ПОЛИТИКА

Выборы

СТАРЫЕ ОБЕЩАНИЯ НА НОВЫЙ ДЕМОКРАТИЧЕСКИЙ ЛАД
Время, отведенное историей этому режиму, давно вышло

Нескончаемые списки политзаключенных, вопиющие факты нарушения прав человека, систематические фальсификации выборов, коррупция и многое другое являются типичной характеристикой политической жизни республики за последние годы.

Поняв бессмысленность призывов власти к соблюдению норм и принципов демократии, уважительному отношению к правам человека, тактичный Запад перешел на язык, наиболее соответствующий менталитету азербайджанской власти, на язык требований и давлений, на котором и нужно говорить с антинародными режимами.

Известно, что политика гейдаризма основана на рефлексном восприятии окружающего мира. И только неизбежность применения силы по защите демократии способно заставить продолжателей этого порочного курса трезво оценить ситуацию. Сегодня на примере Азербайджана очевидно, что демократия, права человека и свобода нуждаются в реальной, действенной защите со стороны международного сообщества. И внешнеполитический курс Запада, направленный на поддержание демократии в любой точке земного шара, является для страны вполне приемлемым.

История учит, что государства с коррупционно-криминальными режимами должны постоянно находиться в центре внимания мирового сообщества, с целью избежания превращения страны в большой каземат, а руководителей - в лидеров террористических и преступных организаций.

Этим и объясняется пристальное внимание мирового сообщества к ожидаемым в Азербайджане парламентским выборам. Практически все международные демократические институты в той или иной степени задействованы в осуществлении прозрачных, демократических выборов в парламент.

Предвыборная обстановка как внутри, так и за пределами страны достаточно сложна и неоднозначна. Основными аспектами предвыборной ситуации продолжают оставаться проблемы участия в парламентских выборах партийных лидеров, находящихся в вынужденной эмиграции, а также маркировка избирателей.

Своей неизменной позицией в этих вопросах власть наглядно показывает свою боязнь и решительный настрой к фальсификации выборов. Так, в арсенале режима – опять-таки повсеместное использование черного пиара против оппонентов, ложь, провокации, прослушивания, слежки, запугивания и аресты. С целью дестабилизации предвыборной обстановки, власти не гнушаются наборами молодчиков в специально сформированные отряды, которые широко использовались ими при проведении предшествующих выборов, а также при решении многих других внутриполитических задач.

Все это подтверждает то, что режим реально страшится потери власти и в силу этого основной акцент делает на применение устрашающих технологий с использованием как полицейских, так и криминальных методов. Оппозиция же, несмотря на сокрушительный удар, полученный после фальсифицированных президентских выборов 2003 года, не только выстояла, но и значительно окрепла, на что указывает ее сегодняшняя политическая инициатива и активность.

Вполне естественно, что азербайджанское общество, как и любое другое нормальное общество не может быть удовлетворенным коррупционно-криминальными формами правления, и соответственно стремится к подлинным демократическим переменам.

Вывод один: стремление общества к свободе, к демократическим преобразованиям, осуществления прозрачных справедливых выборов, властями невозможно сломить ни полицейскими, ни административными и ни криминальными методами.

Прошлые выборы в парламент наглядно показали отсутствие авторитета и поддержки в обществе правящей партии, чем и были вызваны тотальные фальсификации. Уже тогда отчетливо были видны контуры их обреченности, что побудило власть загодя, помимо фальсификаций, также предпринять ряд мер, направленных на перспективу. И именно с этой целью властями были отменены пропорциональные выборы в парламент.

По сути, уже тогда властями была подготовлена западня для оппозиции, в которую, как показывают события последнего времени, уже попался сам режим. Впрочем, даже в условиях мажоритарных выборов обреченность правящей партии неизбежна. ЄAaОбеспечение справедливых, демократических выборов не оставляет им никаких шансов быть избранными. Отсутствие ярких и сильных кандидатов от правящей партии позволяет сделать вывод о том, что ЙАП лишен субъектов, обладающими какими бы то ни было личностными данными, качествами прогрессивного мыслителя, реформатора, созидателя. Субъекты, взращенные авторитарно-коррупционной системой, по сути, абсолютно безлики, беспринципны и понукаемы. Этот режим настолько бесперспективен и беспросветен, что не подлежит ни модернизации, ни реанимации. Кадровый потенциал гейдаризмом по сути и значению не может выражать интересы страны и антагонистичен интересам народа.

И сегодня выход заключается в способности властей признать данный факт, согласиться с этим исходя из существующих реалий. От этого в первую очередь зависит будущее самого режима. Проявление политического невежества и фальсификация итогов выборов с целью сохранения власти объясняется опасением властей перед законом за бесконечные криминальные деяния.

С одной стороны, фальсификации результатов выборов вызовут адекватную реакцию международного сообщества, а реакция оппозиции будет незамедлительной и весьма конкретной. Возможно, власть уповает на то, что ей удастся заполучить временное затишье, так называемую «стабильность» в обществе, как это было после президентских выборов в 2003 году. Однако не следует забывать, что тогда Западом, так же, как и некоторыми слоями общества, новому президенту был предоставлен шанс на проведение коренных демократических преобразований. Однако приверженность продолжению курса гейдаризма и хаотический беспредел, царящий в обществе сегодня, похоронили последние надежды.

С другой стороны, обеспечение честных выборов также равнозначно потере власти правящим режимом. Причем, если сам процесс проведения честных выборов обречен в силу наличия конфликтных межклановых взаимоотношений, то потеря власти неизбежна из-за очевидного отсутствия авторитета и поддержки в обществе.

Разница между первым и вторым вариантами потери власти, то есть при фальсификации и при обеспечении прозрачных выборов, весьма существенна.

В первом случае, при наличии фактов фальсификации, действия структур режима, направленные на насильственный захват и удержание власти, будут квалифицироваться как преступное деяние. При подобном стечении обстоятельств, невозможно будет долго удерживать и сохранять незаконно захваченную власть, так как выборы в парламент будут считаться нелегитимными. Будут назначены сроки проведения новых выборов, с новым составом избирательных комиссий и с условием обязательного выполнения всех требований международных демократических институтов. Ситуация в данном случае чревата безвозвратной потерей власти, с применением правовых и административных мер по отношению к лицам, свершившим эти деяния.

При втором варианте нынешний режим сохраняет свой статус политической партии и получает возможность быть представленным на последующих выборах; приобретает возможность возвращения во власть демократическим выборным путем, с обновленным, а самое главное компетентным и не коррумпированным потенциалом. Именно этот фактор уже сегодня должен указывать ему на необходимость укрепления и развития подлинных демократических норм и принципов.

Смену власти следует воспринимать как само собой разумеющийся, естественный процесс эволюции. Азербайджанское общество, так же как и все мировое сообщество, уже не готово мириться с существующими политическими стандартами. Важно осознать, что время, отведенное этому режиму историей, волей судьбы или удачным стечением обстоятельств, давно вышло.

ИЛЬГАР СЕЙФУЛЛАЕВ

Еженедельная аналитическая газета "Бакинские ведомости", № 25, 01 октября 2005
www.monitorjournal.com