СИТУАЦИЯ

Произвол

РЭКЕТ НЕ ПО ПОНЯТИЯМ
… в свободное от охраны президента время

Азербайджанская власть конца XX, начала XXI века не страдает излишним уважением к правам своих граждан. Последние 12 лет превратились в долгоиграющий сериал, который порядком поднадоел абсолютному большинству населения. Политическая жизнь, временами подающая признаки жизни во время муниципальных, парламентских и президентских выборов, после них впадает в полную прострацию. Настает период активности всевозможных правозащитников и международных организаций, которые пытаются освободить из тюрем наших сограждан, не совсем согласных с результатами общенационального позора, в шутку именуемого выборами. Так и живем - митингуем и протестуем до выборов, после них пытаемся выйти из тюрем и готовимся к следующим выборам, то бишь к следующей отсидке. Превратив всю страну в джентльменов удачи, живущих по принципу "попротестовал, не выпил, не поел и сразу сел в тюрьму", правящий режим не собирается вносить изменения в этот расклад и усиленно прививает своим подданным следующую мысль - в Азербайджане не соблюдаются права человека и в ближайшем будущем этого не ожидается. Еще у покойного Аркадия Райкина была такая сцена - муж ругается с женой и грозится ее убить. Та говорит ему: мол, убьешь меня - тебя посадят. На что он моментально отвечает: "А я тебя в Баку убью…" Покойный Райкин не зря собирался убить человека в Баку. Еще с тех времен все прекрасно знали, как функционируют наши правоохранительная и судебная системы.

С нарушением своих прав мы сталкиваемся на каждом шагу и как-то уже начали привыкать к этому. Но иногда эта дискриминация переваливает за все рамки разумного и попросту нет сил молчать, наблюдая открытый произвол власть имущих. В данной статье хотелось бы рассмотреть частный случай, отображающий неприглядность азербайджанской действительности.

В 1999 году я, Абдуллаев Руфиз Абульфаз оглу, взял в аренду у государства полуподвальное, нежилое помещение общей площадью 63.1 кв. метра, находящееся по адресу Сабаильский район, улица М.Эфендиева, 1. Ровно через год я приватизировал данное помещение, перечислив в казну 8 млн. 203 тыс. манатов. Технический паспорт и свидетельство о приобретении данного помещения у меня имеются. Спустя некоторое время после того, как я приватизировал вышеупомянутый объект, между мной и гражданином Асадуллаевым Мадаром Исмаил оглу, проживающим прямо над этим полуподвалом, начался конфликт.

В 2005 году М.Асадуллаев обратился в суд с целью признания приватизационного договора незаконным, так как считает данное помещение объектом общей долевой собственности людей, проживающих в данном здании. Дело рассматривалось в Хатаинском суде под председательством судьи Гасанзаде Ирады Халил гызы. Судом было вынесено решение о законности требования гражданина М.Асадуллаева, и его иск был удовлетворен. Суд обосновал это тем, что договор аренды был фиктивным, а так как договор купли-продажи, то есть приватизации, был заключен на его основании, то данный договор можно считать недействительным. Таким образом, спустя 5 лет после приватизации вышеупомянутого помещения Хатаинским судом было вынесено постановление, лишающее меня прав на собственность.

Не согласившись с решением суда, я обратился к независимому адвокату Фуаду Агаеву. По мнению господина Агаева, суд не исследовал спор должным образом, ограничившись осмотром спорного помещения, который был проведен кое-как. При вынесении решения по данному делу председатель суда не ссылается ни на одну норму гражданского законодательства, не упоминает о какой бы то ни было статье Гражданского кодекса. Судья И.Гасанзаде охарактеризовала договор аренды как фиктивную сделку. В то же время, согласно статье 340.2 Гражданского кодекса (ГК), фиктивной сделкой признается та, которая совершена с целью прикрыть другую сделку. Судья при этом обязана была указать в решении суда, какой именно договор имели в виду Минэкономразвития и арендатор.

Кроме того, статья 227.1 ГК устанавливает, что собственникам составной части жилого дома принадлежат на правах общей долевой собственности общие помещения, несущие конструкции дома, ЄAaмеханическое, электрическое, санитарно-техническое и иное оборудование за пределами или внутри квартиры, обслуживающие более одной квартиры. Это означает, что суд обязан был исследовать вопрос о том, можно ли отнести спорное подвальное помещение к объектам общей долевой собственности или нет, иными словами, может ли оно быть признано общим помещением, которое обслуживает все квартиры. Почему в суд обратился только один из жильцов этого дома, ведь ни он, ни другие не имеют преференций при приватизации подвального помещения. Оно или может быть приватизировано - и в этом случае жильцы имеют такие же права, как и другие граждане, а арендатор имеет преимущественное право, или его нельзя приватизировать - в этом случае на него никто не может претендовать. Напомню, что это было мнение профессионального юриста, известного адвоката и кандидата в депутаты Фуада Агаева.

Я понимаю, что "великие заслуги" господина Асадуллаева не сравнимы с моими скромными жизненными достижениями и пользой, которую я принес своей Родине. Подумаешь, какой-то пенсионер, не имеющий "высокой крыши" и не наворовавший миллионы, а всего лишь бывший ученый секретарь Азербайджанской государственной книжной палаты, литературный сотрудник газеты «Литература и искусство» и бывший редактор Азгостелевидения, человек, благодаря которому название нашей республики не раз звучало на общесоюзных соревнованиях по классической борьбе.

Асадуллаев Мадар Исмаил оглу, фактически выигравший судебный процесс, на данный момент является сотрудником Особая Государственная Служба Охраны (ОГСО) при президенте АР. Некоторое время он был в личной охране главы государства, затем его перевели в охрану первой леди. Телохранитель первых лиц государства неоднократно использовал свое служебное положение для разрешения этой спорной ситуации в свою пользу. Он также неоднократно спекулировал именем руководителя ОГСО генерала Вагифа Ахундова. Возникает вопрос - какой интерес у генерала, которому вверена жизнь и здоровье первых лиц государства, вмешиваться в подобные конфликты и поддерживать сторону человека, который занялся банальным рэкетом? Остается только удивляться неуемности аппетита отдельных представителей наших спецслужб и полной беспомощности рядовых граждан перед ними.

Я не имею никакой возможности влиять на телохранителя первой леди. Этот человек ведет себя крайне агрессивно и имеет возможность давить даже на суды Азербайджана. При этом, как я говорил, он не гнушается спекулировать именами высокопоставленных чиновников страны.

Я и вся моя семья на выборах 2003 года отдали свои голоса за нынешнего президента страны. И, наивно полагая, что его слова о том, что он будет гарантом соблюдения прав каждого гражданина Азербайджана, неоднократно обращались во всевозможные инстанции, включая аппарат президента, ОГСО, являющееся вотчиной уважаемого генерала Вагифа Ахундова. Ответы на эти обращения были столь далеки от решения моей проблемы, что я потерял всякую надежду хоть как-то пробудить в этих людях чувство справедливости. Это ли является благодарностью за наши голоса в пользу Ильхама Алиева?

После вынесения несправедливого решения Хатаинским судом, я обратился в Апелляционный суд. Справедливость решения данной инстанции будет зависеть исключительно от порядочности и профессионализма юристов, которые это дело будут рассматривать. Кроме того, я обращаюсь к руководству страны, чтобы оно повлияло на людей, находящихся постоянно рядом с ним и помогло восстановить справедливость.

РУФИЗ АБДУЛЛАЕВ

От редакции: мы будем следить за ходом событий и обязательно ознакомим читателей с результатами данного судебного разбирательства. Надеемся, что наши судьи не дадут повода обратиться Р.Абдуллаеву в Европейские суды. Последнее бьет по нашему и так неприглядному имиджу на международной арене.

Еженедельная аналитическая газета "Бакинские ведомости", № 26, 08 октября 2005
www.monitorjournal.com