ДИКТАТОР

Параллели

У ПОСЛЕДНЕЙ ЧЕРТЫ
Постигнет ли Ильхама Алиева судьба Николае Чаушеску?

Великий  Станислав Ежи Лец как-то изрек: «У диктаторов нет силы - у них есть насилие». С правотой этого высказывания можно бесконечно соглашаться, наблюдая за действиями Ильхама Алиева. Он, ради сохранения собственной власти, пытается утопить в крови собственный народ. новейшей политической истории уже был диктатор, пытавшийся сохранить власть аналогичным способом. Это был многолетний властитель Румынии Николае Чаушеску.

Алиев и Чаушеску: схожесть и различие

Все диктаторы в чем-то похожи. К примеру, заняв пост главы республики, Чаушеску объявил себя пожизненным президентом, чем окончательно развеял демократические иллюзии румынских граждан. Пожизненным президентом Азербайджана был отец нынешнего диктатора. И не исключено, что И.Алиев также не прочь видеть себя во главе страны до самой гробовой доски. Правда, открыто об этом он не говорит. Пока не говорит.

Находясь у власти, Чаушеску жил на широкую ногу и ни в чем себе не отказывал. Для него и его семьи воздвигались роскошные дворцы, где унитазы были из каррарского мрамора, а в столовых комнатах преобладала посуда из драгоценных металлов. Знакомая картина – не правда ли? Так, к примеру, газета "Ени Мусават" (17 октября 2003 года) со ссылкой на ряд неназванных источников пишет: "…состояние и недвижимость, принадлежащие Гейдару Алиеву, оцениваются в 24 миллиарда долларов, у сына Ильхама - 11 миллиардов, у дочери Севиль - 13 миллиардов". Румынский диктатор открыто покровительствовал своим родственникам, максимально приблизив их к себе и введя их в правительство. И это нам знакомо. Как отмечает российский журнал "Эксперт" (№ 29, 11 августа 2003 года), отличить частную собственность Алиевых от государственной сегодня не представляется возможным. Хотя Г.Алиев так и не успел приватизировать нефтяной сектор - ГНКАР, которую до последнего времени возглавлял его сын и наследник, и записать ее на своих детей, все остальные сферы бизнеса контролируются Семьей: детьми, братьями, многочисленными кузенами и родственниками кузенов. Показательно, что здание азербайджанского посольства в Лондоне является собственностью Семьи и сдается в аренду государству, то есть самому себе. К слову сказать, этот особняк в Лондоне был подарен Г.Алиеву одной из крупных нефтяных фирм за лоббирование ее интересов на каспийском нефтяном рынке. К тому же долгое время послом Азербайджана в Великобритании был муж Севиль Махмуд Мамедкулиев.

Жена румынского диктатора Елена являлась вторым человеком в стране, исполняя функции первого заместителя премьер-министра, которым был сам Чаушеску. А что у нас? Сегодня супруга азербайджанского диктатора Мехрибан Алиева возглавляет Фонд имени Гейдара Алиева, Федерацию гимнастики, вскоре станет депутатом, а там и до премьерского кресла рукой подать. Кстати, строительство здания этого фонда весьма напоминает строительство румынского Дворца парламента, возведение которого началось 25 июня 1984 г. и только до 1989 г. стоило румынам около 3 миллиардов лей. Точно так же на строительство здания Фонда им Г.Алиева ушли колоссальные деньги.

Но вместе с тем между Ильхамом Алиевым и Николае Чаушеску имеются огромные различия. Я отмечу лишь одно, но очень важное их них. Румынский диктатор заботился о величии нации. В период его правления лучшие умы Академии наук Румынии бились над выработкой научной теории, доказывавшей, что румыны являются прямыми наследниками древних римлян, а румынский язык стоит ближе всех прочих современных языков к латыни. А что у нас? Наука полностью развалена, интеллигенция выполняет при власти лакейские функции. Причем все это делается не ради величия нации, а ради создания культа  Гейдара Алиева.

Слагаемые успеха диктатуры

Мы не раз писали о том, сколь антинароден по своей сути режим Алиевых, готовый избивать и калечить собственных  граждан. Так было на прошлом и позапрошлом митингах оппозиции. Этот режим готов даже стрелять по собственному народу, как и случилось 16 октября 2003 года. Не исключено, что огонь по собственному народу, по приказу Ильхама Алиева, будет открыт и 17 октября, когда в Азербайджан планирует вернуться Расул Гулиев.

Стрелял по своему народу и Чаушеску. Но это стоило ему власти. 17  декабря 1989 года Чаушеску созвал Политбюро в связи с волнениями в Тимишоаре.

В тот же день диктатор отдал приказ вооруженным силам стрелять в демонстрантов, что и послужило поводом для начала народного восстания. Однако 20 декабря Чаушеску выступил по радио и телевидению. Он заявил, что "действия хулиганствующих элементов в Тимишоаре были организованы при поддержке империалистических кругов и шпионских служб различных зарубежных государств с целью дестабилизации ситуации в стране, уничтожения независимости и суверенитета Румынии".  Точно так же азербайджанский диктатор Ильхам Алиев пытается выдать стремление прогрессивной части населения нашей страны к демократизации общества за действия хулиганствующих элементов. Ради осуществления этого плана полиция разбивает витрины, а вину за это возлагает на оппозицию. Ради осуществления этого плана высшие полицейские чины врут на всю страну, утверждая, что в руках у митингующих были куски металлического лома. Ради осуществления этого плана провластные телеканалы с утра до вечера шельмуют оппозицию и поют оды нынешнему режиму.  Прав был Эрнест Хемингуэй, который писал: «Пока диктатор контролирует прессу, всегда найдутся свершения, которыми следует жить».

И, наконец, ради сохранения собственной власти этот режим уже запустил всю махину репрессивного аппарата. Точно так же накануне потери власти действовал и Николае Чаушеску, но это не спасло его от жестокого, но справедливого возмездия.

«Я – азербайджанец!»

25 декабря 1989 года в четыре часа дня супругов Чаушеску вывели во двор солдатской казармы. Английские журналисты, собравшие материал о казни, говорят, что экс-правитель и его жена вели себя вызывающе и лишь в последний момент дрогнули: мрачное небритое лицо Николае Чаушеску на какое-то мгновение выдало страх, который он испытывал, стоя перед расстрельной командой. По пути на казнь Елена спросила кого-то из солдат: "За что вы нас? Ведь я была вам матерью". Солдат сухо возразил: "Да что ты за мать, если убивала наших матерей!" Расстрелять чету Чаушеску вызвались сотни добровольцев, но отобраны были только четверо - офицер и трое солдат. Они выстроились в линию и прицелились. Чаушеску успел только крикнуть: "Я не заслуживаю...", и тут прогремели выстрелы. Ни меры личной предосторожности, ни система власти, при которой все рычаги управления страной были сосредоточены в руках Семьи, ни мощный репрессивный аппарат “Секуритате”, подчинявшийся исключительно Чаушеску, не спасли румынского диктатора. Самые близкие, казалось, сподвижники, самые прикормленные, казалось, слуги предали в решающий момент Семью, чтобы спасти собственную шкуру. За четыре дня рухнула властная конструкция, возводившаяся в течение четверти века. Чаушеску не удалась даже та малость, которая удавалась многим калигулам XX века, - скрыться из охваченной восстанием страны, чтобы в изгнании проживать припрятанные в швейцарских банках на этот случай миллионы. Почему же это произошло? После того как события в Тимишоаре приняли характер национального восстания, Чаушеску вводит в столицу войска, однако те отказываются стрелять в народ. Вот именно этого я и жду от азербайджанской полиции военных. Я жду и надеюсь, что они поступят так же, как поступали военные и полиция в Румынии, Грузии, Украине. Я верю, что они не станут стрелять в собственных братьев и сестер, вся «вина» которых будет заключаться в том, что они устали жить в условиях диктатуры Семьи Алиевых и требуют демократических перемен в стране. И тогда над страной взовьется знамя свободы. И только тогда каждый из нас, отстоявших право на то, чтобы судьба народа лишалась самим народом, а кучкой узурпаторов, гордо сможет сказать: «Я – азербайджанец!»

АКПЕР ГАСАНОВ

Еженедельная аналитическая газета "Бакинские ведомости", № 27, 15 октября 2005
www.monitorjournal.com