ПОЛИТИКА

Власть

МОМЕНТ ИСТИНЫ,
или в ноябре 2005-го


В данной статье мы рассмотрим события второй половины октября 2005 года и попытаемся дать им свою оценку. Для этого необходимо проанализировать внутривластную борьбу и действия оппозиции, разделив эти понятия.

Власти

Начиная с 16 октября правоохранительными органами был проведен ряд арестов среди чиновников высшего звена, крупных бизнесменов и лиц, в прошлом занимавших крупные государственные посты. Почти всем им было предъявлено обвинение в организации подготовки госпереворота. По официальной версии бывший министр финансов Фикрет Юсифов, глава МЭР Фархад Алиев и его брат, глава «Азпетрол» Рафик Алиев, министр здравоохранения Али Инсанов, управделами президента Акиф Мурадвердиев и «примкнувшие к ним…» другие лица вошли в преступный сговор с экс-спикером азербайджанского парламента Расулом Гулиевым и готовились насильственным путем совершить смену власти.

Аресты чиновников не прекращаются по сей день. Кроме вышеназванных людей, также были арестованы следующие «заговорщики» - председатель администрации Шурабада Хызынского района Наджафгулу Гулиев, бывший заместитель начальника Управления полиции Насиминского района Ильгар Рагимзаде, выполняющий работы по художественному оформлению на заводе «Азернефтяг» на контрактной основе Сабир Бахшалиев, бывший начальник Управления внебюджетной медицинской службы Министерства здравоохранения Векил Аббасов, бывший начальник управления фармацевтики и медицинской техники Акиф Магеррамов, бывший начальник делами Арзу Алекперова и экс-министр внешних экономических связей Ниджат Гулиев, глава госконцерна «Азеркимья» Фикрет Садыхов, академик Эльдар Салаев и т.д.

Согласно неофициальной информации, МНБ также провело ряд арестов в Сумгайыте и Гяндже. Немаловажно отметить, что именно в этих городах сосредоточена основная сила группировки «безземельцев», выражающаяся в немалых финансовых и административных возможностях ее представителей. Вообще, отличительной чертой данной операции спецслужб является то, что основной удар пришелся по выходцам из Западного Азербайджана, лидером и духовным наставником которых является родной дядя президента - академик Джалал Алиев. Эти же самые люди в свое время являлись основоположниками правящей партии и китами, на которых держался нынешний режим. Среди арестованных и ожидающих ареста оказались также люди, которые не занимали официальных должностей, но в то же время пользовались большим уважением среди западных азербайджанцев. Эти «аксакалы» могли в любой момент мобилизовать десятки тысяч своих сторонников и дать настоящий бой любой власти.

После ареста Али Инсанова, также признанного авторитета среди «безземельцев», многие ожидали именно такого развития событий, но действия правоохранительных органов впервые за много лет оказались слаженными и четкими. В течение нескольких дней были нейтрализованы группировки, представляющие серьезную опасность для правящей Семьи. И хотя после ареста министра здравоохранения нашлось немало людей, попытавшихся представить его в качестве жертвы, его очень трудно ассоциировать с пострадавшим. Али Инсанов являлся одним из самых коррумпированных и одиозных фигур в правительстве. Благодаря его заслугам система здравоохранения страны полностью развалена и на восстановление ее придется потратить миллионы бюджетных денег и не один год.

Еще одной фигурой, арест которой привлек внимание, является бывший министр экономического развития Фархад Алиев и его брат Рафик Алиев. Еще с начала текущего года в адрес обоих братьев звучали обвинения от их оппонентов во власти в том, что они финансируют партию ПНФА. Логическим завершением триллера, автором сценария которого является шеф таможни К.Гейдаров, стал арест злополучных братьев. Фархада Алиева, которого также сейчас пытаются представить истинным демократом и борцом за свободу, можно охарактеризовать следующим образом – он ничем не лучше и не хуже любого другого представителя криминально-авторитарного азербайджанского режима. И сам факт того, что он не первый год бок о бок «трудился в поте лица» во имя пополнения своей и алиевской мошны, не оставляет никаких сомнений в его коррумпированности и преступной сущности. Кроме того, своему политическому взлету демократ Фархад Алиев обязан именно реакционеру Джалалу Алиеву, которого можно обвинить в чем угодно, но только не в приверженности к демократическим ценностям.

После ареста Али Инсанова и Фархада Алиева, как основных фигурантов заговора, оппозиция должна была как-то отреагировать на происходящее. Совершенно очевидно, что почти каждый высший чиновник сегодня гадает – а не будет ли он следующим. То есть настал долгожданный момент ослабления центральной власти, которым оппозиция могла бы воспользоваться. Возможно, не один потенциальный «заговорщик» задумывался в эти дни о наведении мостов с оппозицией. Это прекрасно понимал и президент и, судя по всему, сам решил навести эти мосты.

25 октября президент И.Алиев провел совещание, на котором он подписал распоряжение «О неотложных мерах по подготовке и проведению выборов в Милли меджлис». В распоряжении, подписанном во вторник после проведения специального совещания, глава государства отметил, что «нерешенность некоторых проблем, поступающие сведения о нарушении ряда требований Избирательного кодекса не могут не вызвать обеспокоенность... Поступают жалобы о необеспечении права граждан на свободу проведения собраний, о проблемах в процессе выдачи избирательных удостоверений и при опубликовании списков избирателей, о незаконном вмешательстве некоторых органов исполнительной власти в процесс выборов, использовании административных ресурсов, а также о фактах использования некоторыми кандидатами в своей предвыборной агитации запрещенных законом методов».

Очень свежее мнение, хотя оно, мягко говоря, немного и запоздало. Но как бы то ни было, в этой связи президент постановил предложить парламенту страны рассмотреть вопрос о снятии ограничений в мониторинге над выборами с неправительственных организаций (общественных организаций и фондов), чей уставной капитал на более чем 30% составляют иностранные физические и юридические лица. Президент также рекомендовал Центральной избирательной комиссии рассмотреть вопрос о маркировке пальцев избирателей во избежание двойного голосования. МВД и органам местной исполнительной власти поручается в соответствии с законом «О свободе проведения собраний» создать все необходимые условия для политических партий, политических блоков и кандидатов для проведения массовых мероприятий и агитационной кампании.

Не стоит говорить, что все предложения и рекомендации президента были тут же с радостью приняты соответствующими органами, как будто не они же всего неделю назад расценивались официальным Баку как попытка нанести оскорбление азербайджанскому народу. Не обошлось, правда, без оригинальных мыслей от наших официальных лиц. Например, спикер парламента Муртуз Алескеров охарактеризовал ту же маркировку, как «шаг назад» и признал, что «мы пошли на эти уступки, чтобы закрыть рот международным организациям (?!)». Учитывая почтенный возраст нашего спикера, не будем никак комментировать его высказывания. Уважаемый спикер, видимо, очень сильно переработал и ему давно уже пора благополучно уйти на покой, что и советуем ему в ближайшее время сделать.

Последнее распоряжение президента можно расценивать как решение, принятое под беспрецедентным давлением западных институтов демократии и реальной угрозой гражданского противостояния в случае фальсификации выборов. Повальные аресты представителей консервативного крыла правящего режима – это необходимость, диктуемая реальностью. Консерваторы неизбежно саботировали бы последнее решение главы государства, потому что слово «компромисс» отсутствует в их лексиконе. Единственный для них возможный вариант удержания власти – это подавление народного недовольства ценой любой крови. И Расул Гулиев скорее всего тут ни при чем. Просто это наиболее противоречивая и географически отдаленная от Азербайджана политическая фигура, которую заочно можно обвинить во всем что угодно. Под идеолога и организатора заговора, если он вообще имел место, лучше подходит Джалал Алиев, категорически не приемлющий своего племянника в качестве президента. Подмешав к заговору немного Расула Байрамовича и арестовав почти всех его явных и скрытых соратников, власти тем самым решили проблему нахчыванского крыла клана, находящегося в оппозиции к режиму.

Оппозиция

Действия оппозиции во время всех этих событий были довольно противоречивы. На последнем несанкционированном митинге оппозиции полиция впервые не стала избивать до полусмерти своих сограждан. Это связано, конечно же, не с тем, что они стали сознательнее и патриотичнее. Такое изменение поведения объяснимо только одним – команда не избивать людей поступила с самого «верха». Учитывая пристрастие министра внутренних дел к средневековым методам обращения с людьми, трудно предположить, что эту команду отдал он. Подобная установка могла поступить непосредственно от самого президента, вынужденного уступить под шквалом критики и уже открытых угроз о санкциях со стороны международных организаций. Хотя эту установку как всегда не выполнили до конца и кое-кто из полицейских все-таки оттянулся на митингующих.

На завтрашний день после несанкционированного митинга председатель Партии Народного фронта и сопредседатель блока «Азадлыг» Али Керимли несколько удивил общественность своим заявлением. Он объявил, что блок «Азадлыг» решил прекратить проведение несанкционированных акций протеста и объявил дату последнего мероприятия. 4 ноября оппозиция планировала провести митинг-концерт на Республиканском стадионе, правда потом пришлось подкорректировать данное заявление, так как место проведения мероприятия было перенесено на площадь перед станцией метро «Н.Нариманов». Сразу после этого заявления появилась масса кривотолков и пересудов.

По одной из версий, в последнем митинге участвовало очень мало людей и оппозиция решила, что на следующем их будет еще меньше. Не допустив Расула Гулиева в Баку, власти практически деморализовали оппозицию и хотели лишить ее значительной финансовой подпитки. Не имея средств, бороться с режимом, который контролирует неограниченные по меркам Азербайджана денежные потоки, просто невозможно. Ни для кого не секрет, что основная масса людей, принимающих активное участие в акциях протеста, проводимых оппозицией, приезжает из провинций. Для их прибытия в Баку необходимо оплатить хотя бы проезд в столицу и обратно и минимальные расходы на еду. Иначе, электорату оппонентов режима, обладающих смелостью, но не имеющих денег, попросту не на что приехать в Баку.

В связи с отказом блока «Азадлыг» проводить митинги, телеканализации тут же подключились к следующему этапу бичевания оппозиции. Журналисты взахлеб рассказывали о том, что народ, наконец, понял всю бесперспективность азербайджанской оппозиции и со вчерашнего дня начал полностью поддерживать линию партии и правительства. Тут же зачитали письма возмущенных тружеников села, которые требовали немедленно распустить все оппозиционные партии и признавались в пассивной любви к властям. Страна терялась в догадках – что же все-таки произошло? Оппозиция, вроде бы после распоряжения президента обеспечить свободу собраний, должна была с победным криком броситься в центр города и не вылезать оттуда до самого Страшного Суда. Но, прошел день, за ним второй, а оппозиционеры гнут свое про концерт, как будто это не они 10 с лишним лет добивались этой самой свободы собраний.

Также интересные изменения произошли и в риторике предвыборных выступлений кандидатов от оппозиции. Лидеры стали просить журналистов не характеризовать последнее распоряжение президента как проявление слабости. С этим можно полностью согласиться. Способность сильного идти на компромисс – это проявление политической воли, пускай и запоздалой, но ни в коем случае не трусость. Кроме того, в оппозиционной прессе уже не столь сильно бичуется глава государства - в фокусе оказалось его окружение, не устраивающее ни народ, ни оппозицию, ни международное сообщество. Хотя его последнее распоряжение надо расценивать не как дар собственному народу, а как начало исполнения им своих обязанностей с опозданием на два года. И то, если проблемы, отраженные в документе, найдут свое решение, а не останутся как все указы и распоряжения президента на бумаге. В сложившейся обстановке он вынужден был пойти на незначительные уступки, тем самым давая понять, что диалог с оппонентами возможен. Причем, судя по последним наблюдениям, среди всех остальных оппозиционных партий «Мусавату» уделяется особое внимание.

Партия «Мусават» выделяется на фоне своих союзников наибольшей организованностью и интеллектуальностью. За все годы борьбы с режимом никто так и не смог обвинить ее лидера в политической нечистоплотности. Неподкупность ее лидеров является брендом этой партии, и в ней не надо кого-то особенно убеждать. В то же время Иса Гамбар недвусмысленно дал понять, что не собирается идти с кем бы то ни было на сепаратные переговоры, и останется со своими союзниками по блоку до конца. То есть диалог может иметь место, но исключительно в формате президент - «Азадлыг».

Данный вариант стал бы идеальным выходом из сложившейся кризисной ситуации. Не хотелось бы выдавать желаемое за действительное, но стоит отметить, что момент истины настал и любые проволочки могут пагубно сказаться на дальнейшей судьбе нашей страны. Инициатива в этом вопросе должна исходить, безусловно, от главы государства, если он не хочет всю оставшуюся жизнь проходить в военном камуфляже и стать вынужденным прототипом Фиделя Кастро. Не думаю, что эта перспектива ему особенно улыбается и для выхода из кризиса он приговорен продолжить оздоровление органов власти и дать своему народу наконец вздохнуть свободно.

АЛЕКПЕР МАМЕДОВ, mamedxanli@rambler.ru

Еженедельная аналитическая газета "Бакинские ведомости", № 29, 29 октября 2005
www.monitorjournal.com