ГЕОПОЛИТИКА

Кризис

ИРАН И УРАН

Исламская Республика Иран (ИРИ) после избрания нового президента Махмуда Ахмадинеджада пошла на новое обострение отношений с США и Европой. В начале августа правительство этой страны выставило ультиматум, в котором угрожало ЕС возобновить работы по переработке урана в Исфахане, требуя в считанные часы разрешить кризис вокруг иранской ядерной программы. Напомним, что работы по производству урана были приостановлены в 2004 году в результате переговоров руководства Ирана с европейской тройкой (Великобританией, Францией и Германией). Тогда Тегеран согласился прекратить работы по переработке и обогащению урана в обмен на расширение экономического сотрудничества с Западом.

И вот ИРИ, фактически сорвав двухлетний переговорный процесс, демонстративно распечатала пломбы МАГАТЭ (Международное агентство по атомной энергии) на ядерном объекте в Исфахане, обосновав данный шаг нежеланием Запада реально сотрудничать в других сферах. На предприятии началась конверсия урана. США и Евросоюз опасаются, что работы по переработке урана проводятся с целью разработки ядерного оружия, хотя Иран утверждает, что уран ему нужен исключительно в мирных целях – для развития энергетики. Данное утверждение ставится под сомнение американцами, так как ИРИ обладает внушительными запасами нефти и не испытывает недостатка в энергоносителях. Тем не менее Тегеран не намерен окончательно отказываться от своего права на создание полного ядерного топливного цикла (ЯТЦ). Евросоюз требует именно этого отказа, мотивируя тем, что полный ЯТЦ не исключает при желании создания своего ядерного оружия.

Эти события вызвали шквал критических высказываний со стороны европейских стран в адрес руководства ИРИ. Даже МИД России, страны, традиционно поддерживающей Иран, сделал заявление, в котором отмечается, что «мудрым решением было бы прекращение работ по конверсии урана». Президент США Дж.Буш в своем выступлении сказал, что готов применить военную силу против Ирана для «обеспечения безопасности во всем мире». МАГАТЭ приняло резолюцию, которая содержит требование о полном прекращении всех работ, связанных с переработкой урана. Иранский МИД охарактеризовал этот документ как принятый под давлением США, противоречащий международным договоренностям и неприемлемый для страны, и добавил, что вопрос о возобновлении работ на объекте в Исфахане не подлежит никаким обсуждениям. Более того, Тегеран пригрозил начать работы в еще одном ядерном центре – Натанзи.

В кулуарах ООН и МАГАТЭ все чаще звучат слова «санкция» и «прекращение переговоров». Прекращение переговоров на практике означает автоматическую передачу иранского «ядерного досье» на рассмотрение Совета Безопасности ООН, что, в свою очередь, означает неминуемые санкции и изоляцию Ирана. Именно такой развязки более всего и не желали бы многие аналитики, занимающиеся ядерной проблемой этой страны. Ведь это неизбежно ведет к военной операции США против ИРИ, которая чревата непредсказуемыми последствиями. Пока что МАГАТЭ ограничилось установлением видеокамер на начавшем работу ядерном объекте и наблюдением за тем, что там происходит.

Несколько лет назад Тегеран потерял своего самого близкого партнера – СССР. После развала империи самым опасным соседом, по мнению полуфеодального режима Тегерана, стал демократический Азербайджан. В ИРИ проживает около 35 000 000 азербайджанцев, при этом их права грубейшим образом нарушаются властями этой страны. Появление по соседству независимого Азербайджана был чреват для правящего режима активизацией азербайджанского движения в Иране и рано или поздно привел бы к логической развязке – вынужденной либерализации страны и постепенного отхода ее руководителей от средневековых методов управления.

Не стоит говорить о том, насколько близки идеи демократии к азербайджанской ментальности. Это мы доказали своей историей, толерантностью и способностью к интеграции. Еще в начале XX века азербайджанцы стали первыми среди мусульманских народов всего мира, кто поднял флаг демократии и светскую, парламентскую государственность. Большевистская Россия бросила все имеющиеся силы и средства на подавление свободного Азербайджана и по причине неравенства сил добилась своего. Та же печальная участь постигла независимый Азербайджан уже в конце XX века. На территории страны шла война против сепаратистов. Российские, иранские и армянские спецслужбы развернули широкомасштабную подрывную деятельность, стараниями наших соседей появились проблемы и в южной части страны. Иран открыто помогал Армении продуктами, медикаментами, энергоносителями и многим другим. Преследовалась одна цель – любыми средствами предотвратить установление в Азербайджане стабильности и демократии. Их старания частично увенчались успехом – последние 12 лет нашей страной правит авторитарно-консервативный режим.

Но ничто не вечно и сегодня весь мир наблюдает крушение последних остатков самой уродливой за всю историю человечества ленинско-сталинской империи зла. Иранским властям прекрасно известно, что Азербайджан находится в числе стран, которые в ближайшее время начнут стремительно развиваться. Это относится и к Армении, так как, несмотря на порой параноидальные идеи вселенского миссионерства и гегемонии от моря до моря, в этой стране обязательно произойдет инициированная извне революция, на волне которой к власти придут прозападные силы. А это чревато интеграцией Армении в евроатлантическое пространство.

Таким образом Иран, так или иначе, через несколько лет окажется в окружении стран, стремительно интегрирующих в Европу. Безусловно, существующие проблемы в Ираке и Афганистане также найдут свое решение, несмотря на скептическое отношение к перспективам демократии в этих странах. Как бы то ни было, крушение режимов С.Хусейна и афганских талибов можно отнести к исключительно позитивным процессам. При всех недостатках своей внешней политики США принесли в этот регион главную ценность – свободу от диктаторских режимов, уничтожающих собственный народ ради сохранения власти. Все остальное – лишь вопрос времени.

Эти процессы очень беспокоят Тегеран. И как следовало ожидать, беспокойство нашло свой логический выход – на пост президента ИРИ был избран политик, крайне отрицательно настроенный по отношению к Западу. И теперь на решающие посты в правительстве выдвигаются люди с идентичным мировоззрением. В этом отразилось неповоротливость и предсказуемость тоталитаризма – перед страхом потери власти режим не нашел ничего лучше, чем показать свой оскал. У иранской элиты было достаточно времени для трансформации страны в более или менее либеральное государство с перспективами на построение демократического общества. Но Тегеран предпочел лишь имитировать реформы, пытаясь ввести в заблуждение весь мир. Кроме того, в адрес новоизбранного президента Ирана в западной прессе был озвучен ряд обвинений, вплоть до участия в захвате американского посольства во время исламской революции и организации теракта в Европе. Правда, через некоторое время данные обвинения были опровергнуты официальными властями США.

Принимая во внимание существующие проблемы в Ираке и Афганистане, военное решение иранской проблемы в ближайшем будущем кажется маловероятным. Судя по всему, американцы попытаются раскачать лодку изнутри и задействуют в этом ближайших соседей. Это одно из объяснений концентрации внимания на Азербайджане, который находится в преддверии выборов. По какому пути развития пойдет регион – во многом зависит от нас, самой большой кавказской республики. Совершив огромный промах два года назад и отдав предпочтение «стабильности, в ущерб демократии», как заявила госпожа К.Райз, США еще более накалили обстановку в регионе и дали надежду России и Ирану закрепить свое влияние в Азербайджане. Остается только надеятся, что подобная ошибка не повторится. Иначе Западу не стоит удивляться, если через несколько лет на улицы Баку выйдут люди не в оранжевом, а в зеленом, и вместо требования демократии будут звучать исламистские теократические лозунги.

АЛЕКПЕР МАМЕДОВ, mamedxanli@rambler.ru

Еженедельная аналитическая газета "Бакинские ведомости", № 19, 20 августа 2005
www.monitorjournal.com