СВОБОДА СЛОВА

Эльмар

Заседание “Фонда Эльмара Гусейнова”
2 декабря прошло заседание учредителей “Фонда Эльмара Гусейнова”

Учредители приняли обращение к президенту Ильхаму Алиеву, в котором просят принять представителей фонда и обсудить ситуацию вокруг расследования убийства главного редактора журнала “Монитор”.

Некоторые учредители фонда предложили обратиться к властям с предложением увековечить имя Эльмара Гусейнова. Против этого прежде всего выступила вдова журналиста Рушана Гусейнова, после чего предложение было отклонено. Она заявила, что на протяжении 9 лет Эльмар Гусейнов боролся с нынешними властями, разоблачая их преступную сущность, и постоянно подвергался из-за этого преследованиям. В конце концов, власти, не сумев заставить его замолчать другими способами, совершили преступление. Она заявила, что Эльмар своей борьбой, принципиальностью и честностью уже увековечил память о себе. Р.Гусейнова также сказала, что перед Днем журналистики многие говорили о том, что Эльмар будет награжден орденом “Слава”. Когда же этого не произошло, с ее души свалился камень. Она заявила, что не примет никакой награды от лиц, виновных в убийстве ее мужа.

Участники заседания выразили неудовлетворенность ходом следствия и его закрытостью. По мнению Р.Гусейновой, следствие скорее имитирует расследование и не проводит реальной работы. Каждый раз следствие приглашает ее в МНБ тогда, когда ожидается ее очередное выступление, либо заседание фонда. По ее мнению, пока существуют нынешние власти, убийство так и не будет раскрыто. Потому, что она не сомневается в причастности к убийству представителей высших ее эшелонов.

Главный редактор журнала “Ганун” Шахбаз Худуоглу напомнил, что в первые месяцы после убийства со стороны МНБ шел прессинг на журналистов, которые писали на тему убийства Эльмара Гусейнова.

Главный редактор газеты “Азадлыг” Ганимат Захид сообщил, что журналистское расследование показало, что имя Тахира Хубанова, которого власти Азербайджана называют убийцей Эльмара, отсутствует в картотеке МВД Грузии. То есть он официально не существует. По его словам, в Грузии за $1500 можно стереть из базы данных МВД сведения о любом человеке и вывезти его из страны с новым паспортом. “Те, кто планировал убийство Эльмара, вошли в преступный сговор с грузинской полицией”,- сказал Захид.

“Президент Алиев не сдержал своего слова, пообещав найти и наказать преступников”, - заявил главный редактор газеты “Ени Мусават” Рауф Арифоглу.

Все участники заседания высказались за активизацию деятельности фонда. В частности, глава журналистского объединения “Ени Несил” Ариф Алиев сообщил, что на эти цели в фонд Эльмара перечислено $3000.

Глава религиозной общины “Джума” Ильгар Ибрагимоглу призвал посвятить Международный день защиты прав человека 10 декабря Эльмару Гусейнову и защите свободы слова.

В конце заседания от имени учредителей фонда и журналистов Азербайджана было принято обращение к министру национальной безопасности Эльдару Махмудову и генпрокурору Закиру Гаралову.

В обращении говорится:

Господин министр! Господин генеральный прокурор! Прошло 9 месяцев со дня зверского убийства известного журналиста, политического публициста, главного редактора журнала “Монитор” Эльмара Гусейнова. В течение этого срока вопреки ожиданиям его близких и общества в целом, так и не были найдены и наказаны убийцы и заказчики убийства. За прошедший период была проделана определенная работа - допрошены множество подозреваемых, установлены участники преступления и они объявлены в международный розыск. Однако до сих пор результатов нет, исполнители и заказчики не найдены. Мы, журналисты Азербайджана, всегда считали и остаемся при том же мнении, что убийство Эльмара Гусейнова было политическим заказным убийством и искать виновных на стороне не стоит. Но несмотря на это, мы не намерены своими версиями оказывать влияние на следствие и направлять его в определенную сторону. Нас журналистов, коллег и друзей Эльмара Гусейнова, беспокоит другое. Ход следствия, можно считать, держится в полной тайне, обществу, даже близким членам семьи не дается никакой информации. Это вызывает в нас и близких членах его семьи серьезную обеспокоенность. Мы надеемся, что вы поймете нашу обеспокоенность и дадите поручение ответственным представителям следствия, периодически информировать хотя бы близких и друзей покойного.
 
Рушана Гусейнова
Шахбаз Худуоглу
Ильгар Ибрагимоглу
Азер Хасрат
Рауф Арифоглу
Шакир Халилоглу
Ганимат Захид
Хугуг Салманов
Мушфиг Алескерли
Аловсат Алиев
Закир Рзаев
Ибрагим Баяндурлу
Аннаги Гаджибейли
Анар Гасанлы
Интигам Алиев
Сахават Гамидли
Шахин Агабейли
Фарах Сабиргызы
Эюб Керимов
Ядигяр Мамедли
Ариф Алиев
Мехман Алиев

Эльмар

ЧЕЛОВЕК ОГРОМНОЙ ДУШИ

Впервые я встретился с Эльмаром Гусейновым в 1996 году. Знакомство состоялось в кабинете главного редактора газеты “Зеркало” Рауфа Талышинского. Хорошо помню, что когда последний решил чуть подробнее рассказать обо мне, Эльмар остановил его и сказал, что знает обо мне по публикациям в газетах. Втроем мы беседовали около 10-15 минут, потом Эльмар ушел. После его ухода Р.Талышинский отозвался о нем очень хорошо, отметив его публицистические способности и сообщив, что Эльмар Гусейнов решил открыть новое издание и работает над этим проектом. Это потом я узнал, что речь шла о первом русскоязычном общественно-политическом журнале “Монитор”, который Эльмар учредил в том же 1996 году.

С 1997 года наши теплые товарищеские отношения переросли в дружеские. Причиной тому стало следующее. Как-то Эльмар спросил меня: “Это правда, что вы в присутствии президента назвали министра обороны государственным преступником?”. Я подтвердил это. Он попросил меня рассказать подробно об этом случае. Выслушав меня, Эльмар тут же предложил опубликовать статью в “Мониторе”, объяснив, что это вызовет читательский интерес, и общественность яснее поймет разыгрывавшийся между мной и министром обороны конфликт. Даже не раздумывая, я ответил, что этого сделать нельзя, только потому, что я профессиональный военный. Эльмар искренне удивился и попросил объясниться. Дело в том, что эта фраза о министре была произнесена на закрытом заседании Совета обороны, и как военный человек я не имел права обнародовать вопросы, обсуждавшиеся на этом заседании. “Но ведь я то об этом знаю, значит утечка секретности уже произошла и вас не должна мучить совесть”, - парировал Эльмар. Я ответил коротко: “Меня мучить будет”. И тогда Эльмар произнес фразу, которая была самой высокой оценкой: “А знаете, Джан-Мирза, с вами я бы пошел в разведку”. С того времени мы договорились перейти на “ты”, но до последних дней так и не сумели окончательно узаконить это панибратство: то он, то я неизменно переходили в общении на “вы”, потом обратно тыкали друг другу. Это была искренняя дружба двух непохожих внешне, но созвучных внутренним миром людей, пусть неодинаково, но все же аналогично воспринимающих происходящие процессы и двуединых во мнении о необходимости борьбы со злом без оглядки, даже если это чревато последствиями вплоть до опасности для жизни.

Друг познается в беде. Это сказано об Эльмаре Гусейнове: в самые тяжелые для меня дни он считал своей обязанностью силой своего пера и таланта довести до общественности правду о преследованиях и гонениях на меня, и это вселяло надежду, что зло когда-нибудь будет остановлено. Я подсчитал, что только с момента моей судебной тяжбы с министром обороны Сафаром Абиевым (лето 1998 года) в “Мониторе”, “Бакинском бульваре”, “Бакинских ведомостях” Эльмаром было опубликовано 54 (!) статьи, репортажа, заметки, проливающих свет на историю, хронологию и суть противостояния.

Даже когда меня упрятали за решетку, а Эльмар после неимоверных усилий в апреле 2002 года вновь возобновил выпуск “Монитора”, то в первом же номере он разместил статью обо мне, озаглавив ее “Цена офицерской чести”. Я не знал (но надо было быть уверенным), что Эльмар на этом не остановится: в Интернете открылся сайт, где была помещена данная статья, и моя история благодаря этому стала известна по всему миру. Я узнал о сайте, уже выйдя на свободу, и удивился, как много отзывов и откликов было на нем. Более того, находясь в Нидерландах, я поинтересовался - откуда они черпали информацию, когда приняли решение предоставить убежище моей семье, подвергшейся жесточайшему прессингу после моего ареста. И первое, что мне показали - статья “Монитора” в Интернете, переведенная на английский и фламандский языки.

Кстати, за границей я продолжал отслеживать отечественные СМИ по Интернету и обнаружил, что электронный вариант “Монитора” - платный. Не желая раскрывать себя, я решил заплатить за возможность чтения журнала и поэтому попросил реквизиты, куда необходимо перечислить деньги - просто хотелось внести свою лепту в материальную поддержку издания. Но я не учел чуткости и внимательности Эльмара. Дело в том, что мой e-mail - краснофлотец - не остался без внимания главного редактора и он отправил электронный текст такого содержания: “Назовите свое имя - оно и будет паролем доступа к чтению журнала. Я знаю только одного краснофлотца, кого нелегкая могла занести в Нидерланды”. Когда я набрал свое имя, страница открылась, и я получил возможность бесплатного чтения “Монитора”.

Перед отъездом за границу я позвонил Эльмару и сообщил ему о причинах, побудивших меня выехать из страны. Только недавно я узнал от Рушаны (вдовы Эльмара Гусейнова), как он отреагировал на это известие. Эльмар положил трубку и с грустью сообщил: “Джан-Мирза уезжает”. Потом добавил: “Он там не выдержит, все равно вернется”. Эльмар опять оказался прав. Поэтому тем, кто задает мне вопрос, почему я вернулся из благополучной страны обратно, наряду с другими причинами, непременно отвечаю, что есть еще долг перед памятью Эльмара Гусейнова.

Хорошо помню, что когда я вышел на свободу в мае 2004-го, вполне естественно, я пришел в редакцию “Монитора”, чтобы выразить признательность Эльмару и его коллегам за последовательность в деле защиты моих прав. Это был коллектив единомышленников, команда, капитаном и цементирующим ядром которой был Эльмар. И не потому, что он был главным редактором. Его природное обаяние, талант, неподдельное внимание и отзывчивость были настолько привлекательны, что лидерство воспринималось органично и естественно. Бэла Закирова и Эйнулла Фатуллаев тогда тоже были членами его команды, сейчас они являются учредителями и руководителями собственных проектов и изданий. Я искренне желаю им, а также Рушане - главному редактору “Бакинских ведомостей” - творческих успехов и продолжения традиций, заложенных Эльмаром: бескомпромиссности, корректности и глубины анализа происходящих событий, смелости и решительности при публикации самых острых и злободневных проблем общества.

Во время той памятной встречи Эльмар поинтересовался моими дальнейшими планами. Когда я рассказал, он немногословно заметил: “Я и не сомневался. Иначе ты бы не был Джан-Мирзой”. У Эльмара были свои источники информации. Он поведал о том, что в комиссии по помилованию неоднократно поднимался вопрос обо мне и самым “ярым защитником” продолжения моего заточения был Сафар Абиев. Именно тогда Эльмар произнес фразу, которая вызвала громкий смех в редакции: “Джан-Мирза, ты не просто кость в горле Сафара Абиева, ты его кошмарный сон”. Позже, когда я подал исковое заявление о возбуждении уголовного дела в отношении министра обороны, Эльмар иронично заметил: “Теперь и бытие его - как продолжение сна”.

Я благодарен судьбе, что она свела меня с Человеком огромной души, всегда готовым прийти на помощь в трудную минуту, искренне сопереживающим, понимающим и осознающим необходимость борьбы со злом, словами и делом поддерживающим меня и участвующим в решении проблем. Это о нем: “Безумству храбрых поем мы песню...”

Весть о вероломном убийстве Эльмара Гусейнова застала меня в Нидерландах. Первым сообщил об этом по телефону мой соратник в борьбе с министром обороны Алекпер Мамедов, потом эту информацию подтвердили наши соотечественники, проживающие за рубежом, и все СМИ. Как и все знающие Эльмара, я не только был потрясен этим событием, но и почувствовал себя чуть ли не предателем - почему меня не было рядом с ним, почему никто не сумел защитить совесть нашей интеллигенции?

Нашлись доброхоты, которые советовали мне не возвращаться обратно, а преспокойно наслаждаться жизнью за рубежом: мол, видишь, что происходит с теми, кто ищет правду. Я не осуждаю их и отдаю должное прагматизму советующих, но они не знали, насколько мы были близки с Эльмаром, что нас объединяло, о чем думали и мечтали мы, с чем связывали свои надежды на будущее... Я и сейчас чувствую незримую поддержку Эльмара в своей деятельности, цель которой - здоровая, мобильная, технически оснащенная, дееспособная армия, потому что мощь вооруженных сил - это не только гарант территориальной целостности страны, но и необходимое подспорье в мирном урегулировании карабахского вопроса.

Я намеренно не писал о творческой стороне жизни Эльмара, его журналистском таланте, публицистическом даровании, мне хотелось поведать вам, дорогие читатели, о присущих ему человеческих качествах и о том, какую роль он сыграл в моей жизни.

Светлая ему память!
Аллах рэхмэт элясин.

Джан-Мирза Мирзоев

Еженедельная аналитическая газета "Бакинские ведомости", № 34, 03 декабря 2005

www.monitorjournal.com