ПРЯМАЯ СВЯЗЬ

Письмо

ЧЕРНАЯ НЕБЛАГОДАРНОСТЬ

Уважаемая редакция! 25 августа моему отцу, Таиру Абдуллаевичу Абдуллаеву, исполнилось бы 90 лет. Это был выходец из бедной семьи, достигший всего в своей нелегкой жизни сам. Этот удивительно трудолюбивый человек шаг за шагом шел к вершине своих знаний. В 1939 году он окончил Азербайджанский индустриальный институт. С 1951 по 1977 год работал главным архитектором города Шеки. В 1951-м был назначен директором Азгосархпроекта, где проработал более 40 лет. Является автором более 40 проектов жилых, общественных зданий и сооружений. Это здания Верховного Совета республики, аппарата президента, Дворец спорта, Дом проектных организаций по ул.Басина, здание Педагогического института, корпус медицинского института, Нефтяной академии, административные здания в Сумгайыте, Нахичевани, памятник Нариманову, погибшим воинам в Нахичевани, памятник Видади в Казахе, жилые комплексы для работников МВД, КГБ, гостиницы, гостевой дом в Загульбе, учебный корпус Физкультурного института, административное здание партийной организации, Дворец спорта на 7.800 человек, цирк, аэропорт и т.д. Перечень запроектированных объектов можно продолжить до бесконечности.

За заслуги в развитии архитектуры Азербайджана ему присвоены почетные звания «Заслуженный инженер Азербайджанской ССР», «Заслуженный архитектор». В 1972-м отец стал лауреатом премии Совета Министров СССР за заслуги в строительстве Сумгайыта. Ветеран войны и труда награжден следующими правительственными наградами: орден Труда, «Красного Знамени», орденами и медалями «За оборону Кавказа», «За доблестный труд в Великой Отечественной Войне», «За отличие по охране государственной границы СССР».

С 1940-го являлся членом Союза архитекторов Азербайджана и неоднократно избирался в руководящий состав этой организации. Начиная с 1944 года избирался народным депутатом Шекинского горсовета, Бакинского Совета от Насиминского района г. Баку и т.д.

Как видно, послужной список Таира Абдуллаева заслуживает особого внимания. Но, несмотря на это, жил он честно и скромно. Довольствовался тем, что имел. Объектов, построенных им, не сосчитать. И каждый его проект, который претворялся в жизнь, приносил ему огромную радость. Он очень любил талантливых людей, но, несмотря на это, в коллективе, в котором работал, устанавливал железную дисциплину. Этот человек был любим и его боготворили и родственники, и коллеги. Он мечтал о том, чтобы один из его детей стал архитектором.

Несмотря на все заслуги Таира Абдуллаева перед народом, с ним поступили очень плохо алчные и грязные людишки. Отец покоится в Аллее почетного захоронения. Но я знаю, как ему

не спокойно, он ушел из жизни в тревоге за своих внуков, так как их оставили на улице. В 1998 году я заложила свою квартиру в банк, который находится в Хатаинском районе, «Юнитед-Банк». Он принадлежит какому-то чеченцу и первому заместителю премьер-министра Аббасу Аббасову. Наш дом был изначально построен моим отцом, но затем по некоторым причинам достраивался Баксоветом. Работникам банка, видимо, приглянулась моя квартира и, ав мне деньги, они в тот же день без моего ведома продали квартиру некоей Соне Мамедовой. На протяжении всего трехмесячного срока банковские работники Вагиф и Октай не оставляли меня в покое. Ключи от квартиры были и у банка и они то требовали отчеты о материалах, купленных мною, то требовали документы о работе бригады строителей. Время кредитного договора истекало, а проценты они получали вовремя. И вот в один прекрасный день, так и не найдя благовидной причины, они попросту закрыли двери, поменяв мои замки, и объявили, что квартира принадлежит им. Мы были в шоке. В дело вмешался отец. Он лично говорил с Алвида Бабаевым, но безрезультатно.

В 1999-м мы начали судиться. С. Мамедова, которой банк продал мою квартиру, завершив ремонт, сдала ее в наем. Отец с моей дочерью предстали перед судом. Я попала в больницу. Мать скоропостижно скончалась, не выдержав такого удара. Сабаильский суд открыто объяснил отцу, что ничего сделать нельзя и начал давить на него. 18 февраля 2002 года отец подал апелляцию и выиграл процесс. Верховный суд подтвердил решение Апелляционного суда. Но увы, мы не можем войти в квартиру. Причина в том, что, продав квартиру С.Мамедовой, банк сыграл злую шутку. Цена на квартиру была оформлена в размере $70 000, а наличными они получили от нее $90 000. Сдав нашу квартиру в аренду, С.Мамедова получила от арендатора $47 360. Когда Апелляционный суд вынес решение об аннулировании вердикта Сабаильского суда, часть суммы из арендной платы в размере $23 680 принадлежала уже нам. Мы сделали ремонт на 90%, они доделали всего 10%. С.Мамедова требует от банка деньги, а тот хочет содрать их с меня. Они, т.е. работники банка, выписали нас из домовой книги, лишили нас единственного угла. Сын, добровольно ушедший в армию, после демобилизации остался без прописки. Никто из детей не может устроиться ни на работу, ни на учебу. Отец получал президентскую пенсию и все это уходило на то, чтобы содержать нас. Оплачивать услуги адвоката не хватало средств, и отец боролся из последних сил. Вскоре он не выдержал и скончался. Одним словом, банк из-за своей алчности косвенно убил мою мать, Фатиму Абдуллаеву, и отца, Таира Абдуллаева – человека, который заслужил почет и уважение и всю свою жизнь отдал народу. Дети мои проживают по разным адресам. Я сама живу у знакомых. До каких пор над нами будут издеваться. Что они еще хотят от нас? Очень хотелось бы увидеть чеченца и спросить у него одно: он свою мать выгнал бы на улицу? Какие еще сюрпризы нам ожидать от них? Заслуживает ли Таир Абдуллаевич такого отношения и это ли благодарность Аббаса Аббасова своему строителю, архитектору?

ЭСМИРА АБДУЛЛАЕВА

Еженедельная аналитическая газета "Бакинские ведомости", № 20, 27 августа 2005
www.monitorjournal.com