ЗА ВАШУ И НАШУ СВОБОДУ

Эльмар

177 ДНЕЙ ПОСЛЕ УБИЙСТВА

Мотив ясен, исполнители и заказчики известны…

Сегодня исполняется 177 дней со дня убийства Эльмара Гусейнова. А через несколько дней стукнет ровно полгода. Что нам принесли эти месяцы? Еще раз оглянемся в прошлое.

Кровь Эльмара все еще не отомщена

Первое, что хочу отметить - убийство Эльмара не забыто, память о нем в сердцах людей становится легендой. Имя Эльмара черной стрелой так вонзилось в самое сердце власти, что она не только не может удалить ее, а наоборот, подобно рыбе на крючке, чем больше движений, тем глубже она вонзается. Дорогие читатели, осталось совсем недолго - скоро мы, говоря «власть», будем иметь в виду совершенно других людей, а нынешние станут черной страницей истории Азербайджана.

Холодная мартовская ночь, улица Гара Гараева

Как сейчас помню ту холодную и страшную ночь 2 марта. Как только я услышал весть об убийстве Эльмара, сразу же отправился к его дому. В голове крутились разные мысли, начиная с того, что Ильхам Алиев в отличие от своего отца замарал руки в крови журналиста и кончая тем, что все дороги к дому Эльмара будут перекрыты полицией. Как я добрался до места происшествия, не помню, помню только, что, проходя по аллеям перед магазином «Орбита», заметил стоящих в разных местах полицейских. Но эти правоохранители вели себя совсем не как представители закона, прибывшие на место происшествия, их совсем не интересовали свидетели, а на их лицах можно было прочесть немой вопрос: «как мы будем выходить из этого положения?». Группа полицейских преградила путь только перед блоком, где проживал Эльмар. Среди них была и «сладкая парочка» бакинской полиции – Магеррам и Яшар Алиевы, однако чувствовалось, что действия полицейских не координируются. Когда супруга Эльмара с балкона 3-го этажа крикнула собравшимся журналистам, чтобы те поднялись в квартиру, я не поверил, что полиция нас пропустит. Но все кто хотел, легко прорвав полицейский кордон, поднялись наверх. Видавшие виды полицейские начальники, знающие тысячи способов провокаций, обхода закона, ничего не могли предпринять.

Следствие ведет следователь-убийца

Как же ведет следствие совершенного им преступления правящая клановая власть? Мы неоднократно писали, что преступление совершено правящим трайбом, но так как раскрытие этого преступления хочешь-не хочешь также возложено на него, то он напоминает следователя, расследующего собственное преступление. Но мы никому бы не желали оказаться в их положении. Одно дело, когда расследуешь собственное преступление как тебе хочется и заметаешь следы, и другое - когда это Aaходится делать под неусыпным контролем местной и международной общественности. Особенно в первые дни, когда пришлось привлечь к расследованию специалистов из ФБР и спецслужб Турции. Поэтому власть вынуждена любое реальное продвижение в расследовании выносить на суд общества. Этот фактор приводит к тому, что следователи оказываются во все более запутанном положении и им не остается путей для отступления. Именно поэтому публикация следствием имен виртуальных убийц (Тахир Хубанов, Теймураз Алиев и курд по кличке Секо) дает основания для предположений какая из властных группировок совершила указанное преступление. Интересен факт, что убийство Эльмара привело к освещению темных страниц, связанных с другими громкими преступлениями алиевского режима, особенно с убийством Зии Буниатова.
Поэтому рассмотрим официально обнародованные в связи с убийством Эльмара факты.

Курдский террористический фактор

То, что убийство Эльмара заказала власть, всем известно, но вместе с тем интересно, какой из кругов этой власти реализовал этот заказ. Здесь откровенно видно, что грузинский след играет первоочередную роль, и власти начиная с первого дня не то что не скрывали его, а даже наоборот - всячески выпячивали. В то же время стало известно, что преступники не грузины, а грузинские азербайджанцы с курдскими корнями. Мы очень далеки от желания с криком «Эльмара убили курды» внести в общество элементы очередной межнациональной розни. Однако тот факт, что считающийся одним из убийц Тахир Хубанов (по информации газеты «Азыдлыг», он по происхождению - курд-езид) является не столь уж и дальним родственником Муртуза Алескерова, который тоже имеет курдские корни, присутствие среди убийц курда по кличке Секо, дает основания утверждать, что в этом преступлении замешана международная сеть курдских террористических организаций. В связи с этим хотим напомнить, что в свое время покойный Эльчибей обвинял Гейдара Алиева в соучастии создания такой террористической организации, как ПКК, и о том, что в свое время в печати промелькнули сообщения о причастности Муртуза Алескерова к организации убийства Зии Буниатова…

Где связь между И.Алиевым и героем Г.Кляйна?

Возвращаясь к следователю-убийце, хотим привести пример из «международной практики». У классика германской литературы Генриха Кляйна есть известная пьеса под названием «Разбитый кувшин», которое построено на очень интересной теме. Герой романа – судья. Последнее дело, которое находится в его рассмотрении, заключается в том, чтобы определить, кто разбил большой и ценный кувшин, принадлежавший одной крестьянской девушке. Судья рассматривает это дело с большой неохотой, устраивает массу проволочек, задержек, крутит дело в разные стороны, в результате чего становится объектом насмешек. Несмотря на это, процесс продолжается, свидетели приходят и уходят, а девушка никак успокаивается. В конце концов дело заканчивается выяснением того, что кувшин был разбит самим судьей, когда он в темноте пробирался через сад к своей любовнице.

За вашу и нашу свободу!

РАФИК МАМЕДЛИ, mammadli@mail.com

Еженедельная аналитическая газета "Бакинские ведомости", № 20, 27 августа 2005
www.monitorjournal.com