РЕЖИМ

Отторжение

НИЧТО НЕ ВЕЧНО ПОД ЛУНОЙ
Репортаж с могилы Гейдара Алиева

У великого Экклезиаста есть стихи: «Знаком Памяти отмечен - словно уголья в горсти. Под луной ничто не вечно, кроме вечного Пути». Действительно, ничто не вечно под луной. Некогда немыслимая без Гейдара Алиева жизнь рядовых азербайджанцев преспокойно течет по реке времени. И с каждым годом образ диктатора, вся жизнь которого была посвящена только борьбе за власть, все больше стирается из памяти наших граждан. Редеет толпа на подступах к его могиле, все труднее становится апологетам гейдаризма сохранять миф о непогрешимости своего гуру.

Панургово стадо минувший понедельник, 12 декабря, было заметно, как рушится миф о вечности в памяти азербайджанцев образа Гейдара Алиева. Да, люди шли на его могилу. Но как шли?!  Если вычесть из числа пришедших в Аллею почетного захоронения солдат, полицейских, служащих бюджетных организаций, согнанных туда по разнарядке, то приходилось констатировать, что число пришедших туда по зову сердца было в десятки раз меньше, чем два года назад. Почему это произошло? Наиболее четкий ответ мне на этот вопрос дал один из бывших чиновников, человек, близко знавший Гейдара Алиева. «Люди не идут на его могилу потому, что не ощущают гордости за страну, которую им в наследство оставил покойный», сказал мне этот убеленный сединами человек. И это была правда.  В романе "Гаргантюа и Пантагрюэль" великого французского сатирика Франсуа Рабле некто Панург плыл на одном корабле с купцом Дендено. Последний ужасно изводил Панурга. Но тот нашел способ отомстить. Из уймы баранов, которых Дендено вез на корабле, Панург купил одного и столкнул его за борт. Тотчас за своим вожаком ринулось в море и все стадо. Недаром Рабле назвал своего героя Панургом: по-гречески это означает "мастак на все руки", "на все способный человек".

Панурговым стадом, с легкой руки весельчака Рабле, называют толпу, готовую слепо следовать за своим вожаком, хотя бы тот вел ее на верную гибель. Долгое время азербайджанский народ слепо шел за своим вожаком, несмотря на то, что тот вел его к гибели. Симптомами будущей гибели народа являются полное понимание отсутствия будущего у страны, в которой благополучно забыта идея возвращения отнятых врагом родных земель, в которой коррупция и фальсификации на выборах стали национальной традицией, подавление инакомыслия силой – обыденным явлением, а клановая принадлежность – непременным атрибутом карьерного роста.  Но если при «патриархе» характер этой общенациональной болезни был искусно завуалирован талантами покойного, то при его сыне – все тайное стало явным. Последним  штрихом к портрету режима, заложенного Гейдаром Алиевым, были события 26 ноября. Именно в тот день наш народ увидел причину собственного заболевания. И от того, хватит  ли у него сил вылечиться – зависит будущее Азербайджана как государства.

Иссяк поток

Процесс выздоравливания уже идет. Медленно, но верно. Правда, адепты власти, пребывающие в эйфории от победы на выборах над собственным народом, не замечают перемен. Один из них, с гордостью глядя на пришедших к могиле «патриарха», убеждал меня, что народ еще любит отца нашего нынешнего президента. В качестве доказательства народной любви он широким жестом обводил рукой толпу. Но не исключено, что многие пришли просто поглазеть на тех, кого они видят только по телевизору – на министров и депутатов. И данная категория – не подвела. Вот к могиле «патриарха» подошла группа депутатов, среди коих был замечен ныне безмандатный

Хафиз Гаджиев, более известный как «Балыг Хафиз». А вот и победитель в борьбе с Фархадом Алиевым, «главный таможенник страны» Кямаледдин Гейдаров пожаловал. Он в очередной раз отдал честь «патриарху». Замечен был и одетый в гражданское министр внутренних дел Рамиль Усубов. ЄAa Естественно, что Ильхам Алиев и члены его семьи также прибыли в Аллею почетного захоронения и посетили могилу Гейдара Алиева. Президент

возложил венок к могиле, а председатель Управления мусульман Кавказа шейх уль-ислам хаджи Аллахшукюр Пашазаде прочитал молитву за упокой души Г.Алиева. Но не было на этой могиле глав иностранных государств. Хотя помнится, что два года назад для прощания с Гейдаром Алиевым  прибыли государственные делегации из многих стран мира, в том числе президенты России Владимир Путин, Турции Ахмет Недждет Сезер, Казахстана Нурсултан Назарбаев, Украины Леонид Кучма, Молдовы Владимир Воронин, и.о. президента Грузии Нино Бурджанадзе, первый вице-президент Ирана Риза Арифи, премьер-министр Турции Реджеп Тайип Эрдоган, экс-президент Грузии Эдуард Шеварднадзе, мэр Москвы Юрий Лужков, лидер Аджарии Аслан Абашидзе, председатель Госсовета Дагестана Магомед Магомедов.  На это раз никого из них не было. Не было и никого из наших оппозиционеров. Хотя два года назад председатель партии ПНФА(реформаторы) Али Керимли, отдавая дань уважения мусульманским и общечеловеческим традициям, выразил соболезнование в связи с кончиной Г.Алиева и заявил, что будет участвовать в церемонии похорон. Но нынешняя власть ни во что не ставит и такое проявление человечности. Она развернула против Али Керимли настоящую войну. Сначала это были оскорбления, а недавно произошло и насилие. Это произошло в тот самый осенний день 26 ноября.

Еще девятилетним мальчуганом Ганнибал Барка, впоследствии выдающийся полководец, неутомимый и свирепый враг Древнего Рима, поклялся своему отцу, карфагенскому правителю Гамилькару, вечно бороться с Римом, угрожавшим Карфагену. Не исключено, что, как и Али Керимли, после 26 ноября клятву вечно бороться с режимом Алиевых дали себе многие в нашей стране.

Дамоклов меч

Самое интересное, что в центре города в тот день не было никаких признаков общенационального траура. Народ преспокойно пил и закусывал. Единственное отличие от обычных дней в ресторанах столицы заключалось в отсутствии музыки. Но и к этому многие относились с иронией. К примеру, пришедший в джаз-клуб «Ностальжи» работающий там Джаван Зейналлы в шутливой форме сообщал посетителям, что музыки не будет, потому что «сегодня умиммили». Он был весел, делился с посетителями воспоминаниями и рассуждениями о сегодняшнем дне эстрады.  Многие в этот день были веселы. Но, похоже, Ильхаму Алиеву было не до смеха. В его глазах в тот день была видна грусть. Такая же, как у сиракузского тирана (так в Греции именовали неограниченных владык) Дионисия, вельможей у которого был  Дамокл. Последний завидовал своему властителю и не скрывал этого. Однажды тиран, любивший Дамокла, во время пира приказал слугам возвести своего любимца на трон и оказывать ему царские почести. Дамокл готов был прыгать от восторга, но вот он поднял глаза вверх и замер: прямо над его головой, подвешенный на тонком конском волосе, острием вниз висел тяжелый меч. "Вот, Дамокл, - сказал тиран, - ты считаешь мое положение завидным, а видишь: спокоен ли я на моем троне?". Да, Ильхам Алиев также не спокоен на своем троне. Он прекрасно знает, сколь плачевна судьба тиранов и сколь преходяща народная любовь. Ярким примером этого, безусловно, можно считать вынос из мавзолея тела Сталина в ночь с 31 октября на 1 ноября 1961 года. Оцепили Красную площадь под предлогом репетиции военного парада в честь очередной годовщины Великого Октября и опустили прах бывшего семинариста в могилу. И во всем могучем Союзе решительно протестующих в достаточном количестве не набралось. Потому, что прав был Экклизиаст, когда писал: «Все баллады, песни, речи станут прахом и золой: под луной ничто не вечно, кроме Вечности самой».

ШАХИН ИМАНОВ

Еженедельная аналитическая газета "Бакинские ведомости", № 36, 17 декабря 2005

www.monitorjournal.com