Оппозиция несколько оправилась от шока после октября 2003 года. На выборы она идет более консолидированной. Демократический прорыв в Грузии, Украине, перемены в Кыргызстане продемонстрировали слабость постсоветских авторитарных режимов. Западное демократическое сообщество стало более требовательным к соблюдению обязательств в отношении прав и свобод граждан. Все это на пользу силам, которые выступают за демократические перемены в Азербайджане. Однако крайняя ограниченность финансовых и медийных возможностей традиционной оппозиции, отсутствие у нее серьезной поддержки на муниципальном уровне не позволяет на равных конкурировать с правящей элитой. Тем не менее традиционная оппозиция и значительная группа независимых и пользующихся общественной поддержкой кандидатов при грамотном использовании имеющихся ресурсов в состоянии пройти в парламент и составить в ней влиятельную фракцию. Это в свою очередь может привести в движение процесс так долго откладываемых реформ в системе государственной власти и общественной модернизации.

- Верите ли вы в президентство Исы Гамбара в ближайшие годы?

- Очередные президентские выборы предстоят в 2008 году и так далеко загадывать в наших условиях сложно. Однако Иса Гамбар и возглавляемая им партия «Мусават», даже по оценкам не питающих к ним симпатии властей, все еще остается лидером протестного электората. Жестокие репрессии властей серьезно ослабили их позиции, но перспективы, безусловно, сохраняются. Чтобы шансы стали более весомыми, необходимо отказаться от старых схем, резко расширить социальную базу и приобрести опору в возрождающемся среднем классе. Без этого рассчитывать на успех не приходится.

- Как вы прокомментируете свои нынешние отношения с партией «Мусават»?

- Внешне ничего не изменилось. Я остаюсь членом руководства «Мусават». То, что на выборы я пошел в качестве независимого кандидата, а не от блока «Азадлыг», мало что изменило. Ведь и ранее в общественном мнении я больше позиционировался как независимый политолог, а не партийный функционер. Со стороны коллег по руководству партии, активистов и рядовых членов «Мусават» я встретил понимание и поддержку. Однако в связи с определенными договоренностями (они носят устный характер и не закреплены решениями руководства союзнических партий) выдвижение независимых кандидатов в противовес единому списку блока «Азадлыг» нежелательно. А таковых из числа функционеров «Мусават» и ПНФА набирается несколько десятков. Принимая во внимание то, что я уже 10 лет вхожу в руководство «Мусават», пользуюсь уважением своих коллег, исключить меня из партии трудно и даже невозможно. Поэтому я объявил, что с уважением отнесусь к любому коллегиальному решению, направленному на укрепление блока «Азадлыг» и, если возникнет в этом необходимость, сам готов объявить о прекращении членства в партии. Понятно, что это во многом будет формальное решение, и оно не лишит меня поддержки мусаватистского электората и активистов.

- Какова вероятность возникновения политического кризиса в стране, который может обернуться сменой власти до истечения срока президентских полномочий Ильхама Алиева?

- Такой кризис может быть следствием раскола и борьбы внутри правящей элиты. Симптомы брожения и подковерной возни наблюдаются все отчетливей. Однако ситуация пока что носит управляемый характер. В принципе у Ильхама Алиева имеются весьма благоприятные возможности для того, чтобы в условиях стабильности инициировать и возглавить процесс модернизации страны. Скоро пойдет «большая» нефть и при нынешних ценах на энергоресурсы страна на ближайшие 10 лет обеспечена финансовыми ресурсами как для развития экономики, так и обеспечения реализации социальных программ. К Азербайджану растет стратегический интерес со стороны США и других великих и региональных держав. Но благоприятными возможностями необходимо умело распорядиться. Если это не произойдет, то кризис вполне возможен. Что же касается смены власти, то непосредственно такая перспектива не просматривается.

- В последнее время Россия усилила свое политическое влияние в Азербайджане, используя институциональные возможности олигархов-бюрократов, которые держат свои авуары в российском финансово-экономическом пространстве или по иным причинам ориентированы на Москву. Чревато ли это чем-то очень опасным для страны?

- Факты, подтверждающие ваш тезис, мне не известны. Я не исключаю это, хотя в последний период Россия - не совсем благоприятная страна для такого рода инвестиций. Российские олигархи и чиновники сами ищут сферы применения для своих накопленных капиталов за рубежом. Позиции Москвы в Азербайджане даже после улучшения отношений с приходом к власти Владимира Путина не усиливаются, а год от года ослабевают. России нечего предложить Азербайджану и другим постсоветским странам в качестве цивилизационной модели. Ее собственная политическая система не эффективна, экономика пробуксовывает даже при благоприятной нефтяной конъюнктуре, а технологическая отсталость продолжает нарастать. Так что к голосу Москвы, принимая во внимание близкое соседство и существующие связи, в Баку будут прислушиваться. Но утверждение какого-либо эксклюзивного влияния нашего северного соседа в Азербайджане я не ожидаю. Обращаю внимание, что в Москве никак не определятся с кандидатурой посла в нашей стране, это место более 6 месяцев вакантно. О каком усилении влияния в таких условиях можно рассуждать?

- Может ли Армения, воспользовавшись политическим кризисом в Азербайджане, возобновить военные действия и расширить ареал оккупации?

- Армения всегда стремилась использовать и, к сожалению, использовала ослабление власти в Азербайджане для достижения своих аннексионистских планов. Если у нас возникнет новый кризис, то искушение у Еревана, несомненно, возникнет. Но ситуация в сравнении с началом 90-х годов существенно изменилась. Азербайджанское государство консолидировалось. Мы включились в систему международных отношений. Так что безнаказанно осуществить новую агрессию в отношении АР Еревану больше не удастся. Ответственным политическим силам нужно не забывать об армянской угрозе, но преувеличивать ее я бы не стал.

ИБРАГИМ АЛИЕВ

Еженедельная аналитическая газета "Бакинские ведомости", № 18, 13 августа 2005
www.monitorjournal.com