ПРОБЛЕМА

Карабах

ПИСЬМО КАРАБАХА

В нашу редакцию поступило письмо. Мы не знаем имени его автора, но проникнув болью этого человека за судьбу Карабаха и присоединяясь к его гражданской позиции по данному вопросу, сочли возможным опубликовать данное послание.

Здравствуй, дорогой папа!

Как ты поживаешь? Что у тебя нового? У меня все по-прежнему. Только вот холодно очень. Пришла зима. Скоро пойдет снег и будет зябко. Одному. тех пор как мы окончательно расстались 11 лет тому назад, я много писал тебе. Рассказывал, как мне живется без тебя. Но ты, видимо, не получал моих писем или не читал их. Может быть, оно и к лучшему. Ведь тогда, наверное, тебе пришлось бы переживать за меня и чувствовать угрызения совести. Но я - твой сын и понимаю, как это тяжело и неприятно. Поэтому большей частью молчу и делаю вид, что у меня все терпимо. На самом деле у меня все нормально. Уже нормально. С тех пор как ты меня сдал, я научился говорить на их языке. Сейчас я говорю только на нем. Поначалу мне было трудно. Хотя все вокруг твердили, что это мой родной язык и заложен в недра мозга генетически. Просто ты его варварски искоренял и уничтожал. Но я же знаю, папа, что это неправда. Ты всегда был за то, чтобы я говорил на разных языках. Ты и остальных своих детей заставлял говорить на разных языках, даже если у них это плохо получалось. Боялся обидеть гостей. И я, по правде говоря, никогда не понимал, почему боялся ты, а не они - гости? Вроде бы в гостях у тебя они и должны учить твой родной язык тоже они. А у нас почему-то всегда было наоборот. Вот я и брал пример с остальных.

Старался говорить со всеми на понятном им языке, чтоб не думали, что я высокомерный. Не думай, папа, я всегда понимал, что был особенным в семье. Хотя ты не говорил мне, что я самый красивый, любимый, талантливый и желанный. Сейчас я часто думаю: зачем мне все это? Что мне с этим делать? Кому показывать? Я понимаю, что в данном случае красота сыграла со мной недобрую шутку. Раздразнила всех в округе, перевернула чуть ли не полмира и в итоге стала ничьей. Так ЄAaй и надо, папа. Так нам и надо. Я похудел за эти годы, посуровел и стал менее привлекательным. Наверное, мне подходит военная суровость. Я кажусь более мужественным и не столь соблазнительным. Хотя зачем мне это, папа, даже не знаю. Кого я буду этой мужественностью отпугивать? Тебя?

Папа, я скучаю по тем временам, когда мы были вместе. С тех пор как мы расстались, я каждую ночь вижу разные сны. Во сне мы рядом. Говорим на родном языке. Я довольный, нарядный, у меня нет ран и побоев. А еще, папа, я пою, и голос мой отзывается эхом и будоражит душу. Знаешь, папа, я не хотел тебе говорить, но у меня теперь другое имя. Прости, но они поменяли его и назвали меня по-своему. Теперь я - а нет, лучше я не буду его писать. Тебе, наверное, будет неприятно. А я не хочу отвлекать тебя от важных дел и портить настроение. Вообще, наверное, это письмо - моя ошибка. Напрасно я взялся его писать, напрасно отвлек тебя от многочисленных проблем. Но, поверь, мне так тошно! Кругом ни одной родной души. Они все время стараются видоизменить меня, сделать похожим на них, оставляют отметины и шрамы, чтоб потом сказать: видите, у него тут древнее родимое пятно! Папа, у меня нет больше сил сопротивляться. Я молчу и терплю все унижения. Я просто к ним привыкаю, становясь ничтожеством.

И знаешь, 11 лет недостаточно, чтобы отрубить и выбросить на свалку все корни, но 11 лет вполне достаточно, чтобы взрастить на их месте новое поколение. Наверное, если мы когда-нибудь с тобой встретимся, ты меня не узнаешь. Время беспредела и несправедливости оставили в моем сознании слишком глубокий след. И этого, папа, я тебе никогда не прощу. Прости за глупый вопрос, а ты не хочешь меня вернуть?

Твой сын Карабах

Карабах

ВЕКтор БОЛИ,
или Как забыли застрелиться сдавшие наши земли генералы

Карабах. Такой родной и такой далекий. Уже долгих 15 лет. Именно Карабах стал детонатором развития национально-освободительного движения в Азербайджане. Именно Карабах стал бомбой, заложенной под фундамент советской империи. Именно после появления этой проблемы в СССР начали стремительно развиваться центробежные силы, приведшие к развалу "союза нерушимого".

И была война. Были сотни тысяч беженцев, горькие поражения, геноцид в Ходжалы. По иронии судьбы, название этого маленького карабахского городка начинается с той же буквы, что и Хатынь.

А потом к власти пришел он. И мы потеряли не только Нагорный Карабах, но и шесть районов вокруг него. Затем была бездарная попытка освобождения Кельбаджарского района, унесшая тысячи молодых жизней - генофонд нации.

После заключения перемирия прошло уже 11 лет. Но до сих пор так и не осмыслены причины тяжелейших военных поражений. Кто конкретно виноват? Был осужден Рагим Газиев, но только ли он в этом виноват? Сегодня он раздает интервью, в которых обвиняет всех подряд, кроме себя самого. Но ему никто не отвечает. Почему молчит министр обороны Сафар Абиев, начальник генштаба Наджмеддин Садыгов, генерал-лейтенант Эльбрус Оруджев, другие командиры бригад, батальонов. Они тогда были также причастны к этой войне, занимая немаленькие должности в министерстве и в войсках.

Честный командующий после тяжелого поражения, сохраняя честь офицера, обязан застрелиться. Кто-то из тех, кто участвовал в сдаче Шуши, Лачина, Кельбаджара, Физули, Агдама, Джебраила, Губадлы, Зангилана, кто бросил в кровавую мясорубку тысячи молодых ребят, решился на это? Нет. Сегодня они с гордостью носят генеральскую форму и считают, что заслужили это. Не бывает хороших командиров и плохих солдат. Великий Суворов всегда говорил, что все сражения выиграл благодаря своим чудо-богатырям. Но он, как и подобает великому человеку, скромничал. Ведь это он вместе со своими офицерами, капралами, унтерами и фельдфебелями выучил их воинскому мастерству. Его авторитет был настолько непререкаем, что солдаты даже в мыслях не позволяли себе подумать об отступлении. Кто-нибудь из наших генералов может похвастать хоть сотой долей того авторитета среди солдат, который имел Суворов. Где ЄAaы, наследники славы Алиаги Шихлинского, Самедбека Мехмандарова, Ази Асланова? Я уже не говорю о Бабеке, Кероглу и Гачаг Наби. Что с нами случилось? Неужели эта власть заставила нас забыть о чести, достоинстве? В народе потеря земли всегда ассоциировалась с бесчестьем. Почему мы не защищали родные очаги, могилы предков до последней капли крови, даже с вилами в руках?

Вспоминаю, как Лала Шовкет, будучи госсекретарем, на встрече с беженцами, когда молодой и крепкий мужчина заявил, что он тоже беженец и испытывает трудности, гневно спросила: "Разве мужчина может быть беженцем?". Сегодня мы все беженцы с родной земли. И пока не вернем родные очаги, никто из нас не может называться полноценным мужчиной. Потому что мужчина, потерявший честь, не достоин этого звания. Так всегда говорили в народе.

Нас успокаивают переговорами. Каждый чиновник обещает решить проблему. Но дальше обещаний дело не идет.

Сегодня президент обещает, что если проблему не удастся решить переговорами, то будет избран военный путь. Да, военный бюджет значительно вырос. Но где гарантия, что эти дентги не будут разворованы так же, как и те скудные средства, которые выделялись ранее. Тот же Суворов говорил, что любого интенданта через полгода можно вешать без суда и следствия.

Недавно появилось сообщение о том, что какая-то армянская организация провела опрос, который выявил, что Азербайджан сможет победить Армению через 10 лет. Еще столько ждать мы не можем. С каждым днем Карабах отдаляется от нас. Уже выросло поколение, которое никогда не видело Карабаха и считает своим домом палатку в лагере беженцев. А в отданном врагу Карабахе выросло поколение, которому внушили, что они являются гражданами "независимой НКР". С ними договориться будет еще труднее.

В ближайшие 2-3 года нужно перевооружить армию и, по примеру турецкой, окружить ее всенародной любовью. Только тогда мы сможем диктовать свою волю противнику и вернуть наш Карабах!

ДЖАСАРЕТ ГАРАБАГЛЫ

Еженедельная аналитическая газета "Бакинские ведомости", № 25, 01 октября 2005
www.monitorjournal.com