ВЗГЛЯД

Ситуация

«АКАДЕМОТПУСК» В НЕВОЛЕ
Власти постарались сохранить лицо, выпустив Э.Салаева на свободу

Наконец-то власти, не выдержав давления возмущенной международной научной общественности, правозащитников и многочисленных обращений граждан, соизволили изменить меру пресечения одному из самых известных азербайджанских ученых, экс-президенту Национальной академии наук Азербайджана (НАНА), академику Эльдару Салаеву. Напомним, что академик был арестован 27 октября этого года по абсурдному обвинению в подготовке государственного переворота только на основании показаний бывшего министра финансов Фикрета Юсифова, который якобы передавал через Э.Салаева деньги, полученные у других обвиняемых по тому же делу - Али Инсанова и Фикрета Садыхова.

Сам факт ареста известного ученого не делает чести любому государству, нашему же, с его известной всем «независимой правоохранительной системой», тем более.

Результатом почти трехнедельного пребывания 72-летнего академика в холодной камере СИЗО МНБ площадью 5 квадратных метров стало серьезное ухудшение состояния здоровья. Этого следовало ожидать, так как всем известно, что тюремная камера далеко не курорт, к тому же отсутствие постоянного ухода и нервное напряжение, связанное с абсурдностью обвинений, которые сам Э.Салаев отмел с самого начала, также не способствовали укреплению здоровья.

Было понятно, что меру пресечения необходимо изменить, и власти решили утереть полученные плевки. Конечно, они постарались сохранить лицо и сделали это только после обращения омбудсмана Эльмиры Сулеймановой. Как только я узнал о ее обращении, понял, что вопрос уже решен, так как наш омбудсман в таких случаях вспоминает о своих прямых обязанностях только по указке властей. Но меня возмутило не это. Возмутило обращение президиума НАН Азербайджана, появившееся практически одновременно с обращением омбудсмана и подписанное ее нынешним президентом Махмудом Керимовым. У президиума академии и ее президента, видимо, позднее зажигание, и само обращение выдержано прямо в противоположном духе мнению общества, в том числе и научного.

Что же гласит сей академический труд группы лиц, по идее должных представлять самую передовую общественную мысль страны?

Оказывается, академики «с большим удивлением восприняли создание некоторыми представителями политических партий и правозащитных организаций комитета защиты прав академика Э.Салаева». Чему это господа академики удивились? Неужели тому, что в отличие от них, которые до опалы многие годы с гордостью говорили о своем личном знакомстве с академиком, нашлись люди даже лично не знакомые с Э.Салаевым, но посчитавшими необходимым высказаться в защиту академика, хотя бы потому, что словосочетание «академик за решеткой» несовместимо? Далее академики отмечают, что «в случае существования крайней необходимости научная общественность сделала бы это сама». Начнем с крайней необходимости. Что сии господа под ней подразумевают? Может быть, они имели в виду обширный инфаркт, который мог случиться в любую минуту? Или что-то еще более худшее? А вот насчет научной общественности - это они загнули. Как сообщила супруга академика, госпожа Дилара Гусейнова, за исключением 10-15 академиков, почти весь коллектив Института физики подписал обращение к президенту страны. Кстати, относят ли наши руководящие академики к научной общественности известных российских академиков Велихова, Гуляева, Яблокова, Кадышевского? Хотя скорее можно было бы задать вопрос в обратную сторону, то есть относят ли вышеуказанные российские академики президиум нашей академии к научной общественности.

Далее президиум НАНА отмечает, что Э.Салаев «в последние годы полностью изолировал себя от научной сферы и вел образ жизни, никак не совместимый с научной деятельностью». Как известно, согласно уставу академии, каждый академик ежегодно отчитывается о своей деятельности. С 2001 года, когда закрыли созданный Э.Салаевым институт, а самого ученого «отправили на пенсию», несмотря на то, что он был лишен возможности полноценно работать, академиком опубликована 21 научная статья, в том числе в 2005 году. И это не считая различных Aaдокладов на международных конференциях, симпозиумах, участие в оргкомитетах таких мероприятий. А на конференцию, проводившуюся в Баку, академика не пригласили. То есть весь мир знал о деятельности Э.Салаева, а вот родная академия не знала, а точнее просто игнорировала.

Согласно обращению, Э.Салаев «занимался деятельностью, направленной на пропаганду Расула Гулиева, который оказывал крайне отрицательное воздействие на моральный уровень ученого» и использовал тяжелое положение деятелей науки в первые годы независимости, «пытаясь с помощью нечестно нажитых денег повысить свой авторитет благотворителя». Насчет морального уровня так и просится крыловское: «чем кумушек считать трудиться, не лучше ли кума на себя оборотиться». До сегодняшнего дня никто не может обвинить Э.Салаева в аморальности, а вот авторов обращения обвинить можно. Насчет Р.Гулиева, повышавшего свой авторитет благотворителя, ничего сказать не могу. Однако если он действительно поддерживал ученых в трудные годы, это очень большой плюс. Назовите мне сегодня хоть одного олигарха, который потратил копейку на поддержку нашей науки или одного ученого.

Ну, а конец этого опуса заслуживает особого внимания. «Мягкость характера и слабоволие Эльдара Салаева в течение короткого времени превратили его в живую тень Расула Гулиева. Он помимо своей воли отошел от науки и превратился в слабовольный инструмент в руках политиканов. Результаты его деятельности заставляют сожалеть сотрудников НАНА, и сегодня привлечение Академика наук к ответственности за действия, которые могли таить опасность для интересов государства, вызывает в нас чувство стыда». Глупее и отвратительнее выразиться невозможно. Э.Салаеву можно поставить в упрек мягкость его характера, хотя бы потому, что он сам в немалой степени способствовал росту тех, кто подписал это обращение, и именно поэтому результаты его деятельности заставляют сожалеть сотрудников НАНА. Но по-другому он не мог. Каждый кто обращался к нему за поддержкой, всегда находил понимание. А вот в слабоволии обвинить Э.Салаева - это просто передергивание. Этот человек поставил с нуля институт, который вел разработки на самом передовом крае науки для нужд обороны огромной страны. Без воли это сделать просто невозможно.

И несколько слов в адрес человека, подписавшего это обращение, президента НАНА Махмуда Керимова. Кстати, в академики он был избран со второго захода, когда общее собрание НАНА под давлением властей отменило результаты выборов, проведенных в отделении естественных наук. М.Керимов стал академиком решением общего собрания под бдительным оком «серого кардинала». Очень интересная сложилась ситуация, когда филологи и историки посчитали, что они разбираются в физике лучше самих физиков и труды господина М.Керимова имеют эпохальное значение. Именно при нем были ликвидированы два института, возглавляемые, пожалуй, самыми известными нашими учеными. Напомню, это Институт фотоэлектроники – директор академик Э.Салаев, и Институт проблем глубоководных месторождений нефти и газа – директор академик

М.Аббасов. То есть в стране, находящейся в состоянии войны и занимающейся эксплуатацией глубоководных нефтегазовых месторождений, из политических соображений были ликвидированы институт оборонного значения и нефтяной. Зато Сектор радиационных исследований, куда М.Керимов был назначен директором именно Э.Салаевым, стал институтом. А что взять с президента академии? Он ведь и был назначен властями на эту должность именно для того, чтобы исполнять их волю. Вот у кого действительно нет воли, впрочем так же, как и у остальных членов президиума.

Академики, во главе с М.Керимовым, в лучших традициях 37-го года поспешили отречься от человека, который своей гражданской позицией заставлял зашевелиться остатки их совести, проданной за коврижку хлеба.

Могу сказать только одно - ваш поступок, господа академики, действительно вызывает чувство стыда.

АЛИ БАГИРОВ

Еженедельная аналитическая газета "Бакинские ведомости", № 32, 19 ноября 2005
www.monitorjournal.com