ФЕМИДА

Ликбез

ЕВРОПА НАМ ПОМОЖЕТ?
Около 30 оппозиционеров обратятся в Европейский суд по правам человека

Несмотря на то, что наша страна с 15 апреля 2002 года представлена в Совете Европы, не могу припомнить, чтобы хотя бы один гражданин Азербайджана обратился в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) СЕ и получил положительный ответ. И это при том, что за год в эту организацию идет не одна сотня обращений. Европейский суд стал еще более актуальным для граждан АР после тотальной фальсификации итогов последних выборов. Чтобы разобраться в сложившейся ситуации, мы поговорили с несколькими жалобщиками и юристами в этой области - Интигамом Алиевым (Общество правового образования) и Сахибом Мамедовым (Лига защиты прав труда).

Прецедент или логика?

Обращающиеся в ЕСПЧ должны помнить, что предварительно необходимо пройти все инстанции в Азербайджане и получить письменные ответы. Если многие считают последней инстанцией Конституционный суд, для Европейского суда это не так важно. В то же время обязательно требуются кассационные решения Апелляционного и Верховного судов страны. ЕСПЧ построен на англо-саксонской системе и здесь часто принимаются прецедентные решения. Так, например, Европейский суд, после обращения туда вдовы украинского журналиста Г.Гонгадзе, не потребовав прохождения всех инстанций в Украине, вынес положительное решение.

В ЕСПЧ, который находится в Страсбурге, за год поступает более 100000 обращений, а штатная численность его персонала не превышает 500 человек. Поэтому при рассмотрении дел возможен субъективный подход. Выяснилось, что обращающиеся вместо того, чтобы выделить в обращении принципиальные и психологические моменты, больше предпочтения отдают событиям, происшедшим в судах Азербайджана. В результате чиновник в Европе, физически не воспринявший изложенное и посчитав его неприемлемым, возвращает обращение обратно. Другие дела получают отрицательный ответ по причине неграмотного составления документов или неправильного перевода. А ведь язык обращения имеет огромное значение. Правда, граждане стран-членов СЕ имеют право послать обращение на родном языке, однако будет лучше, если оно предварительно будет профессионально переведено на английский или французский языки. Примечателен тот факт, что если в ЕСПЧ 3-4 переводчика с армянского или грузинского языков, то с азербайджанского - всего один.

Малые гранты, но большой субъективизм

Для полноты картины приведем один пример рассмотрения дел в Европейском суде. Известно, что посольство США в Азербайджане два раза в год объявляет о проектах малых грантов. В эти моменты здесь бывает такое столпотворение, что, по словам самих американцев, «с сухими дровами сгорают и сырые», то есть в конечном итоге грант получает не умный, но не совсем опрятно составленный проект, а постоянный «опрятный грантоед». Умные проекты получают отвод из-за несоответствия стандартам. Примерно такая же картина и в ЕСПЧ. Поэтому при обращении туда следует придерживаться хотя бы нижеследующих принципов:

1. Судебные формы, анкеты и материалы отправляются только после профессионального перевода.

2.
Все материалы с доказательствами и аргументами невиновности, приложенные к делу, абсолютно не могут быть доводом для принятия положительного решения.

Например, известно, что перед выборами 6 ноября буквально в короткий срок регистрация 30 перспективных кандидатов была ликвидирована для расчистки пути проправительственным кандидатам. Допустим, что часть этих кандидатов прошла все инстанции в Азербайджане и представила материалы в ЕСПЧ. У европейского судьи не будет возможности, да и желания читать пространные объяснения того, что пришлось пережить кандидату в судебных коридорах. Например, лучше не объяснять, что он отнюдь не давал пяти лжесвидетелям по 30 тыс. манатов за избирательный голос, а трое из этих свидетелей на самом деле приходятся друг другу близкими родственниками, то есть просто привести всего один убедительный довод (как это было с кандидатом Османом Гюндузом, 109-й Балакенский округ). Нельзя забывать, что европейского чиновника больше интересует прецедент, а не логика.

3. перед отправкой в Страсбург желательно показать специалистам в этой области.

Это важно для того, чтобы привести материалы в соответствие с предыдущим прецедентом. ЕСПЧ рассматривает дела в два этапа. Все эксперты считают, что главным этапом является приемлемость материала. Интересно то, что на сегодняшний день из АР первый этап прошли только 3-4 дела, например Фахмина Гаджиева.

4. Заявители, стесненные материально, в любом случае могут подготовить материалы на родном языке и отправить их. Формы и анкеты можно найти на сайтах http://www.echr.coe.int (на русском языке), http://www.ehr-az.org (на азербайджанском языке).

5.
Не теряйте время, обращаясь в Бакинский офис ЕС.

Сколько дел оппозиционеров будет в ЕСПЧ?

Как известно, около 30 кандидатов от блоков «Азадлыг» и «YeS» (Иса Гамбар, Эльдар Намазов, Расул Гулиев, Сардар Джалалоглу и даже Али Керимли, у которого ликвидировано не кандидатство, а депутатство) или уже завершили подготовку документов, или передали их экспертам. Председатель «Азадлыг» Панах Гусейн, подтвердив это, отметил, что некоторые заявления находятся уже в Страсбурге. Эльдар Намазов в беседе с нами отметил, что это его второе обращение в ЕСПЧ (и на прошлых президентских выборах его кандидатура была отклонена) и он намерен идти до конца.

Победа за нами!

РАФИК МАМЕДЛИ, mammadli@mail.com

Историческая справка
Европейская конвенция о защите прав человека 1950 г.

1. Конвенция о защите прав человека и основных свобод была разработана Советом Европы. Она была открыта для подписания в Риме 4 ноября 1950 г. и вступила в силу в сентябре 1953 г. Опираясь на положения Всеобщей декларации прав человека 1948 г., авторы конвенции стремились достичь целей Совета Европы путем защиты и развития прав человека и основных свобод. Конвенция стала первым шагом на пути коллективного осуществления некоторых прав, закрепленных во Всеобщей декларации.
2. Конвенция не только провозгласила некоторые гражданские и политические права и свободы, но также создала механизм обеспечения соблюдения обязательств, принятых на себя государствами-участниками конвенции. Контроль за соблюдением обязательств был возложен на три органа: Европейскую комиссию по правам человека, Европейский суд по правам человека и Комитет министров (КМ) Совета Европы, состоящий из министров иностранных дел государств-участников или их представителей.
3. Согласно первоначальному тексту конвенции, жалобы против государств-участников могли подаваться другими государствами-участниками либо индивидуальными заявителями. Однако право на подачу индивидуальной жалобы носило факультативный характер и применялось только к государствам, признавшим его (впоследствии, со вступлением в силу Протокола №11, это право стало обязательным – см. пункт 6).
Сначала заявления предварительно рассматривались комиссией, которая решала вопрос об их приемлемости. После объявления жалобы приемлемой комиссия обращалась к сторонам с предложением урегулировать спор дружественным путем. В случае неудачи комиссия готовила доклад, в котором излагались фактические обстоятельства дела и выражалось юридическое мнение по существу спора. Доклад направлялся в КМ.
4. Если дело касалось государства-ответчика, признавшего обязательную юрисдикцию суда, комиссия и соответствующее государство в течение 3 месяцев с момента направления доклада КМ могли передать заявление на рассмотрение суда для принятия окончательного, имеющего обязательную силу решения. Частные лица не обладали правом передачи дела в суд. Если дело не было передано в суд, КМ решал, имело ли место нарушение прав, гарантируемых конвенцией, и в случае положительного решения присуждал жертве нарушения «справедливую компенсацию». КМ также отвечал за обеспечение исполнения принятых судом постановлений.

Еженедельная аналитическая газета "Бакинские ведомости", № 37, 24 декабря 2005

www.monitorjournal.com