ТЕАТР АБСУРДА

Кабмин

ЛЮДИ «ДНЯ Х»

Азербайджанские власти попали в беду, причем в такую, что даже если соберутся аналитики со всего мира, не смогут найти выхода. Название этой беды звучит для власть имущих просто ужасающе – свободные выборы! Убедились, насколько устрашающее выражение? Аж кровь в жилах стынет. Звучит как митинговый лозунг анархистско-разрушительной оппозиции. Вот и найди теперь выход из этой ситуации. На самом деле цивилизованный мир давно уже нашел выход из этого положения. Самое ужасающее это то, что выходом из этой ситуации являются именно свободные выборы. Сегодня на Совете безопасности страны вновь должен обсуждаться этот вопрос. Если только кто-то не замутит воду...

Члены Совбеза уже собрались в зале заседаний. Все внимание приковано к дверям, через которые должен войти президент. Но никто не входит. У всех появляются смутные сомнения. Ну можно опоздать на 5 - 10 минут, но не на 40. Все крупнокалиберные чиновники в душе молятся, чтобы сегодня не наступил «день Х». Недавно только рассчитались с «днем Х» отца, а теперь как дамоклов меч над ними повис такой же день для сына. Молчание прерывает специалист по нахождению финансовых источников для покупки танков, премьер-министр Артур Расизаде:

Может, президент ушел в отпуск, а мы ничего не знаем? Это же Ильхам - позвонил ему вечером кто-то из старых друзей, предложил встретиться, вот он и взял отпуск за свой счет и отправился на отдых. Кстати, на чье имя президент пишет заявление?

Как на чье? На свое, конечно, – возмущается Фазиль Мамедов. – В этой стране есть кто-то главнее?

Как на свое? Так и пишет, уважаемый Ильхам Алиев, прошу разрешить президенту Ильхаму Алиеву взять отпуск за свой счет? – снова вопрошает Артур.

А что, тебе хочется, чтобы он писал заявление на твое имя? – спрашивает Рамиз Мехтиев, искоса разглядывая премьера.

В это время дверь наконец-то открывается и входит Ильхам Алиев. Буркнув под нос приветствие, он садится и долго перелистывает какую-то тетрадку. Подняв голову, чтобы что-то сказать присутствующим, вдруг наталкивается взглядом на Гаджибалу Абуталыбова, стоящего сложив руки и положив на них голову. Со стороны создается впечатление, что он опирается на лопату.

Гаджибала муаллим, что это вы так стоите?

Мысли Гаджибалы настолько далеко, что он ничего не слышит. Сидящий рядом с ним Али Инсанов хоть и знает, что с медицинской точки зрения нельзя внезапно толкать человека, находящегося в мечтательной дреме, вынужден это сделать. От толчка, задевшего особо чувствительный нерв Гаджибалы, тот вздрагивает. Президент еще раз переспрашивает мэра, вернувшегося из страны грез:

- Гаджибала муаллим, я спрашиваю почему вы так стоите?

О сын нашего Гейдара Алиева! Я хочу вам доказать, что стою на страже нашего Баку.

А что это у тебя в руках? – с иронией спрашивает Ильхам.

Кирка. Для разборки города. Покуда жив, никогда не ее брошу. Ведь ее мне дал сам Гейдар Алиев.

Береги кирку, только ответь мне, почему не разрешаешь проводить пикеты оппозиции?

А что, должен был разрешить?

Вчера мне звонил Херкель и сказал, что хотя мэр Баку обещал после 15 июня не чинить никаких препятствий для митингов, демонстраций, пикетов, на прошедшей неделе запретил проводить пикеты блоку «Азадлыг». Я не знал, что ему ответить. Херкелю кажется, что я в курсе всего, что тут происходит. Теперь ответь, почему ты не дал разрешения?

Уважаемый господин президент! Знаете ли вы, что некоторые, благодаря Гейдару Алиеву взобравшиеся по властной лестнице на самый верх, ступили на путь предательства нашей власти. Знаете ли вы, что по договоренности между оппозицией и Рамилем Усубовым полиция больше не разгоняет митинги оппозиции. Поэтому я отменил свое распоряжение по разрешению митингов после 15 июня. Я не могу позволить, чтобы из-за предательства некоторых упал авторитет нашей власти.

Рамил Усубов, скрежеща зубами, просит слова:

- Я очень сожалею, что вступившие в сговор с рядом преступных элементов для нанесения удара по международному имиджу страны люди до сих пор находятся на руководящих постах.

Возмущенный вмешательством в его прерогативу Эльмар Мамедъяров переходит в атаку:

- За международный имидж страны не волнуйтесь. На всех переговорах с официальными лицами Армении я просил их о проведении армянским лобби неотложных мер по сохранению международного имиджа Азербайджана.

Слова Рамиза Мехтиева рвутся из глубины души:

- Когда ты наконец, министром иностранных дел какой страны являешься? Господин президент, вот вы говорите, что нужна кадровая реформа. Видите, какие выражения используют ваши кадры? Хорошо, что во властной команде их не так много.

Эльмар Мамедъяров не понимает происходящего:

- Рамиз муаллим, то вы просите получить государственные гарантии для зарубежных фирм ваших родственников, находящихся там, то меня в чем-то обвиняете.

Ильхам Алиев нервничает:

- Для чего мы здесь собрались? Обсуждать родственные связи или парламентские выборы? Хорошо вспомнил - Рамиз муаллим, что это за список вы подготовили?

- Это вы о каком списке?

- А сколько их?

- Один для вас, один для нас и один для народа.

- Зачем столько списков?

- Для изучения реакции. Например, против чьей кандидатуры из врученного вам списка вы возражаете?

- Лучше бы вы спросили, против кого не возражаю. Я не понимаю, зачем нужны в новом парламенте Ахад Абиев и Муса Мусаев. Я лично хотел завершения срока действия нынешнего парламента еще и потому, чтобы эти лица больше не были депутатами.

- Указанные вами лица обладают высоким политическим образованием, на все сто выполняют все, что им поручат. Эти бедняги до сих пор не сказали ни одного собственного слова. В моей кампании по дискредитации оппозиции до сих пор основными исполнителями являются именно Ахад Абиев и Муса Мусаев.

- Вам-то что? После их действий в парламенте по вашему сценарию вся оппозиционная пресса начинает нападки на меня и мою семью. Все, что вы говорите про Али Керимли, поворачивают на меня.

- Когда вы давали согласие стать первым лицом, должны были быть готовы к тому, что все кампании будут работать против вас.

- Я стал первым лицом так неожиданно...

- Что же неожиданного? С апреля до августа времени было достаточно.

- Прошу не менять тему разговора. Каждый раз вы направляете обсуждение в другую сторону, а в результате включаете в список человека, которого сами желаете. Ах да, хорошо вспомнил - почему кандидатура Зияфета Аскерова будет баллотироваться от Лянкярана? Ведь оттуда выдвигается брат шейха Аллахшукюра Пашазаде.

- Ну и что?

- А то, что кто же будет в Лянкяране голосовать за Зияфета, если там есть их земляк.

- А вы думаете, что в Лянкяране будут проводиться выборы?

- Выборов не будет, тогда что же, революция?

Все члены Совбеза одновременно подергали себя за мочку уха и постучали по столу.

- О чем вы говорите, господин президент? Ваш отец создал такую систему, что ее никто и ничем разрушить не сможет. – Мисир Марданов в своем амплуа.

- Мне очень интересно, вы действительно ничего не понимаете или придуриваетесь? Раскройте глаза, посмотрите вокруг. Система, построенная моим отцом, не выдержав, отступила перед парой яиц, брошенных оппозицией. Все ваши планы, начертанные по его технологии, настроили всех против нас.

- Пусть вас ничего не пугает. Мы всей командой стоим за вами, – отвечает Али Инсанов.

- Именно это меня и пугает. Если бы стояли не за мной, а впереди меня, тогда можно было бы еще о чем-то подумать. Поэтому думайте. Мне кажется, что мы должны подготовить такой план, чтобы парламентские выборы вообще не состоялись. Или состоялись в такой обстановке, что вопрос как они проведены никого не интересовал.

- Придумал, – раздался голос Сафара Абиева. – Разрешите нашим минерам заложить мины под нефтепроводом Баку – Тбилиси - Джейхан. За три дня до выборов мы их подорвем. Посмотрим, кто тогда вспомнит про эти осточертевшие парламентские выборы.

Хотя это предложение в душе все одобрили, никто не торопится высказать свою реакцию. В это время слышится голос Рамиля Усубова:

- Если вы заложите мины под нефтепровод, то они подложат мины под президентский аппарат.

- Вы говорите прямо как оппозиционер, – не выдерживает Рамиз Мехтиев.

- Нет. Я просто объективен.

Ильхам Алиев прерывает спор:

- Господин объективный министр, если у вас есть другие предложения, подавайте. – Потом поворачивается к Рамизу Мехтиеву. – Я пошел. Обсудите все предложения, потом отчитаетесь передо мной. До свидания.

НАБЛЮДАТЕЛЬ

Еженедельная аналитическая газета "Бакинские ведомости", № 19, 20 августа 2005
www.monitorjournal.com