САТИРА

Власть

РЕЙС В НИКУДА

Самолет ГА 747 ждал разрешения на взлет. Пассажиры пока точно не знали куда летят, но капитан объявил, что курс лежит на Запад. Они видели его, когда тот прошел в кабину пилотов и успели заметить, что командир воздушного судна довольно молод. Рядом с ним шел его знаменитый помощник. Он был известен тем, что и при прежнем капитане занимал эту должность. При старом хозяине, который отличался крутым нравом, он как-то особенно не выделялся и всегда находился в тени. Помощник и помыслить не мог как-то повлиять на опытного и крайне жесткого капитана. Все знали, что тот никому и никогда не объявлял курс самолета и всегда прилетал туда, куда лично ему было на тот момент нужно.

С тех пор, как прежнего капитана не стало, был совершен всего один полет. Хотя перед тем рейсом объявили, что самолет летит на Запад, он почему-то приземлился в Москве. Во время рейса никто не позаботился об обычных пассажирах, и они получили массу увечий. Те, кто вздумал пожаловаться, были тут же высажены с самолета, причем прямо в воздухе. Теперь совершался второй по счету рейс. Новый капитан уже который месяц божился, что в прошлый раз вышла накладка и теперь они точно приземлятся на Западе. Люди не очень-то верили ему, но в последний момент все же согласились лететь. Этому способствовали также два распоряжения, подписанных молодым капитаном, в котором он приказал своим подчиненным принять все меры для того, чтобы самолет вновь не сбился с курса.

Самолет был разделен на салоны трех классов. Первым классом летели люди в шикарных костюмах и дорогих туфлях. Находящиеся с ними жены и дети также были прекрасно одеты и, судя по всему, очень довольны жизнью. Они громко говорили и смеялись, пили дорогие вина и развлекались вовсю. Во втором салоне сидели люди, одетые относительно поскромнее. Они не были похожи на особенно бедующих, но в выражении их глаз чувствовалась какая-то неуверенность. При виде пассажиров, летящих первым классом, они все дружно вскакивали и подобострастно кланялись. Первосортные иногда небрежно кивали им в ответ, но в основном презрительно отворачивались.

Салон третьего класса был под завязку набит людьми. Почти половине из них не досталось сидячих мест и им пришлось лететь стоя. Эта категория пассажиров была изолирована от остальных и для них в самолете был сделан отдельный вход. Кого тут только не было – старики, женщины, молодые ребята и дети. Объединяло их то, что у всех в глазах были злость и сомнение. Последнее чувство подпитывалось еще свежей памятью о последнем рейсе, когда многих из их родственников покалечили или выбросили за борт. И теперь они еще не были уверены, куда именно они прилетят и долетят ли вообще.

Во всех трех салонах были развешаны портреты старого капитана. В переходах между ними администрация самолета каким-то образом умудрилась даже вместить памятники общенациональному пилоту. Над каждым иллюминатором можно было увидеть какое-нибудь глубокомысленное высказывание прежнего хозяина, в духе: «Пассажиры – это, конечно, хорошо, а авиабензин – еще лучше».

Вскоре после объявления официального курса самолет должен был взлететь. Но почти сразу в салон вошли таможенники и стали собирать с пассажиров деньги, объяснив это какими-то обязательными пошлинами. Собрав свой урожай, причем исключительно с пассажиров третьего класса, они поспешно ретировались. Вслед за ними появились пограничники и потребовали показать все личные вещи. Найдя в них массу «контрабанды» в виде бутербродов и сигарет, которые пассажиры захватили для себя, они также собрали кругленькую сумму. После их ухода обобранные люди в третьесортном салоне притихли, ожидая взлета. Но не тут-то было. Вслед за пограничниками появились врачи, полицейские, сотрудники службы безопасности аэропорта, начальники жэков и даже педагоги. Платить пришлось всем без исключения. К концу Aaосмотра» многие сидели без верхней одежды, так как вместо денег пришлось отдать и это. Проводящие «осмотр» после завершения сбора денег заходили в салон первого класса и сдавали всю наличность его обитателям. Те, в свою очередь, передавали большую часть денег и ценностей в кабину пилотов.

Наконец, самолет начал выруливать на взлетную полосу. Набрав скорость, он взлетел и, покачивая крыльями, устремился в небо. Люди с тревогой смотрели в иллюминаторы, в надежде установить направление полета. Когда воздушное судно уже было на приличной высоте и поднялось над облаками, вдруг один из пассажиров взволновано сказал:

- Мы летим не на Запад!

- А куда же, неужели опять в Москву? – загудел весь третий класс.

- Нет, хуже! Мы летим на Восток!

Сразу после этих слов в салоне началось невообразимое. Те, кто сидел, повскакивали со своих мест и стали пробиваться в носовую часть самолета, чтобы выяснить у капитана, куда же все-таки они летят. Толпу встретили вооруженные молодчики, охраняющие покой первосортных пассажиров, так как путь в кабину пилотов лежал через их салон. Они стали избивать толпу и пригрозили открыть по ним огонь. Люди сначала испугались, но вскоре, придя в себя, стали требовать, чтобы капитан сам вышел к ним и объяснил в чем дело и почему самолет летит в неверном направлении.

Один из пассажиров первого класса услышал шум и подозвал к себе одного из стражей порядка. Выяснив в чем дело, он отдал короткий приказ:

- Всех недовольных за борт!

Человек в форме решил получить подтверждение приказа от самого капитана и прошел к нему в кабину. Постучавшись, он вошел и с удивлением увидел, что в капитанском кресле сидит его помощник, а сам командир воздушного судна, мило улыбаясь, дремлет в другом кресле. Помощник раздраженно спросил:

- В чем дело?

- Люди недовольны. Они требуют, чтобы капитан сам вышел к ним и объявил направление полета.

- Капитан никуда не выйдет! Самолетом управляю я! Никому объяснений давать тоже никто не будет! Всех недовольных можете пристрелить или выкинуть за борт!

Страж порядка вернулся к месту конфликта и передал приказ помощника, уже капитана, своим людям. Те, недолго думая, начали избивать и выкидывать бунтующих пассажиров за борт. В узком проходе завязалась настоящая бойня. Видя, что пассажиры их одолевают, вооруженные люди открыли по ним огонь. В салоне начался пожар. Послышались крики и полилась кровь, но она не испугала, а наоборот, еще больше разъярила толпу. Буквально через несколько минут бунтующие разоружили охрану и ворвались в салоны второго, а затем и первого класса. Обезумев от накопившейся годами ярости, они крушили все на своем пути. Дойдя же до тех, кто все это время жировал за их счет, они сначала решили их убить, но в последний момент никто не согласился это сделать. Было решено раздеть их, отнять все награбленное и отправить в салон того же третьего класса. Тем временем пожар начал разъедать корпус самолета и произошла разгерметизация.

Теперь очередь была за капитаном. Толпа стала выламывать дверь в кабину пилотов, но безуспешно. Помощник забаррикадировал дверь и не собирался ее открывать. Вдруг он заметил, что справа и слева по борту от лайнера летят истребители с опознавательными знаками западных ВВС. Они сигналами требовали изменить направление полета и взять курс на Запад. Но помощник твердо уставился прямо перед собой и делал вид, что не замечает их. Он видел, что самолет стремительно теряет высоту и до удара об землю остались считанные минуты. Пытаясь хоть как-то дотянуть до знакомого Туркменбаши, помощник нажимал на все кнопки подряд, но безуспешно. Впереди появилась огромная гора, и самолет уже не мог ни повернуть, ни подняться вверх, чтобы избежать удара. А капитан все так же, мило улыбаясь, спал…

АЛИ МАМЕДХАНЛЫ

Еженедельная аналитическая газета "Бакинские ведомости", № 31, 12 ноября 2005
www.monitorjournal.com