ВЫБОРЫ

Нарушение

EXIT-POLL В ЧАЙХАНЕ

С утра в чайхане было очень мало народу. Гасан киши, который являлся владельцем, бухгалтером и официантом данного заведения в одном лице, скучающим взглядом взирал на нескольких ранних посетителей. Он почти наизусть знал, что будет здесь происходить в течение дня, так как это повторялось из года в год вот уже на протяжении 35 лет. Первым из постоянных клиентов появился пенсионер союзного значения дед Мамед. Он по привычке оглядел зал, сказал стандартное «салам алейкум» и уселся за столик в углу. Почти сразу после него в чайхану вошел Анвар – бывший участковый инспектор полиции этой территории. Он подошел к Мамеду и поздоровался. Чайханщик усмехнулся и подумал про себя: «Эти люди неисправимы. Они, наверное, до самой смерти будут собираться тут».

Бывший полицейский и пенсионер начали о чем-то тихо говорить. Гасан киши от нечего делать подсел к ним и стал слушать их разговор.

- Ну что, дед? За кого голосовать будешь? – спросил Анвар.

- Известно за кого. Ну этот… как его… в общем, от Компартии который. Эльхан, кажется…

- Да ты чего, дед? Какая еще Компартия? Он от «Ени Азербайджан».

- Ну а я о чем? Тогда Компартия была, сейчас название изменили, а морды все те же.

- Что же тогда за них голосовать? Ты что, еще в коммунизм веришь?

- Эх, сынок. Какой коммунизм… У меня сын в школе работает. Ему сказали – если семья проголосует за других, то выгонят с работы.

- Откуда они узнают, за кого вы проголосовали? – не унимался дотошный милиционер.

- Как откуда? А КГБ?

- Какое КГБ? Очнись, Мамед киши. 2005 год на дворе. КГБ уже почти 15 лет как нет.

- Вот сразу видно, что молодой ты, многого не понимаешь. Им ведь тоже только название поменяли, а морды все те же…

В это время в чайхану вошел Ариф – бывший зэк. В общей сложности он отсидел около 30 лет, причем, судя по отзывам, сидел «правильно». Вместе с тем он не считал «западло» пить чай за одним столом с ментом и всегда садился за стол с героями нашего повествования.

- Здорово, братаны. Как жизнь? Что с тобой, мент? Ты какой-то непутевый сегодня.

К его блатному говору все привыкли и не обижались. Анвар пожал ему руку и сказал:

- Да нормально все. Вот у аксакала спрашивал про выборы, а он свое что-то гнет. Боится! Говорит, если за йапунов не проголосую, КГБ сына с работы снимет.

- А ты сам за кого голосовать будешь? – спросил Ариф.

- Я за демократов. Они обещали демократию.

- Вот гонит. Да ты же сам пару лет назад их дубинками мочил на митингах, а теперь про демократию рассказываешь.

- Это работа была. А сейчас я за демократию.

- Не поймешь вас ментов. То проходу не даете людям, то о свободе рассуждаете. Слушай, а ты когда долю собирал с ларьков в этом районе, о демократии не задумывался? – поинтересовался Ариф.

- Задумывался. Я даже один раз с мусаватиста вместо 5 «ширванов», 2 взял.

- Ну ты герой. Ты такой вклад в дело демократии внес и все это время молчал, - съехидничал чайханщик Гасан.

Полицейский ничего не сказал и стал виновато пить чай. Видно было, что он кипит внутри, но пытается промолчать. Наконец его прорвало:

- А ты сам, когда 14 квартир ограбил, вообще о чем-нибудь думал?

- Э нет, брат, ты не путай. Я воровал либо у хапуг, либо у ментов поганых.

- Тоже мне Робин Гуд… Небось за лесничего Шервудского леса голос отдашь?

- Нет. Я за Гуську голосовать буду. Он правильный мужик. Срок мотал, тусовался всегда с братвой, а не со швалью всякой, подельников не забывал.

- Ага. Может, еще его в президенты проведем?

- А что? Он не хуже всех прежних будет. Он живет по понятиям, а не по вашим неработающим законам.

Анвар ничего не ответил и только помотал головой. В это время к ним подсел Акпер, врач-гинеколог.

- Привет, доктор. Мы тут беседуем о выборах, обсуждаем за кого голосовать. А ты что по этому поводу думаешь? – обратился к нему экс-полицейский.

- А я вообще голосовать не буду. Меня в воскресенье на хаш пригласили. Потом, наверное, с кумом в сауну пойду.

- Да как тебе не стыдно? Ты же интеллигент, почти интеллектуал, можно сказать. Какой хаш, когда судьба страны решается? – взорвался бывший участковый

- А ты чего на доктора наезжаешь? Устроил тут oll, понимаешь. Тебе что, своих проблем не хватает, ты тут еще непутевые базары разводишь, - возмутился Ариф.

- Это мой голос. Что захочу, то с ним и сделаю. Хочу голосую, хочу хаш ем, - отпарировал доктор.

- Да ты пойми, что голос каждого, кто не пойдет на выбора, будет сфальсифицирован. Они опять хотят украсть наше будущее.

- Вот ментяра погнал так погнал. Выборы, будущее… Да ты чего, в натуре? Какое у тебя будущее? Ты где этой дребедени нахватался-то? Видишь, дед Мамед молчит. А он, между прочим, живого Гейдара Алиева видел.

- Да, видел. Помню в 74-м он к нам на завод пришел. Так после этого все руководство посадили. Золотое время было…

Тут к ним присоединился Вагиф. Он «таксовал» на своем автомобиле и изредка заходил в чайхану отдохнуть на пару часов. Теперь компания была в полном сборе.

- О чем вы тут спорите опять? – спросил он.

- Да ни о чем. Мент что-то разбушевался. Демократии ему захотелось.

- И правильно. Я вот в прошлом году в Европу ездил. Мы машины перегоняли. Знаешь, как люди там живут? На улицах чистота, менты денег не берут, люди все улыбаются, все довольные, радостные. А у нас на улицу выходишь, как будто на кладбище попал. Все хмурые, злые. Демократия это хорошо, это прогресс, если хочешь знать, - глубокомысленно рассуждал таксист.

- А в тюрьмах как у них? Общаки есть, интересно? Как там законным ворам сидится? – спросил Ариф.

- А я почем знаю? Я же не тюрьмы у них инспектировал.

- А вы слышали, Инсанова посадили. И этого, как его… ну тот, что с лица как каравай железнодорожного хлеба, - зашептал врач-гинеколог.

- Фархада, что ли? Да кто об этом не слышал. Говорят, они Илюше капкан готовили вместе с Расулом, так их на этом и взяли. Эх, жаль Расула – хороший был мужик. Он когда еще бензином торговал, я в том районе участковым был. Он всегда нам вдвойне платил от таксы.

- А тебе кто заплатил, тот и хороший. У него кроме того, что он вас кормил, есть еще какие-то заслуги? – разозлился Вагиф.

- Конечно, есть, - обиделся полицейский. – Да на него весь район молился. Он людям машины и квартиры дарил. Не то что теперешние. У этих снега зимой не выпросишь.

В разгар их разговора к ним подошел Ахмед муаллим. Никто точно не знал, где он работает, но поговаривали, что он полковник госбезопасности. Все тут же умолкли, а Анвар как ни в чем не бывало продолжил:

- Так вот. И представляете, у них основной вратарь травму получил, так пришлось запасного выводить на поле. Какая игра была…

- Ну что, граждане. Выборы уже на носу, а вы все про футбол говорите. Политикой надо интересоваться, общественными, так сказать, процессами. А футбол он всегда есть.

- А что там о политике говорить, Ахмед муаллим? И так все ясно. Лично я буду голосовать за Ильхама Алиева, - невозмутимо сказал полицейский.

- При чем тут Ильхам Алиев? У нас выбора не президентские, а парламентские.

- Так и я о том же. В смысле, я хочу сказать, что мы всей семьей будем голосовать за кандидата от ЙАП.

Все сидящие за столом дружно загалдели и согласно закивали. Ахмед муаллим недоверчиво оглядел сидящих и, прищурившись, спросил у Арифа:

- Ты тоже, значит, обеими руками за ЙАП?

- А как же иначе, гражданин начальн… Ахмед муаллим? Конечно, за ЙАП. Кругом процветание и стабильность, и все благодаря общенациональному лидеру, внутреннюю и внешнюю политику которого мы поддерживаем.

Ахмед допил чай и, попрощавшись, вышел. После его ухода сидящие за столом продолжили шептаться. Ахмед вышел из чайханы и сел в маршрутку. Доехав до штаба партии «Мусават», он сошел. Вот уже 10 лет он был активистом этой партии и в прошлом не раз сидел в тюрьме по политическим мотивам. Уже в кабинете зампреда партии он с горечью говорил ему о том, что народ сильно напуган и сделать с этим ничего не удается. Ему было горько и обидно за свой народ, во имя освобождения которого он все эти годы страдал.

АЛИ МАМЕДХАНЛЫ

Еженедельная аналитическая газета "Бакинские ведомости", № 30, 04 ноября 2005
www.monitorjournal.com